ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы не уполномочены вмешиваться не в свое дело! — Джаред наконец обрел дар речи и подкрепил свое заявление таким всплеском силы, что я поморщилась. Блюстители же и ухом не повели. Я взглянула на них с внезапным интересом. Судя по беспокойному выражению, мелькнувшему на лице моего отца, он тоже такого не ожидал.

— Вы заблуждаетесь, хом ди Сарк. Я имею все санкции вмешиваться, когда дела Клана начинают влиять на жизнь других видов. — Боумен ни на миг не утратила невозмутимости. — Ваш народ может отвергать цивилизованные альянсы, но оскорблять нас мы не позволим.

Внезапно рядом с Джаредом возникли семь облаченных в белое фигур, зловещих и молчаливых. Вдоль перил сверху прокатилась волна негромких щелчков — Блюстители вскинули оружие и прицелились. Но заговорил Морган.

— Столкновение никому из нас не нужно, хом ди Сарк.

— Вы проиграете, — заявил мой отец. — Несмотря на все ваши игрушки.

Джейсон хладнокровно пожал плечами.

— Здесь и сейчас — возможно. Но неужели это стоит того, что вы развяжете?

— И что ты предлагаешь, человек? — надменно осведомился Сонда'ат. — Чтобы мы отказались от всего, чтосоздано поколениями, чтобы обрекли драгоценную дочь ди Сарка на жизнь не в полную силу?

— Нет. Но я не позволю вам уничтожить ее. Должно быть какое-то решение, которое устроит всех. — Я краешком глаза покосилась на Моргана, встревоженная, но по другой причине. Он опять что-то затевал.

Джаред улыбнулся и слегка склонил голову.

— Я рад, что тебя столь заботит судьба Сийры, человек. Думаю, ты первый согласишься со мной: мы должны закончить то, что начали ради ее же блага…

— Не вмешивай в это Моргана, — предупредила я отца и сделала шаг вперед.

Джейсон ухватил меня за локоть и довольно бесцеремонно развернул к себе лицом. И я увидела, как от внезапного прозрения расширились его глаза.

— Ах вот как. Ничего удивительного, что ты не стала мне рассказывать. Они хотят, чтобы ты довела свой Выбор до конца, так? Со мной?

Советники, Барэк, блюстители — все они мгновенно отодвинулись куда-то на задний план; я видела одного только Моргана.

— Да, именно этого они и хотят, — выдохнула я. — Когда на Плексис ты пытался разблокировать мою память, то удалил какой-то ключ, без которого вернуть прежнюю Сийру невозможно. Сейчас этот ключ здесь. — Я легонько коснулась его лба. — Клан, — я выплюнула это слово с отвращением, — хочет вернуть меня в свои ряды и весьма не прочь рискнуть твоей жизнью. Но я этого не желаю. Меня вполне устраивает быть Сийрой Морган.

Джаред с Сонда'атом обменялись многозначительными взглядами, блюстители вдоль перил от их внимания, разумеется, не ускользнули. Потом мой отец прочистил горло.

— Хотя мы надеялись на… на помощь этого человека, мы не желаем подрывать свое положение на Камосе. Человек может быть свободен. Мы не станем вмешиваться.

Не знаю уж, то ли Боумен прочитала во взлетевшей брови Моргана тот же смысл, что и я, то ли просто была намерена не отступаться от своего, но она даже не шелохнулась. Ее подчиненные не сводили оружие со своих мишеней.

— Этого недостаточно, хом ди Сарк. Что будет с Сийрой Морган? Она — зарегистрированный член экипажа судна Торгового пакта…

Джаред прикрыл глаза.

— Теперь ты вмешиваешься не в свои дела, блюстительница. Клан не признает вашу власть. Мы — не члены вашего Пакта. Сийра ди Сарк — одна из нас. Неплохо бы тебе помнить об этом.

— Не стоит опускаться до угроз, клановец, — невозмутимо заявил Морган. — Я ведь не отказываюсь пройти вашу церемонию Выбора.

«Ненормальный!»

Не задумываясь о тех, кто мог нас подслушать, я метнула в Моргана эту мысль с такой силой, что сама удивилась, как это он умудрился удержаться на ногах.

«Они пытаются заманить тебя в ловушку, играя на твоем отношении ко мне. Ты мне не нужен. Уходи».

Но моя затея провалилась — чувства противоречили словам, и Джейсон это знал.

«Не заставляй меня уничтожать тебя. Ты не знаешь…»

Ответная мысль Моргана прозвучала почти с такой же страстью, хотя внешне лицо его осталось непроницаемым.

«И ты тоже не знаешь, Сийра. Мы должны рискнуть. Я не могу забрать тебя у них — разве что ценой развязывания такой бойни, которая может вовлечь в себя весь цивилизованный сектор космоса».

Мое отчаянное: «Джейсон!» — перекрыл удовлетворенный голос Джареда.

— Так тому и быть. Мы искренне вам признательны, капитан Морган.

Хотя большая часть этого разговора была безмолвной, Боумен не замедлила сделать собственные выводы.

— Не спешите, хом ди Сарк, — заметила она и положила руку Моргану на плечо. Пухлые пальцы сжались, пригвождая его к месту. — Вы кое-что упускаете.

ГЛАВА 39

Я высунула голову из воды и постаралась сидеть спокойно, пока Энора воевала с моими волосами, пытаясь поймать и как следует их намылить. Я зажмурилась, чтобы пена не попала в глаза, и решила помочь ей. После этого дело пошло совсем скверно, и она совершенно запыхалась, не говоря уж о том, что вода стекала с нее ручьями.

Сенебар, прервав поток своих наставлений, раздраженно фыркнул. Я с виноватым видом пожала плечами — и большая часть прядей, которые Эноре удалось ухватить, тут же выскользнула у нее из рук.

— Ты рассказывал мне о кубке, — услужливо подсказала я.

Целитель Клана подтянул край мантии, следя, чтобы он не попал в лужу воды.

— Лучше бы ты попыталась послушать меня, Сийра, — с несвойственной ему резкостью заявил он. Руки Сенебара ни секунды не оставались в покое, выдавая его собственное душевное смятение.

Энора похлопала меня по макушке, и я послушно нырнула в воду в надежде, что она наконец-то завершила свою нелегкую задачу. Так и оказалось: когда я вынырнула, она уже держала наготове большое полотенце. И это принятие ванны, и те, кто при церемонии присутствовал, были данью традициям. Относительно сего мне пришлось поверить на слово.

— Ты уже дважды все рассказал, Сенебар! — возразила я. Мое внимание отвлекали волосы — сначала они завибрировали, потом сами собой скрутились в жгут и выжались насухо. Я вылезла из ванны. Энора тут же закутала меня в огромное полотенце, сокрушенно прищелкивая языком при виде космического загара, который уже начал проступать на моих запястьях. — И мне так и не удалось уловить ничего такого, что могло бы помочь Моргану.

Энора с Сенебаром переглянулись, похоже, одинаково раздосадованные. Подумаешь, я и сама злилась. Что я, закопченный горшок, чтобы меня полоскали в лохани? Моей досады не смягчал даже тот факт, что я действительно была донельзя грязной. В следующий раз соглашусь мыться только в кабинке освежителя — там хоть вода ведет себя как положено.

Целитель поклонился сперва мне, затем Эноре и исчез еще прежде, чем успел окончательно распрямиться. Пожилая женщина пристально оглядела меня, и я едва удержалась от смеха, до того ее полный достоинства вид не вязался со стекающей по щеке мыльной пеной. С поистине королевской грацией она двинулась к скамье, ухитрившись не вступить ни в одну лужу, натекшую от моих мокрых ног, и протянула белое платье, которое мне предстояло надеть.

— Оно принадлежало твоей матери, — сказала она подчеркнуто ровным тоном.

«В торговцы бы ей податься», — подумала я и, подавив первый порыв — мне хотелось крикнуть: «Никогда!», — поблагодарила Энору и взяла платье, тут же внутренне содрогнувшись от его тяжести. И заколебалась, неловко держа его на вытянутых руках. Я знала, что Энора хотела лишь подбодрить меня, но я не могла больше принимать от нее этот дар, сколь бы полезен он ни был.

Мне рассказали, что я росла вместе с ее матерью, а потом помогала ей производить Энору на свет и могла бы воспитывать девочку в своем доме, будь я Избравшей. Однако я оставалась застывшей во времени, тогда как Энора жила нормальной жизнью. Ее сыновья выросли и разъехались, и женщина предложила стать моей компаньонкой в изгнании, вела все мои дела, пока я сама была поглощена своими цифрами.

97
{"b":"6113","o":1}