ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нам удалось сохранить жизнь одной из тех, кто напал на вас, хом садд Сарк, — продолжала как ни в чем не бывало Боумен, очевидно оставшаяся в неведении относительно попытки клановца, вернее, ее провала. — Ей еще предстоит ответить на наши вопросы. — То, что это было неизбежным, не произносилось вслух, но явно подразумевалось.

Садд Сарк поморгал, лихорадочно приводя в порядок свои мысли.

— Что нового может сообщить вам преступница? Ничего такого, что было бы вам неизвестно, — заметил он. — Эти мерзавцы воспользовались преимуществом и застигли меня врасплох. — Сообразив, что его слова прозвучали слишком уж грубо, он снова попытался смягчить их улыбкой. Обычно на людей она действовала безотказно. — Я искренне признателен вам за спасение, коммандер. Уверен, что они намеревались убить меня.

— Ну разумеется, именно так все и обстояло, — с подозрительной готовностью согласилась Брумен, взмахнув рукой. Один из облаченных в униформу офицеров принес ей банкетку. Барэку теперь пришлось выворачивать шею, чтобы удержать ее в поле зрения. — Но вы оказались крепким орешком, — продолжала блюстительница. — Ну-ка, подсчитаем. Пятеро убитых, одна едва живая. А скольким удалось уйти, 'Викс?

— После взрыва скрылись по меньшей мере двое, коммандер. Скорее всего, именно они его и устроили, — быстро доложил толианин. Малиновые с золотом перья чуть подрагивали в такт словам на общем диалекте, лившимся из крошечного динамика у него в горле. Барэк не слишком жаловал толиан вообще, а уж об этом конкретном и говорить не стоило. Зануды, каких свет не видывал. — Кроме того, я заметил, как спутница хом садд Сарка побежала в другом направлении, — добавил констебль. — Мои обязанности вынуждали меня остаться с ранеными. — В его бесстрастном голосе прозвучала легкая нотка сожаления, которую не смог заглушить динамик.

— Крайне вам признателен, — вполне искренне сказал клановец и почувствовал, как слегка расслабились напряженные мышцы. Значит, Сийре все-таки удалось убежать. В кои-то веки и эти лизоблюды Торгового пакта на что-то сгодились. Обычно они были незначительной помехой, которую по мере необходимости нейтрализовали агенты низших уровней, вроде него самого. Он на миг сосредоточился, оценивая нанесенные его телу повреждения. Треснувшие ребра, ожоги, синяки. В общем, ничего страшного.

Коммандер Боумен не обладала способностями телепата, но чутье ее не подвело.

— Вам очень повезло, хом садд Сарк. Наши медики обещают, что очень скоро вы будете как новенький. Но сначала я хотела бы задать вам пару вопросов.

— Ваша забота мне льстит, коммандер, — ответил Барэк. — Но ведь это дело местных властей. Какой интерес оно может представлять для блюстителей Пакта?

Боумен склонилась вперед, сузив глаза.

— Когда местные убийцы пускают в ход засекреченную Пактом аппаратуру, это именно наше дело, хом садд Сарк. — И она показала Барэку три тускло-коричневых диска, два из которых, меньшего размера, соединялись с большим тонкими проводками. — Мы извлекли это у каждого из тех, кто на вас напал.

Она сделала паузу.

— Это приспособление для экранирования мыслей, если вы не поняли. Довольно действенное, не так ли?

Боумен приподняла волосы на затылке, повернувшись к клановцу спиной, чтобы тот мог разглядеть небольшой выбритый полукруг у сочленения ее шеи с черепом — запоздалое подтверждение тому, о чем он и так уже догадался.

Барэк счел за лучшее промолчать. Блюстительница какое-то время задумчиво разглядывала его, тщательно подбирая следующие слова.

— Вы не сказали мне всей правды, хом садд Сарк. Зачем нападавшим понадобилось экранирование? К чему красть у нас аппаратуру, столь серьезно рисковать? Кроме того, очевидно, эта защита показалась им не вполне достаточной, потому что напавшие на вас подверглись хирургической имплантации — а это, должна вам признаться, весьма и весьма непростая операция. Что заставляет меня задуматься, действительно ли все эти меры предосторожности были необходимы, чтобы защититься — от вас.

Садд Сарк хладнокровно приподнял бровь и тут же поморщился — движение потревожило ссадины, обезображивавшие одну сторону его красивого худощавого лица. На диски он старался не смотреть. По крайней мере, в открытую.

— Не понимаю, на что вы намекаете, коммандер, — произнес он. — Ведь это на меня напали, вы не забыли?

Боумен явно приняла какое-то решение.

— Оставьте нас, — приказала она подчиненным. Как только дверь за ними закрылась, она продолжила: — Я ни на что не намекаю, хом садд Сарк… из Клана.

— Все мои данные внесены в документы, коммандер, — парировал Барэк. — Уверен, что вы также проверили мое разрешение на въезд.

«Что ей известно? — лихорадочно гадал он. — Какая удача, что блюстительница отослала своих людей», промелькнула более мрачная мысль.

— Ваши — да. Но давайте поговорим о вашей спутнице. Ее документы, скажем так, ничем нам не помогли. Если верить сведениям портовой администрации, вчера ночью вы гуляли, можно сказать, в одиночестве, клановец.

— Мы миримся с вашей одержимостью по каждому пустяку иметь какой-нибудь документ, только когда это не слишком нас задевает, — отрезал садд Сарк. — Клан…

— … не подчиняется положениям Пакта. Верно. Это я тоже помню. — Боумен улыбнулась, — Ладно, довольно. Хотите увидеть свою спутницу?

— Не пытайся пробовать на мне свои штучки, человек. — Барэк с трудом заставил себя держаться в рамках приличий. — Она ушла своей дорогой — как делают все члены Клана. Один из Клана здесь, — он обвел вокруг себя мрачным взглядом, — уже больше, чем вы, все вместе взятые, заслуживаете.

— Вместе взятые? Я вам не враг, клановец. По сути, мои люди были настороже на случай именно такого происшествия. — Учтивая улыбка словно застыла на губах блюстительницы. — Видите ли, я регулярно общаюсь со спикером Совета скопления Камос, Джаредом ди Сарком. Уверена, это имя вам знакомо, поскольку он по совместительству и ваш дядя.

Барэк ощутил знакомый приступ яростной досады. До чего же в стиле Совета! Посвятить ее — человека! — во все хитросплетения своей стратегии, при этом оставив в неведении тех, кто действительно рискует своей шкурой!

— Мы не находимся у вас в подчинении, а я пока не просил вашей помощи! — рявкнул он, забыв про все свои отговорки. То, что Джаред имел неосторожность довериться человеку, стало последней каплей, окончательно выведшей его из себя.

— Да, но экранирующие приборы были похищены из этого здания до того, как вы прибыли на Ауорд. Кто-то ожидал вас, хом садд Сарк. Кто-то, обладающий должным почтением к вашим… э-э… способностям.

— Ваши бредни — это ваша проблема, коммандер Боумен, — сварливо оборвал ее Барэк. — Мне не нравятся ваши настойчивые намеки на то, что Клан якобы обладает какой-то необычной ментальной силой. Вечно вы разносите всякие слухи! Именно поэтому мы и отказываемся присоединиться к вашему Пакту.

В улыбке блюстительницы стала заметна натянутость.

— Вы можете считать как вам угодно, клановец садд Сарк. Видите ли, также я хотела бы побеседовать с вами кое о чем, не имеющем — по крайней мере, насколько мне известно, — отношения к вчерашнему ночному происшествию. — Боумен поднялась и тяжело шагнула к изножью постели Барэка с таким видом, будто планетное притяжение казалось ей крайне досадным неудобством. В руках у нее был миниатюрный проекционный куб.

— Что вам об этом известно, хом садд Сарк? — спросила она, включив прибор.

Чтобы разглядеть возникшее в воздухе изображение, Барэку пришлось вытягивать шею. Интерьер стандартной каюты, из тех, что бывают на межпланетниках. На полу, съежившись, лежало одетое в голубое и желтое истерзанное существо. Садд Сарк внезапно услышал в ушах грохочущие толчки пульса — отдаленный рокот, означавший способность тела реагировать на боль еще прежде, чем разум отваживается осознать правду.

Он послал испытующую мысль в м'хир, нащупывая знакомый туннель сквозь его небытие, до дна вычерпывая последние резервы собственной энергии, не думая ни о чем, кроме того контакта, который он искал. Но ответа, этого якоря, который притянул бы его к спасительной силе другого разума, не было. Не было вообще ничего.

7
{"b":"6113","o":1}