ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я застыла в нерешительности, потом отбросила ложную гордость и опустила все барьеры. Прозвучало, произнесенное шепотом, мое имя. Меня окутала ободряющая теплота. А потом я погрузилась в глубокий сон.

— Сийра. Проснись, Сийра.

Я могла проигнорировать этот ласковый призыв, но только не руку, с отвратительной настойчивостью трясшую меня за плечо, как будто она собиралась его оторвать. Я пробурчала в адрес этой руки что-то нелицеприятное и лениво открыла глаза. Джейсон. Он ухмыльнулся и принялся расстегивать ремни.

— Добро пожаловать на Экренем, соня. Хотя должен признаться, что ты не слишком много пропустила.

Он помог мне выбраться из мешка. Я с трудом держалась на ногах, а наши аккуратно сложенные вещи болтались где-то наверху. Морган начал по одному откреплять зажимы двери.

— Мы же перевернулись вверх тормашками! — заметила я наконец. — И часто такое случается?

— А кто его знает, — буркнул через плечо Джейсон. Мышцы под материалом его комбинезона бугрились и перекатывались — он пытался справиться с упрямой дверью. — Мне еще ни разу не приходилось пользоваться аварийными капсулами. Передай мне вон ту штуковину, пожалуйста.

— А Гвидо приземлился благополучно?

Я передала Моргану инструмент, на который он показал, и попыталась не мешать ему, что в тесной капсуле оказалось задачей довольно сложной.

— Не знаю. Ф-фух, — удовлетворенно выдохнул он, одержав наконец верх над дверцей. — Вообще-то он должен бы уже выбраться из своей капсулы. — Голос Джейсона стал глуше — его голова и плечи скрылись в люке.

Послышалась какая-то возня, и он выбрался наружу целиком.

«Оставайся внутри».

Этот мысленный приказ заставил меня нахмуриться. Ну, если я выгляну наружу одним глазком, большой беды не будет. По всей окружности двери шли очень удобные ручки. Я подтянулась и высунула голову.

— Вылезай уж. — Морган протянул руку и одним ловким движением вытащил меня из люка. Крошечная капсула наполовину зарылась в мягкую землю, а в зеленой лиственной подстилке темнел рваный шрам от удара нашей капсулы о землю — мы едва разминулись с массивным деревом.

Деревом ли? Оно скорее напоминало гору. Ствол образовывали гигантские колонны, искривлявшиеся и смыкавшиеся друг с другом далеко наверху. Неба сквозь плотную крону было не видно, хотя свет все-таки просачивался через нее. Вокруг рябил мягкий лесной ковер. Я медленно обернулась, впитывая в себя эту чудесную картину, и загляделась на нежные цветочные бутоны, которые свисали с каждой ветви. Другие гигантские деревья толстыми колоннами уходили ввысь, раскидывая широкий зеленый шатер над заглушающим шаги мшистым дерном. Воздух был теплым, напоенным влажным запахом земли и неподвижным.

Я сделала нерешительный шаг. Почва восхитительно пружинила под ногами, коричнево-зеленая от опавших листьев и мха.

— Как красиво! — воскликнула я.

— Никаких следов другой капсулы. — Джейсон забрался на наш маленький челнок. — Хотя, конечно, Гвидо вполне может быть где-нибудь у нас под носом. Здесь ничего не стоит не заметить друг друга.

— А нельзя как-нибудь с ним связаться?

Морган ответил не сразу. Он вытащил из земли пушистую пружинку мха и принялся накручивать ее на палец.

— Телепаты гуманоидных видов не могут читать мысли каресиан. По крайней мере, так мне говорили.

Я вопросительно взглянула на него.

— Похоже, ты не очень-то был в этом уверен. Почему? Ты уже пробовал раньше мысленно связываться с Гвидо?

Джейсон покачал головой.

— Такие вещи делать не пробуют — разве что тебя об этом попросят. Ну или в самых крайних случаях. У нас раньше никогда не возникало такой необходимости. Но мы с Гвидо очень близки и считаем друг друга назваными братьями. — Он пожал плечами. — Иногда мне казалось, будто я чувствую его присутствие. Если бы эта жестянка не была такой автоматизированной, я мог бы настроить переговорник. — Морган бросил на ни в чем не повинную капсулу рассерженный взгляд.

Как только мы выбрались из нее, меня охватило странное ощущение свободы. Лес казался мирным и приветливым. И воспоминание, вдруг само собой всплывшее в мозгу, ничуть не удивило меня.

— Подумай о нем, — вдруг сказала я с удивившей меня саму уверенностью. И встала позади Джейсона, вытянув руки так, что ладонями дочти касалась его затылка.

— Думай о том особом, что вас связывает. Я поддержу твой поиск духа.

Собственные слова показались мне полной бессмыслицей, хотя я уже начала концентрировать силу. Закрыв глаза, я сосредоточилась на Моргане и принялась вливать что-то, какую-то силу в его воспоминания о Гвидо — подкрепляя своим воспоминанием об их молчаливом прощании.

И тут же меня увлек за собой какой-то невероятно сильный поток мысли, расширяясь, унося все дальше и дальше, пока не разбился о чей-то разум. Я на миг потеряла ориентацию, мое восприятие как-то исказилось, а в лоб над бровью вонзилась огненная игла. Помимо моей воли сработал какой-то рефлекс, и связь прервалась. Я осторожно приоткрыла глаза.

— Уй-ю-ю, — Джейсон тоже поморщился от боли.

— Это все твой брат, — заметила я.

Морган потер лоб и аккуратно повернул голову, чтобы взглянуть на меня.

— Гвидо где-то далеко. — Он криво усмехнулся. — И я что-то не горю желанием воспользоваться своей… нашей силой, чтобы отыскать его. Как ты это назвала? Поиск духа?

Я нахмурилась.

— Эта мысль пришла в голову Сийре-из-прошлого. — Мое внимание привлекло небольшое крылатое создание, сапфирово-синее, беззаботно порхавшее поблизости. — От таких штук мне делается очень не по себе. — Крошечное существо подлетело к крупной грозди розовых цветов над нами и исчезло.

Джейсон забрался обратно в капсулу, но эти мои слова услышал.

— Я понимаю, Сийра. — Его голос прозвучал неожиданно мрачно. — Это не слишком… удобная способность.

— Но ты же сам говорил, что лишиться ее — все равно что ослепнуть, — напомнила я.

— Иногда видишь слишком многое.

Я какое-то время обдумывала его слова, наблюдая за тем, как лесная жизнь возвращается к прежнему мирному порядку после нашего разрушительного вторжения.

— Как можно видеть слишком много? — спросила я наконец.

Морган вынырнул из челнока обратно и взглянул на меня. Он явно собирался что-то сказать, но потом сомкнул губы. И все-таки спустя некоторое время спросил:

— Что ты подумала, когда впервые ощутила эту связь между нами? Еще до того, как поняла, что можешь ее контролировать?

— Перепугалась до полусмерти. — Я принялась вспоминать. — И разозлилась. Мне хотелось перестать чувствовать, что происходит у тебя внутри, но никак не удавалось. У меня не осталось ничего сокровенного, ничего личного. И я винила в этом тебя. — Я пожала плечами и улыбнулась Джейсону. — Ведь ты единственный, с кем у меня это было.

Морган легко спрыгнул на землю рядом со мной и протянул руку. Я нерешительно опустила на нее ладонь. Ощущение его жизни было таким же реальным, как теплый воздух вокруг меня, и таким же безобидно обыкновенным.

— Теперь я уже не боюсь, — сказала я спокойно, глядя в его синие глаза. — А ты не чувствуешь меня так же, да?

— В данный момент я чувствую только прикосновение.

— Но… — начала было я, потом умолкла и нахмурилась. Что он пытался донести до меня?

Где-то в глубине глаз Джейсона затеплилась горькая улыбка.

— Я научился приглушать свое восприятие чужого сознания, сознательно включать и отключать его, еще многие годы назад. Это требует сосредоточения и определенных усилий, но не научись я этому, я просто сошел бы с ума. Если я касаюсь кого-либо, убрав свою защиту, меня переполняют чужие мысли и эмоции. Противоборствующие реакции и ответные чувства, поверхностные и самые глубинные — на события прошлого и настоящего, на других и на меня. — Он отвел руку. — Я ценю эту возможность и периодически ею пользуюсь. Но за все надо платить.

На этот раз мою картину мира прояснило не воспоминание, но понимание. Морган сам выбрал для себя одиночество. Наверное, Гвидо был единственным его другом — ведь совершенно чуждый разум каресианина не представлял для Джейсона никакой угрозы и не мог навязаться ему, а его эмоции всегда были безопасно, отстраненными.

61
{"b":"6113","o":1}