ЛитМир - Электронная Библиотека

Часть 1

Глава 1

– Это я ведьма?!

Ба-бах!

– Это я упырка?!

Ба-ба-бах!

– Это я капризуля, которую пороть некому?!

Дзинь!

Я, преисполненная праведного гнева, внезапно замолчала и вся съежилась-скукожилась, поняв, что разбила любимую мамину статуэтку. О-о-о-о-о… А вот это уже серьезно! И даже более чем…

Трое взрослых мужчин, прятавшихся за высокими резными креслами, как по команде, осторожно выглянули из-за спинок и перевели дух.

А я смотрела на белоснежную статуэтку, которая еще мгновение назад была красивой молодой дриадой, застывшей в чувственной позе. Гнев сменила противная липкая обида, и глаза предательски защипало.

Я же не могла разбить мамину статуэтку, которую папа ей подарил перед тем, как пропал без вести?..

Или все же могла?

– Владлена… – в голосе старшего брата, Вискольда, прозвучали угроза и предупреждение. – Перестань бушевать.

– Я еще и не начинала, – сказала по инерции, опускаясь на колени.

Дрожащими руками попыталась собрать фарфоровые осколки. Мозг лихорадочно прикидывал, к кому из знакомых мастеров можно обратиться за помощью. Хотелось поскорее исправить роковую ошибку и склеить разбитую девушку.

Но что-то противно-настырное в голове шепнуло, что нет в нашем округе такого мастера. И что придется мне держать ответ перед матерью за неоправданную вспыльчивость.

Так-с! Стоп! Неоправданную?

Рука дрогнула в последний раз. Я медленно, очень медленно подняла голову и впилась возмущенным взглядом в троицу любимых – и главное! – любящих братьев.

– Вы разбили статуэтку! – вынесла я вердикт. Голос задрожал, и кончики пальцев снова обдало жаром.

Тут не выдержал Арарат. Непристойно выругался на незнакомом мне наречии – он много путешествовал, и у него была природная склонность к изучению языков других рас. Но смысл я отлично поняла.

– Влада, ты сама ее разбила! Еще раз говорим – перестань! Просим пока по-хорошему, потому что любим и…

Ах, мне еще и угрожают!

Я снова вспыхнула и вскинула правую руку. Тотчас большой толстый фолиант спикировал в сторону Арарата. Тот ловко увернулся, и книга беспомощно упала на пушистый ковер, раскрывшись и сминая страницы с древним текстом.

Сейчас сохранность редчайших знаний меня волновала меньше всего, хотя, думаю, пару часов спустя я пожалею о содеянном. Книги – моя слабость, я обожаю читать и охочусь за редкими изданиями, но об этом чуть позже.

– Любите?! – едва не задохнулась я. Мне не хватало дыхания, чтобы выразить эмоции. – Вам вообще незнакомо это чувство! Не смейте его даже упоминать! А статуэтку разбили вы! И я объясню, почему! Если бы вы не вывели меня из себя, я не начала бы гневаться. Соответственно, не стала бы касаться маминых вещей. Соответственно…

– Держала бы эмоции под контролем, как пытаемся сделать мы! – перебил младший брат, Бергард. Точнее, младший среди братьев, но старше меня. Я в семье была самой маленькой и самой беззащитной!

Про сдержанность, беззащитность и умение контролировать эмоции – отдельная тема. Я уже хотела возразить, но заметила, что Бергард увеличивается в размерах, а его кожа приобретает подозрительный коричневый цвет.

Ой, мамочки! Только не превращение! Сейчас я не смогу адекватно разговаривать с перевоплощенными братьями. Ощутила дурноту при одной мысли о том, к чему наша семейная беседа может привести.

Срочно надо исправлять ситуацию!

Так, чтобы видели все трое братьев, я подняла руки – мол, сдаюсь, – а потом скрестила их на груди.

Перевоплощение Бергарда приостановилось, но глаза остались красными и немигающими. Так и подмывало высказать ему все, что думаю о его истинной сущности… И сказала бы, если бы не врожденное чувство самосохранения. Сейчас оно проснулось и отчаянно кричало, что Бергарда злить точно не стоит.

Он недавно расстался с девушкой, темной эльфийкой, и неадекватно реагировал на слово «любовь» и все, что с ним связано.

Его глаза вспыхнули в последний раз, и на несколько секунд в библиотеке воцарилась тишина.

Этого времени хватило, чтобы оглядеть место побоища и ойкнуть. Кажется, я и в самом деле полютовала от души и натворила дел!

Библиотека – главное достояние и сокровищница нашего дома – превратилась в поле битвы. На полу валялись разбитые вазы и мелкие предметы мебели. Стол до сих пор парил в воздухе, как и лебединые перья и магические шары, которые матушка привозила из каждого путешествия в столицу. Вообще-то магов она недолюбливала, считала шарлатанами и в большинстве своем никчемными людьми, но почему-то их побрякушки любила и относилась к ним трепетно. И терпеть не могла, когда ее вещи кто-нибудь трогал!

Даже дети.

А про меня так вообще и говорить не стоит…

Побушевала я от души, но стыд и раскаяние пока загнала подальше – в самые отдаленные уголки моей непутевой натуры – и гневно воззрилась на братьев.

Они, в свою очередь, на меня.

И что-то подсказывало, что сегодня ситуация вышла из-под общего контроля. И ни один из нас не желает сдавать позиций. А я получаюсь в меньшинстве…

Сдаваться не в моих правилах, и я снова вспомнила, что привело к разгрому библиотеки. Прищурилась и хотела уже продолжить метать громы и молнии, но Вискольд опередил меня, сказав:

– Пока ты окончательно не разнесла библиотеку, хочу заметить, что никто тебя ведьмой не считает.

– Брат, у меня отличный слух, – в моем голосе прозвучали металлические нотки. – Этот… ваш очередной приятель… которого вы пытались навязать мне в женихи… Он… О-о-о-о-о!..

У меня не хватило слов, и я громко застонала. Меня затрясло, и сильно захотелось горячего, прямо-таки обжигающего шоколада. Горячий шоколад был моей слабостью – по утрам за него я готова была отдать что угодно. Ну, или почти что угодно. А также он волшебным образом приводил меня в состояние уравновешенности.

Я жалобно оглядела библиотеку. Естественно, горячего шоколада тут и в помине не оказалось.

Вискольд вышел из-за кресла, подошел к барной стойке и налил себе бренди. Буря в моем лице благополучно миновала.

– Мы не навязывали магистра Усира тебе в женихи, – сказал он, залпом выпивая спиртное. – Ты сама привлекла к себе внимание.

Я хмыкнула.

– Интересно чем?

– Нечего купаться в пруду голышом! – закричал Бергард.

Я не ожидала подобного и вздрогнула. Снова захлестнула обида. Почему он кричит? И так вон стекла задребезжали – того и гляди вдребезги разобьются. Нам еще ремонта особняка не хватало!

– Нечего гулять ночью по моей территории! – фыркнула я, уверенная в собственной правоте. – Всем давно известно, что западная часть парка – моя вотчина, и там я что хочу, то и делаю!

– У нас не висит табличка с подобной информацией! – продолжал наседать Бергард. Давненько я не видела его таким злым! И в отличие от остальных братьев, он успокаиваться не собирался. С грацией хищника брат двинулся ко мне, и я сделала шаг назад.

Когда я разгневанной фурией залетела в библиотеку, братья вальяжно сидели в креслах, мирно попивая любимое бренди. При виде моего лица и, чтобы избежать превращения, они ретировались за кресла. Конечно, наивно было полагать, что хрупкая мебель помешает трем взрослым демонам, но все же…

Сейчас же что-то изменилось в расстановке сил. И даже, скорее всего, не сил, а терпения братьев. Мне бы остановиться и задуматься, но куда там… Я привыкла, что с детства все мужчины семьи Вардан меня оберегают, и помыслить не могла, что угроза может исходить от них. Братья пылинки с меня сдували, а уж если кто-то имел неосторожность косо посмотреть в мою сторону… К вспышкам моего якобы праведного гнева они тоже привыкли, и обычно все сводилось к шуткам и моим заглаживающим вину объятиям.

Сегодня лица братьев не спешили выражать доброту и снисхождение.

А пора бы уже…

И мое внутреннее «ой» было неслучайным.

Но я не вняла доводам рассудка и продолжила в том же духе.

1
{"b":"611488","o":1}