ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По ее телу пробежала дрожь, передавшаяся мне через Джейсона.

Он уложил ее на палубу — очень осторожно, чтобы не повредить трубки, торчавшие из ее шеи, точно обломки стрел. Я удивленно взглянула на него. Морган быстро снял с пояса Гвидо один из многочисленных пистолетов. Каресианин бросил на распростертую на полу женщину выразительный взгляд.

— Что вы делаете? — спросила я, отказываясь верить своим глазам. — Ее нужно отнести обратно в постель…

Гистрис подняла на меня глаза, и ее лицо искривилось в попытке улыбнуться.

— Капитан знает, что мне нужно, малышка. — Ее голос стал еле слышным, потом чуть окреп. — Можете не оставлять никаких частей, капитан. У меня нет родственников, предъявлять претензии некому. Только не позволяйте больше этому мозгокопателю Йихтору снова влезть в мою голову… пожалуйста, прошу вас…

В ее мольбе прозвучал такой ужас, что я содрогнулась, и в тот же миг Джейсон, кивнув, спустил курок.

ГЛАВА 18

Я поняла, что Морган вернулся, еще до того, как услышала за своей дверью их с Гвидо приглушенные голоса. В моем горе ощущение почти всеобъемлющего понимания, того, что у тебя словно открывается какой-то дополнительный глаз, было столь отчетливым, что я просто безропотно смирилась с этим знанием. На мне был надет костюм мертвой Гистрис, и я сидела в ее кресле.

Джейсон перешагнул через порог и застыл на месте.

— Сийра…

— Почему тебе пришлось ее убить?

Он провел рукой по лицу, серому от усталости. Я встала, держась за стол.

— Скажи, — настаивала я. — Скажи мне, что случилось с Гистрис. Я не понимаю. Но должна понять!

Морган подтянул к себе кресло и тяжело опустился в него. Выглядел он в точности так, как я себя чувствовала.

— Что ты уловила?

Мне не хотелось вспоминать.

— Кого-то другого. Значит, Гистрис была не виновата!

— Нет, не виновата. — Его губы искривились в горькой ухмылке. — Это я виноват. — Его глаза жгли меня, исполненные почти такой же муки, что и у Гистрис. — Эта женщина знала. Он уже использовал ее как портал. Рано или поздно Йихтор снова проник бы в нее. Даже с твоей помощью мне с трудом удалось вышвырнуть его прочь. Я не мог удержать его. Не мог защитить ее.

— Йихтор…

Стоило мне произнести это имя вслух, как перед глазами у меня встала Гистрис — боль в ее глазах и умиротворенная улыбка в тот миг, когда Морган выстрелил. Сама не знаю, как и когда я обнаружила, что прижимаю его голову к груди. В глазах у нас обоих стояли слезы.

Морган медленно опустил крепко сжатый кулак на раскуроченную панель.

— Я проверил тех двоих в трюме. Один — с Гота, а второй — наполовину тидайканин, и ни один не восприимчив к ментальному вторжению. Но Гвидо все равно укрепил запоры.

Мне было невыносимо находиться в рубке. Кровь отмыли, но боль, плескавшаяся в глазах Гистрис, никуда не исчезла. Я принялась шагать взад-вперед — все больше толку, чем жалобно подвывать от чувства безысходности.

— И что теперь? Ты сможешь это починить?

Каресианин погрузил коготь в еще не застывший ручеек расплавленного пластика.

— Вижу, чувство юмора тебе не изменило, — пророкотал он.

— Йихтор обо всем позаботился. Мы куда-то направляемся, — сказал Морган. — Курс «Торквада» задан, а двигатели работают на предельной мощности. Мы не можем свернуть с курса.

Я подошла к пульту, медленно передвигая ноги, и взглянула на застывший металл.

— Мы летим к Экренему. «Торквад» собирается доставить меня к Йихтору. — Я обернулась к Джейсону. — Теперь Йихтор вползет в мое сознание? Или он уже там? Скрывается в моих снах, читает мои мысли, управляет моими действиями? — Я почти кричала, и по ставшей рубке заметалось смятенное эхо. Морган хотел было что-то сказать, но я покачала головой. — Не думай, что у меня истерика. — Это заявление показалось неубедительным даже мне самой, но лицо Джейсона чуть расслабилось.

— Я почувствую, если он попытается подступиться к тебе. — Морган, похоже, понял, что его слова ничуть меня, не успокоили. — Ты сказала, что тебе знакомо его имя. Что ты еще помнишь?

Я попыталась взять себя в руки и ответить спокойно, тем более что в глазах Гвидо собиралась грозовая туча, явно нацеленная на меня. Я видела: он-то не разделяет уверенности Моргана, что я вот-вот не превращусь в действующую по чужой указке марионетку.

— Имя Йихтора показалось мне знакомым, когда Гистрис произнесла его, еще до того, как мы взлетели с Плексис, вот и все. Нет, погодите, — мелькнула вдруг у меня случайная мысль. — Когда она назвала это имя, я увидела лицо, его лицо. Он был в страшной ярости. Надеюсь, я никогда больше не увижу это лицо, — добавила я медленно.

— По-моему, с нее на сегодня хватит, брат, — вмешался каресианин, и прозвучавшая в его голосе жалость заставила меня вспыхнуть. — Если все-таки непременно нужно продолжать, давайте пойдем туда, где можно сесть и выпить. Здесь мы больше не нужны. — Он красноречиво щелкнул клешнями в сторону искореженной панели.

— Иди вперед, мы через минуту к тебе присоединимся, — с отсутствующим видом согласился Джейсон. Как только Гвидо вышел, в рубке сразу же показалось гораздо просторнее. Я ощутила на себе задумчивый взгляд Моргана.

— Я больше ничего не знаю, — сказала я ему после неловкой паузы, решив, что этот вопрос он задаст следующим.

— Мне известно чуть побольше.

Почувствовав его нежелание продолжать, я нетерпеливо шагнула к нему.

— Расскажи!

— В основном всякие слухи. Россказни о могущественном изгнаннике из Клана, который продает свои способности любому, кто хорошо платит. База на Экренеме вполне их подтверждает. В том секторе космоса полно пиратов и изгоев.

— И ему нужна я… — Время точно остановилось. Сострадательное, но неумолимое лицо Джейсона поплыло у меня перед глазами. Снова Клан. — Зачем? Что Сийра Морган значит для Йихтора, для Барэка, для всех этих клановцев?

— Они охотятся за Сийрой ди Сарк, — напомнил он. Я ничего не ответила. Имя было чужим, но странно знакомым. Мне оно не нравилось. Морган мягко продолжил:

— Ты в родстве с богатым и известным политиком. Для Роракка это что-то да значило. Насчет Йихтора, правда, сказать ничего не могу.

— Джаред — мой отец. — Я заколебалась. Джейсон заслуживал того, чтобы узнать больше. — Это он привез меня на Ауорд.

— Я знаю.

Я взглянула на Моргана, и мысль о том, что события моей жизни хранятся за этими синими глазами, показалась мне странно утешительной. Как будто он всё это время был со мной рядом, делил со мной мое прошлое, а не просто помнил его.

— Почему он бросил меня? — задала я вслух мучивший меня вопрос.

— Может быть, во время нападения его ранили. — Он замолчал. — Или, такое тоже возможно, даже убили. Мы знаем только то, что рассказал Барэк.

Я воскресила в памяти ту ночь на Ауорде — взрывы, побуждения, страх. Отцовского лица в воспоминаниях не возникало.

— Во время нападения его рядом со мной не было, — заключила я. — Но как он мог меня бросить, если что-то было не так?

«Со мной», — добавила я про себя.

Джейсон устало вздохнул и взъерошил пятерней волосы.

— Сийра, твой отец создал в скоплении Камос коммерческую и политическую империю и при этом ухитрился каким-то образом скрыть от общественности факт твоего существования, так что Роракк не смог ничего раскопать. Чтобы столь успешно прятать тебя, нужны были немалые деньги и решимость. Поэтому ты жила в той тюрьме, которую помнишь.

— Почему?

Он сжал губы.

— Почему? Потому, что люди обычно скрывают от всех или заключают в тюрьму то, что хотят защитить. Или то, чего боятся.

Клановец на Плексис сам испугался меня…

— Нет, со мной дело было в чем-то другом, — произнесла я осторожно, опускаясь на ту самую скамью, где меня держали в ожидании следующего хода Роракка. — Сийра ди Сарк, лишенная памяти, вместе с дождем утекла в сточную трубу на Ауорде.. Почему они до сих пор не оставят ее в покое?

57
{"b":"6113","o":1}