ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он намеренно выделил голосом первое слово.

— Барэк отправится с нами, — продолжала настаивать на своем Раэль. Взгляд, который она бросила на кузена, был почти умоляющим. — Он беспокоится об одном старом деле. По-моему, он принимает это все слишком близко к сердцу. — Последние слова прозвучали открытым предостережением.

Морган принял свой обычный непроницаемый вид. Но в его бархатном голосе таилась сталь.

— Это старое дело никак не связано с блокировкой кое-чьей памяти, а, садд Сарк?

Изумление клановца было слишком явным, чтобы быть наигранным.

— Блокировкой? В чем ты теперь меня обвиняешь, человек?

— Барэк не имеет отношения к состоянию Сийры, капитан, — неожиданно настороженно сказала Раэль. — У него не хватило бы на это ни опыта, ни силы.

— Тогда чего он боится?

— То, чего он боится, невозможно.

— Это возможно! — Барэк был просто в бешенстве. — Ты сама сказала мне, что Сийра…

— Здесь не о чем говорить. — Глаза женщины предостерегающе блеснули. — Мы только зря тратим время.

— А это уж мне решать, — процедил Морган. — В особенности если я рискую своей головой наравне с вами. Барэк?

Раэль произнесла совершенно неподобающее даме словечко и исчезла. Садд Сарк со вздохом устремил взгляд в глаза Джейсона, синие и непреклонные.

— Оставьте нас! — повелительно бросил он Гвидо и Терку.

Но ни тот ни другой не сдвинулись с места, пока не дождались короткого кивка Моргана. Как только они скрылись за дверью, клановец уселся в кресло второго пилота и снова с необычной пристальностью взглянул на Джейсона.

— Ну же, Барэк, — поторопил его тот.

— Как ты уже заметил, Морган, — сокрушенно начал садд Сарк, — мы с моей кузиной расходимся во мнениях относительно Сийры. Это связано с очень личными делами.

— Сейчас любая тайна — это помеха.

— Надо думать. Когда Сийра прилетела на Ауорд, она находилась в состоянии, которое мы называем стазисом. Некоторые из нас добровольно соглашаются на этот процесс, чтобы, путешествовать в безопасности.

— Добровольно? — Джейсон не отрывал глаз от лица клановца. — Память Сийры почти полностью подавлена — и большая часть ее силы тоже. Ради всего святого, она ведь считала себя человеком! И ты будешь рассказывать мне, что она согласилась на все это по доброй воле?

— Да. — Барэк умолк и задумчиво прикусил нижнюю губу. — Скорее всего, — сдался наконец он. — Видимо, она сама приняла такое решение, но утверждать наверняка не стану. — Он сделал над собой видимое усилие. — Стазис обычно не причиняет вреда. Сийру ни за что не оставили бы одну. Избирающие должны постоянно находиться под защитой. Именно поэтому я был вместе с ней на Ауорде.

— Избирающие? — Морган мгновенно ухватился за незнакомое слово.

Клановец вздохнул и продолжил объяснения, обреченно покачав головой.

— Наши обычаи не такие, как у вас, Морган. Наша жизнь, вероятно, отличается от вашей ничуть не меньше, чем твоя жизнь от жизни твоего громилы-приятеля. Например, мы, Те, кому доступен м'хир, выбираем себе спутников жизни для того, чтобы увеличивать собственную силу.

— Что ты сказал? — не веря своим ушам, переспросил Джейсон, когда Барэк замялся. — Клановцы выбирают друг друга по силе?

Садд Сарк нахмурился.

— Решаем это не мы сами, Морган. Ты касался м'хира. Какая-то бессознательная часть каждого из нас все время находится там, сливаясь с разумами всех живущих ныне клановцев, точно так же, как воздух твоего корабля проходит сквозь тела всех нас. М'хир неотделим от Клана, он дает нам способности и силы — чтобы обрести их, твоим сородичам необходимы машины. Но для некоторых м'хир превращается в проклятие.

— Сийра…

Барэк хмуро кивнул.

— Когда наши женщины готовы расцвести, их начинает тянуть в м'хир, искать себе пару. Мы называем таких женщин Избирающими. — Голос клановца пронзила острая тоска, но он быстро взял себя в руки. — Избирающая оценивает силу каждого не-Избранного мужчины, который оказывается поблизости от нее. Но Соединение, заключение жизненного союза через м'хир, возможно лишь с мужчиной равной или превосходящей силы. Более слабые — проигрывают. — Садд Сарк снова на миг умолк, подыскивая нужное слово. — Во времена моего прапрадеда поражение значило в худшем случае одиночество. Но в последних нескольких поколениях Избирающие стали слишком могущественными, и теперь поражение стало означать смерть.

— И вы с этим смирились.

— Мы приспособились, — быстро поправил собеседника Барэк. — Мы же не варвары, Морган. Совет очень тщательно отбирает кандидатов для самых сильных — и самых смертоносных Избирающих. Не-Избранные мужчины, включая и меня, тем самым получают защиту.

Клановец снова умолк, и Джейсон произнес недоверчиво:

— Но когда для сильных Избирающих находят равных по силе или более сильных кандидатов, ваш Совет просто ускоряет весь процесс. Неужели в Клане кроме силы ничто не имеет значения?

— Сила — это положение, богатство и выживание, — голос садд Сарка звучал безнадежно. — Разве ты согласился бы отказаться от собственных способностей?

— А в этом что-то есть. — Морган запустил пятерню в волосы. — Но они — часть меня самого.

— Тогда представь, каково жить среди тех, кто ценит и развивает их. Вообрази, каково расти, постоянно ощущая присутствие разума друзей в своем собственном разуме. Представь общество, где любое общение основывается на мгновенном и взаимном распознавании силы.

— А Сийра? Какое место она занимала в этом вашем обществе?

Глаза Барэка сверкнули.

— Многие считают ее вершиной нашей эволюции. Сийра — жемчужина нашего вида, Морган, такой могущественной Избирающей еще не появлялось на свет. Могущественной, желанной — и смертоносной. Да, несущей смерть каждому, ибо еще не родился мужчина, способный сравниться с ней. Она — неотразимая ловушка, одновременно искушение и гибель для любого не-Избранного. Теперь понимаешь, почему я не осмеливаюсь приблизиться к ней?

Джейсон попытался сопоставить этот образ с той Сийрой, которую он знал, и потерпел полное фиаско.

— Но она же была с тобой на Ауорде.

— Стазис на время приглушает разум и силы Избирающей. Так делают только тогда, когда ей приходится путешествовать во время Выбора. — Садд Сарк вздохнул. — Я был потрясен и польщен, когда узнал, что Сийра отправляется на Ауорд, а мне предстоит быть ее провожатым. Пойми, она очень известна у нас, скорее как одна из героинь этих ваших развлекательных видеозаписей, чем как живой человек. Она столько лет провела в уединении, скрытая от всех. Мать рассказывала мне о ней. — Что-то в лице собеседника побудило клановца поспешно добавить: — Это было не против ее воли.

Морган, похоже, готов был вот-вот взорваться, однако передумал и заговорил, медленно и сдержанно:

— Если блокировка, то есть этот стазис разума Сийры защищает тебя, я не понимаю, почему ты сейчас так боишься встречи с ней. И почему Раэль не хотела говорить об этом со мной?

Барэк покачал головой.

— Раэль чувствует себя рядом с тобой неуютно, Морган. Ты человек, и потом… в общем… у нас не слишком принято даже между собой разговаривать о Выборе и Соединении.

— Но ты же говоришь.

— Я — первый разведчик. Общаться с представителями чужих видов — моя профессия. — Он пристально уставился на Джейсона и едва не улыбнулся, когда человек проглотил это определение и даже не оскорбился. — Я могу признать наше сходство. Но обычный клановец, вроде Раэль, не может. Она должна верить, что не такая. Однако я считаю, разгадка в том, что случилось с Сийрой, в тебе.

— Во мне? — Будь Джейсон изумлен чуть меньше, он, возможно, вовремя взял бы себя в руки и не возвысил голос. — Потому что я снял часть блоков?

— Так ты что-то снял? — Клановец содрогнулся. — Хорошо, что это был ты, а не я. Нет. Понимаешь, стазис — состояние гибкое, способное изменяться. По своей природе — это наложение ограничений, что-то вроде искусственной цепи, сковывающей истинную натуру Избирающей. Такая цепь не выдержит, если Избирающая окажется поблизости от не-Избранного мужчины подходящей силы. Ее сила будет пытаться ответить — и ответит, если до мужчины можно дотянуться. То, чего я боюсь — и чего никак не желает признать Раэль, — что скованная этой цепью сила Сийры отзывается на твою силу.

77
{"b":"6113","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бортовой
Ложь
Лагом. Ничего лишнего. Как избавиться от всего, что мешает, и стать счастливым. Детокс жизни по-шведски
Черная Пантера. Кто он?
О рыцарях и лжецах
Нора Вебстер
Рейд
Беги и живи
Серафина и расколотое сердце