ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ждите неожиданного
Канатоходка
Иномирье. Otherworld
Ледяная принцесса. Цена власти
Перевал
Продать снег эскимосам
Воскресная мудрость. Озарения, меняющие жизнь
Вранова погоня
Молчание сердца. Учение о просветлении и избавлении от страданий
A
A

Тот пробурчал себе под нос что-то нелестное в адрес тех, у кого перья не только на голове, но и в мозгах тоже.

Боумен поднялась, сделала несколько шагов, потом обернулась к ним.

— Клан что-то затевает, — сказала она веско. — Что-то опасное. Думаю, разгадка в загадочной спутнице садд Сарка.

— Он отправился на ее поиски, — пророкотал Рассел Терк, нимало не убежденный оптимизмом напарника. — Возможно, телепортировался прямо к ней.

Блюстительница покачала головой. Глаза ее блеснули.

— Я их знаю, Терк. Я знаю образ их мыслей. Ради этой женщины Барэк пренебрег убийством родного брата. Почему она имеет для него такое значение? Кто-то подстроил нападение, которое при любых обстоятельствах не должно было закончиться неудачей. Кто был его целью — Сарк или именно она? У нас нет доказательств, что все они могут телепортироваться, но Барэк определенно этой способностью владеет. Почему же он не пустил ее в ход, когда на него напали? Может быть, как раз из-за женщины? — Она задумчиво нахмурила брови.

— Нет, — продолжила Боумен. — Думаю, что наш клановец, не знаю уж, на каком основании, беспокоится, что не сможет разыскать ее. В этом наше преимущество.

— Что мы должны делать, коммандер? — осведомился 'Викс.

— Что делать? — Улыбка блюстительницы стала хищной. — Вы должны найти ее первыми.

ГЛАВА 2

В чувство меня привели голоса — встревоженные, спорящие жарким шепотом так близко, что от одного из тех, кто говорил, на меня пахнуло резким запахом аммиака.

— … засекут. Дурацкая была идея.

— Вечно ты по любому поводу трясешься!

— А ты — жадный остолоп. Я же говорил, чтобы ты усыплял их, прежде чем грузить на корабль. И что ты теперь будешь с ним делать? Как думаешь, что случится, когда обо всем узнает Смегард?

— Да ничего он не узнает. Это отребье в каждом рейсе дохнет во сне. Идем, у нас почти не осталось времени.

Я безвольно повисла в грубых руках, небрежно меня подхвативших. Глаз открыть я не осмеливалась. Голоса казались знакомыми. Да это же вербовщики из переулка! Почему-то я сомневалась, чтобы они поверили мне, начни я возражать, что совершенно ничего не умею и никто меня не купит. Да их это, судя по всему, и не особенно волновало.

Меня сбросили на какую-то плоскую платформу, и я закусила губу, чтобы не вскрикнуть. Поверх накинули что-то тяжелое и пыльное. Я лежала тихонько, совсем чуточку приоткрыв один глаз. Единственное, что удавалось разглядеть, — это кромешную темноту. Платформа подо мной медленно пришла в движение. Ритмично гудело какое-то оборудование. Я принялась осторожно шарить рукой вокруг себя. Интересно, где сейчас находились ауордиане?

И где был тот звездоплаватель, Морган? Неужели он видел, как меня, точно какую-то вещь, подбирают с улицы, и никак не помешал вербовщикам, защищенный своим оружием и деньгами? Я попыталась разжечь в себе искорку злости, но страх заполонял все закоулки моей души, не оставляя для нее места. По крайней мере, страх, похоже, слегка поколебал власть повелительного шепота в моей голове: «Найди звездолет, покинь Ауорд, держись в тени». Он стал еле слышным, превратившись в разочарованный шелест.

Тишину нарушали только монотонный гул механизмов да биение моего пульса. Время тянулось невыносимо медленно. В какой-то момент я поняла, что больше не выдержу, и решилась самую малость приподнять угол покрывала. В открывшуюся щелку повеяло прохладным воздухом, слегка остудившим мое пылающее лицо.

Внезапно последовавшие один за другим несколько ощутимых толчков отбросили меня обратно на что-то теплое и податливое. Протянув руку, я коснулась чего-то холодного и тут же в ужасе отдернула пальцы — они ощутили обнаженную кожу. Потребовалось довольно много времени, чтобы я набралась мужества и сначала осторожно, а потом более решительно потрясла то, что на ощупь казалось рукой, в надежде на какую-то реакцию. Тщетно. Я сжала ладонь, потом медленно отвела пальцы, понимая, что больше сделать ничего не могу.

Все было тихо. Я закусила губу, подтягивая под себя ноги, миллиметр за миллиметром, пока мне не начало казаться, что я вот-вот переломлюсь пополам. Потом, не давая себе времени передумать, я оттолкнулась от движущейся платформы и покатилась так быстро, как только могла, потащив за собой покрывало.

Маневр вышел далеко не столь молниеносным и грациозным, как я надеялась. Совершенно запутавшись в покрывале, я тяжело — и довольно болезненно — шлепнулась на твердый пол. И немедленно забилась, пытаясь высвободиться, чтобы тут же подавить ошеломленный вскрик — кто-то отвесил мне в спину сильнейший пинок. Я благоразумно решила больше не двигаться.

— Опять з-ззабыл ус-ссыпить с-ссвою шшваль, Инекс-сс? — с ленивым присвистом произнес еще один, новый голос, от которого у меня по спине забегали мурашки. — Разве С-ссмегард не предупреждал, что в с-сследующщий раз с-ссам вылетишшь прочь с-сс планеты?

— Доза была рассчитана верно, хом капитан, — отчаянно заголосил тот, кого назвали Инексом. — Я не по-нима…

Внезапный глухой удар прервал его причитания. Затаившись под толстым покрывалом, я ждала, настороженно вслушиваясь в вязкую зловещую тишину.

«Теперь моя очередь», — пронеслось в голове. Секунды тянулись целую вечность. В носу у меня защекотало от пыли, и я чихнула.

В тот же миг глаза обожгло резким светом — укрытие с меня сорвали. Я еще успела различить чешуйчатую морду и два близко посаженных желтых глаза с вертикальными зрачками-щелочками, прежде чем ощутила сомкнувшиеся на моей руке железные когти. Существо болезненным рывком поставило меня на ноги.

Взглянув ему в лицо, я едва не отшатнулась. Наши тела были схожими по размеру и строению, но я знала, что меня — разумеется, по человеческим меркам — никак нельзя назвать безобразной. А вот того, кто стоял передо мной, — очень даже можно. От хоботообразного носа до лба тянулись два жидких высоких гребешка, изгибающиеся над торчащими вперед глазами. Гребни были пестрыми, малиново-желтыми, а цвета казались скорее чужеродными пятнами, чем естественной окраской. Чешуйчатый хобот по всей его длине там и сям покрывали шишки размером с костяшку пальца. Каждый глаз был больше моего кулака, с чернильно-черными зрачками, рассекавшими желтые радужные оболочки на две половинки. Я быстро отвела взгляд.

Мы находились в помещении гигантского склада, вероятно, того, что обслуживал космопорт. Горы нагроможденных один на другой ящиков уходили вдаль, скрываясь в темноте, а гул незримых механизмов эхом отражался от высокого потолка.

Часть просторного крыла, где остановился караван вербовщиков, освещали зависшие в воздухе портативные фонари, послушно ожидавшие, когда остановившаяся вереница механических тележек снова двинется вперед. Семь транспортных платформ, каждая высотой мне по пояс, были покрыты чехлами; на последней, моей, чехол был откинут, и на ней лежал кто-то совершенно обнаженный — он мерно дышал, распластавшись без сознания на ее серой поверхности.

Еще одно тело, уже бездыханное, валялось у моих ног. Лицо этого существа — он был человеком — представляло собой сплошное красное месиво, увенчанное множеством косичек с вплетенными в них голубыми бусинами. Н-да, не повезло Инексу. Я, сжала губы, сделав несколько быстрых неглубоких вдохов через нос в попытке удержать на месте подступившее к горлу содержимое желудка.

Еще трое местных, среди которых я узнала и давешнего напарника Инекса, сгрудились у тележек.

— Т-сст… — Раздраженный свист заставил меня вспомнить о рептилии, держащей меня в когтях. — Тебе повезло, что это с-сслучилось прежде, чем тебя с-ссплющ-щщили в контейнере, мягкое мяс-ссцо.

Я поежилась — мое воображение услужливо нарисовало мне, как я гибну, задыхаясь и исходя криком! Взмах когтистой лапы заставил оставшихся ауордиан броситься обратно к механизмам. Напарник Инекса осторожно присел на корточки рядом с его телом, чтобы срезать бусины с косичек и спрятать их в карман. Понятия не имею зачем.

9
{"b":"6113","o":1}