ЛитМир - Электронная Библиотека

Ледяной меч вошел в тело Салидина под левым ребром чуть ниже сердца, но похоже это не играло роли… он все равно умирает, его поглощает холод… ярко-алая кровь асура, вытекая из раны, тут же застывала. Я упал на колени и Салидин рухнул вслед, я отпустил рукоять меча и подхватил его.

Меч Эльребы погас, ее огонь угас, она едва устояв на ногах, аккуратно опустилась вниз и положила голову Салидина на свои колени, она стала гладить его, пальцы облаченные в доспехи проводили по золотистым волосам асура. Мы оба сидели над умирающим Салидином, который возник словно ниоткуда. Два Повелителя ничего не могли сделать, кроме как склониться над тем, кто умирал… вопреки всякому здравому смыслу… Салидин…. Это невозможно. Но как? Я прижал ладонь к его ране, пытаясь начитать все известные мне заклинания.

- Все в порядке… - произнес он отрывисто. – Эвергрин… Эльреба, я в порядке.

- Салидин… не умирай! Не смей умереть у меня на руках! Я же сказала тебе оставаться в Эшфере! Я хотела вернуться в Эшфер вместе с тобой! Как?! Зачем?! – теперь она заговорила, ее голос изменился, срываясь почти на крик.

- Я говорил, что не уйду с поля боя, пока не пойму… что больше нет… способа… вас примирить… ведь ты простила меня… - он поднял трясущуюся руку к ее маске, словно хотел коснуться ее лица. – Моя смерть возможно единственное, что вас заставит понять… у вас больше ничего нет… как бы я хотел увидеть твое лицо…

Она наклонилась и что-то прошептала ему на ухо. Во тьме внутри своего сознания. которое по каким-то причинам соединилось на мгновение с ее, я увидел, девушку, сидящую внутри странной комнаты, я смотрел на нее издалека. Она сидела в маленькой комнатке, которую перегораживало темное зеркало. С потолка свисали бумажные фонарики, вокруг на стенах, словно живые, двигались звезды и галактики, вокруг нее были стопками разложены древние книги, рукописи, свитки и множество приборов с золотыми ручками. Ее голова была покрыта белым капюшоном. Она была одета в белое платье с длинным шлейфом, это она… настоящая Эльреба, я дал ей плащ, который теперь превратился в платье с капюшоном, так говорил Харэ. Она рыдала, склонившись в три погибели, и я отчетливо слышал ее плач. «Ты увидишь» - произнесла она сквозь рыдания, перед ней на полу комнаты появился эфемерный образ Салидина, его сознание уже практически переместилось за границу восприятия.

- Я хотела, чтобы ты жил! Я хотела, чтобы ты воспитал свою дочь! Я хотела, чтобы ты жил ради себя! Салидин!

- Не теряй надежды… - прохрипел он, и его рука опустилась, он тяжело дышал… лед сковал его туловище уже почти до половины. – Это относится к вам обоим… Эвергрин… ты должен простить Эльребу… у вашей вражды нет ни смысла, ни конца… вам нужно ее закончить…

Лед начал с хрустом трескаться, и затягивать верхнюю половину, он превращался в ледяное изваяние.

- Салидин… нет… - пролепетал я, рука все еще дрожала, но я ощущал, как его сознание угасает. Он закрыл глаза, а через мгновение лед затянул его тело, и серебристую пыль стал уносить холодный ветер… тело Салидина превратилось в лед и стало исчезать…

Эльреба подняла голову к небу, наша сознательная связь разорвалась, но последнее, что я услышал, был истошный вопль, я отскочил от нее, потому, что она превратилась в громадного дракона и взмыла в небо. Я был опустошен, упав на холодную землю… и что дальше? Салидин, зачем ты сделал это? Зачем?!

- Зачем ты сделал это, Салидин!!!

Ответ пришел ко мне через мгновение. Небо надо мной будто разрезало напополам, и я увидел черную дыру, а из сияющей Вселенной спускались магические перламутровые ступеньки. Я увидел сначала восточные черные ботинки и длинные прямые белые брюки, а затем и самого пепельного волшебника. На нем было длинное черно-золотое кимоно с рисунками диковинных птиц, а сверху накинута лиловая накидка без рукавов, он улыбался.

- Привет. Поздравляю! Ты стал Ледяным Повелителем. И ты исполнил свою роль до самого конца.

- Я не понимаю…

- Твоя задача была в том, чтобы показать Эльребе насколько ценны для нее могут быть чувства к кому-то кроме меня. Она сделала ставку на Салидина, позволив себе считать его чем-то вроде друга, я не знаю точно… это должно было помочь ей. Хотя бы немного дать уверенности в том, что она имеет право на существование. А я поставил на тебя, что именно ты подтолкнёшь ее к самосознанию, как живого существа. Только через страдания возможна эволюция сознания. Спасибо, Эвергрин…

- Салидин добровольного пожертвовал собой? – мне уже нечего было терять. Вот-вот моя история завершится.

- Он хотел вам помочь, так случилось, что он попал в разгар вашего сражения, я здесь не при чем.

Волшебник улыбнулся, под нами стали загораться лиловые пентаграммы, я услышал уже знакомый, пробирающий до костей, гул Бездны. У Харэ на лице появилось что-то вроде презрения, он поднял ладонь, и я почувствовал жжение во всем теле, так наносили проклятие Бездны… но вместо этого проход туда под нами просто открылся.

- Ты помог мне. И наша сделка все еще в силе… но ты мне больше не нужен… - улыбка Харэ блеснула во тьме, улыбка торжества кошмара.

Я ощутил, что падаю в Бездну и я все еще был жив, а значит история еще не закончена...

Эпилог

Эпилог

Третья Вселенная. Мир тьмы. Зал Прощаний Минас-Аретир.

Сикигами, ставший драконом и получивший разум, я всегда считал свое рождение исполненной волей Эльребы и Имира… и не усматривал в этом ничего плохого. Меня нарекли Волшебником Измерения, и я стал жить рядом с той, которая была Повелителем Вселенной. Став им, вопреки всему, и заплатив за это всем. Я шел к дверям Зала Прощания, вспоминая, как до начала битвы в Нифльхельме мы условились, что я приду только в том случае если не найду выход. Она попросила меня найти ошибку в ее реальности и позволить ей не уничтожать Вселенную. Я знал, что мое существование не подчинялось ни чьей воле, я просто исполнял ее желания, я хотел исполнять их. Но это желание я исполнять не собирался. Потому, что на самом деле, мне было все равно, что она сделает со Вселенной. Хотя мне и удалось понять почему она так стремилась к разрушению, а также найти ошибку, допущенную ею и если бы я не пришел… а начал действовать, исходя из своих выводов, возможно все было бы иначе. Но я пришел, открыв двери Зала Прощаний – места, где мы неизменно расставались навечно. Я пришел потому, что таким было мое желание. Я пришел сюда потому, что хотел исполнить свое собственное желание, данное мне еще при рождении.

Я помнил, как умирал Имир и в своем сознании еще тряпичной куклы сикигами прекрасно помнил его голос, сказавший мне тогда:

- «Рожденный во тьме, ты должен будешь стать для нее светом. Я хочу, чтобы ты исполнил желание, твое собственное желание, которое когда-то было моим… ты… кем бы ты ни стал, и кем бы ты ни был… должен спасти ее… спаси Эльребу… я обрек ее на участь Повелителя, тем самым обрекая ее на вечные страдания и падение во мрак… спаси ее…»

Весь мой разум и все мое тело жило и существовало только ради этих слов и ради отчаянного желания. Я знал, что будет не легко и знал, что нужно будет дойти до самого края, по-другому с ней было невозможно. Она ведь Повелитель Драконов.

Она лежала, свернувшись клубочком под ножками черного пианино у окон, выходивших на озеро пустоты. Сейчас беспомощная и опустошенная, ощутившая боль от потери близкого друга. Я был на верном пути, сделав Салидина жертвой, а Эвергрина исполнителем… я добился того, что у нее проснулись чувства, то чего нельзя было даже представить себе со времен первой Вселенной. Она любила и ненавидела их обоих, хотела, чтобы они ее поняли, стремилась сохранить им жизнь… и ощутив боль от потери, впервые так сильно, сейчас была прекрасна. Я видел все ее страдания, она жертвовала своими детьми – некромантами Бездны, чтобы сделать их сильнее, она расставалась со мной каждый раз, чтобы прожить вечность в одиночестве, но всегда выдерживала боль. Перешагивала через нее и шла дальше и дальше во мрак и отчаянье, расширяя границы Бездны и питая Город Шепота.

52
{"b":"611551","o":1}