ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дуга слепящего света пронеслась в такой близости от меня, что опалила лицо. Наваждение рассеялось — вместе с большей частью двери. Гвидо рывком поставил меня на ноги.

— Ты цела? — поинтересовался он рассеянно; все его глаза были устремлены в пустой коридор.

Я удивленно уставилась на него.

— Да. Но как ты?..

Стебельчатые глаза затрепетали — каресианин явно был горд собой.

— Морган показывал мне такую ловушку. Если не знать правильного ментального кода, остаточная сила пригвождает неосторожного и держит так, пока за ним не придут. Очень хитрый механизм. — Он удовлетворенно потряс ружьем. — Хорошо, что попалась одна ты.

Я не стала ничего ему отвечать.

Вряд ли стоило испытывать удачу дальше — если это вообще была удача. Мы принялись с лихорадочной поспешностью обыскивать здание, а попавшиеся нам по дороге еще две двери просто выжгли. Я уже начинала верить Гвидо. Похоже, Йихтор не ожидал, что мы попытаемся отбить Джейсона, или считал себя слишком сильным, чтобы не опасаться этого. В таком случае надежды у Моргана оставалось еще меньше. Но все же нас вывело именно сюда, к этому дому, а ошибки быть не могло — уж больно невероятным способом мы сюда попали. Джейсон находился здесь и должен был быть жив. Он был жив. Каресианин первым вломился в маленькую комнатушку, совершенно пустую, если не считать узенькой и низкой койки и того, кто на ней лежал. Я медленно двинулась вперед, а Гвидо замер на месте — мы оба помнили о возможности угодить в еще какую-нибудь незримую ловушку.

— Джейсон! — позвала я тихонько. Он не шевельнулся, синие глаза не открылись, а бледное лицо оставалось таким неподвижным, какое вряд ли бывает, если человек просто спит. Охваченная внезапным ужасом, я наклонилась и коснулась его руки. Она была теплой, но странно безвольной. Сердце Моргана билось медленно, с трудом, но я и без этого понимала, что его силы на исходе. Каресианин у меня за плечом издал угрожающий рык. Я вопросительно взглянула на него.

— Его насильно заставили погрузиться в себя.

Даже Гвидо, не владеющий телепатией, знал больше моего. Я вдруг ощутила прилив надежды.

— Значит, он не ранен?

Устремив взгляд, всех до единого глаз на Моргана, каресианин в бессильном гневе задребезжал панцирем.

— Это очень опасное состояние, к которому прибегают только в крайних случаях. Джейсон чуть не погиб, когда учился этому приему, но тогда рядом с ним был специалист, который вытащил его. — Гигант с трогательной нежностью поднял бесчувственное тело друга на руки.

Это его действие и послужило толчком к тому, чего я так боялась. Я ощутила удар жгучей ментальной ярости. Едва не сходя с ума от жестокой боли, я увидела, что каресианин пытается всеми четырьмя руками удержать Моргана; который начал биться в конвульсиях. Но прежде чем я успела понять, откуда исходит эта атака, что-то в глубине меня отреагировало, и я окружила нас троих барьером. Боль прекратилась, а Джейсон снова замер в пугающей неподвижности.

Морган был прав. Вот какой я должна была бы быть.

Решение нужно было принимать незамедлительно, и я безо всякого удивления поняла, что принять его должна я — и только я. Помочь Джейсону можно было лишь одним способом. Я позаимствовала силу из той, что поддерживала мои ментальные заслоны, и… Гвидо вместе с его беспомощной ношей исчезли. Освобожденная от дополнительной ответственности, я восстановила свою защиту и усиливала ее до тех пор, пока атака не захлебнулась и в конце концов не прекратилась совсем.

Возможно, мне следовало не поддаваться побуждению, советовавшему мне остаться здесь и дождаться следующего хода Йихтора. Возможно, моя крепнущая уверенность в своей незримой силе и растущая легкость, с которой я управлялась с ней, была еще одной опасной ловушкой, расставленной для того, чтобы заставить меня потерять осмотрительность.

И, возможно, все-таки во мне осталось еще что-то от той Сийры, которую помнила Раэль, — Сийры, которая желала наконец выяснить, зачем ее пытались притащить сюда через полгалактики.

Но та Сийра, что, собранная и настороженная, надежно защищенная от вторжения извне ментальными барьерами, сейчас стояла и вглядывалась в темноту, была Сийрой, которая твердо намеревалась сама распоряжаться своей судьбой. Я перестала быть пешкой, которую неизвестно чья воля двигала по какой-то невообразимой шахматной доске. Если этот загадочный Йихтор имел на этот счет другое мнение, ему предстояло удивиться самым первым.

ИНТЕРЛЮДИЯ

Застывшие в изумлении фигуры в командной рубке представляли собой весьма живописное зрелище. Гвидо пришел в себя первым и тут же передвинул бесчувственное тело Моргана так, чтобы освободившейся клешней пригрозить потерявшему дар речи клановцу и пилоту бластером. Одного короткого жеста хватило, чтобы пилота из-за панели управления как ветром сдуло.

— Оружием размахивать вовсе не обязательно, — заявила вошедшая Раэль, которой хватило одного взгляда, чтобы разобраться в ситуации. Потом, переведя взгляд на Моргана, негромко ахнула. — Что она сделала?

— Не подходи, женщина, — предупредил великан, слегка пятясь назад и скрежеща панцирем по металлической переборке. На краске остались темные царапины. — Где Сийра? — Глаза на подвижных стебельках принялись поворачиваться во всех направлениях — каресианин пытался выяснить это сам.

Барэк наконец обрел дар речи.

— Это тебя надо об этом спросить. С чего ты взял, что она здесь? И что случилось с человеком?

Гвидо рассеянно переложил Моргана с руки на руку, но оружия не опустил.

— Наверное, Сийра переместила нас сюда, а сама осталась для прикрытия. Мы были в логове Йихтора.

Лицо Раэль залила пепельная бледность. Она обменялась с кузеном многозначительным взглядом.

— Значит, она сейчас у Йихтора?

— Я отправляюсь обратно! — Гигант устремил на женщину все свои глаза разом. — Перенеси меня туда, а сама займись Морганом. Мой названый брат удалился в себя, чтобы защитить нас.

— Как мы можем перенести тебя куда-то, — безжизненным голосом проговорила Раэль, — если даже не знаем, где вы были? Ориентир скрыт в твоей бестолковой голове. Ты должен знать, что мы не умеем читать мысли каресиан.

Гвидо прицепил бластер к кольцу на верхней пластине панциря, потом очень аккуратно опустил Моргана в широкое пилотское кресло. Кончиком клешни он отвел с его бледного лица упавшую прядь волос.

— Тогда все то, что тебе нужно, здесь, женщина. Должно быть, Сийра думала, что ты поможешь ему — хотя бы ради того, чтобы дать вам шанс заполучить ее.

— Мы никогда не желали ей зла, болван здоровенный, — процедил Барэк. Его тонкое скуластое лицо пошло красными пятнами. — Йихтор нам не друг. Мы здесь для того, чтобы предать его правосудию — и помочь Сийре, если это в наших силах.

Каресианин одним многоглазым взглядом согнал Терка и с другого кресла, в котором тут же устроился сам.

— Помогите Моргану.

— У нас и в самом деле нет выбора, — согласилась Раэль, с отстраненным сочувствием глядя на неподвижную фигуру в кресле пилота. — Возможно, Сийра всего лишь вынуждает нас исполнить свой праведный долг. Этот человек — такая же жертва Йихтора, как и любой наш сородич.

— Плевать мне на ваших сородичей, — сообщил великан. — И на правосудие тоже. Помогите моему брату, и мы спасем Сийру. Но ради нашего с ним долга перед ней — а не ради вас.

— Понятно. — Садд Сарк сделал совершенно растерянному Терку знак выйти из рубки. — Чем скорее мы начнем, тем лучше.

ГЛАВА 25

Высокая худощавая фигура в немом изумлении застыла в развороченном взрывом дверном проеме. Я тоже замерла — прошлое вдруг слилось с настоящим.

— А ты постарел, Йихтор, — произнесла я наконец как ни в чем не бывало, немало удивив себя саму.

Клановец-отступник поклонился, но его яркие серо-зеленые глаза ни на секунду не оторвались от моего лица.

— Зато ты ничуть не изменилась, Избирающая, — отозвался он с явным удовлетворением в голосе.

70
{"b":"6113","o":1}