ЛитМир - Электронная Библиотека

Темный договор

Книга 2

Игры со смертью

Ника Веймар

Айлин сидел в кресле, держа в правой руке кубок с рубиновым вином.

— Выпей со мной, светлая, — предложил он, кивнув на второе кресло.

— Не хочу, — поколебавшись, я всё-таки села в предложенное кресло. — Светлым магам пить не рекомендуется, помнится, любезнейший работорговец… то есть, ректор Стевис упоминал об этом.

Тёмный князь лишь усмехнулся, наливая вино во второй кубок.

— Не беспокойся, Алина, использовать тебя, как светлого мага, я в ближайшее время не намерен, — он протянул мне вино. — Пей.

— Я же сказала: не хочу, — резко произнесла я, поднимаясь из кресла и отходя к камину.

Протянула заледеневшие руки к огню, наслаждаясь теплом. Обернувшись, обнаружила, что тихо, как кошка, подкравшийся князь стоит в шаге от меня.

— Не хочешь, значит? — переспросил он, и улыбка на его лице мне совсем не понравилась. — А если так?

Он сделал глоток из кубка, а потом, не давая мне опомниться, привлёк к себе и накрыл мои губы своими. Я задохнулась от возмущения, чуть приоткрыв рот, и в него тут же пролилось вино. Чтобы не захлебнуться, пришлось проглотить терпковато-сладкую жидкость. Вино оказалось крепким, хмель тут же ударил в голову, по телу прокатилась волна жара. Айлин отпускать меня не торопился, а поцелуй из властного стал нежным.

Маг легонько провёл языком по моей нижней губе, слизывая капли вина, и меня накрыла новая волна тепла, уже не имеющая ничего общего, с действием алкоголя. Поймав себя на том, что вполне охотно отвечаю на поцелуй, я забилась в объятьях Айлина, изо всех сил отталкивая его. Князь не стал меня удерживать. Вернувшись в кресло, мягко проговорил:

— Твой кубок на столе. Или повторим? Мне понравилось.

Бросив на него злой взгляд, схватила кубок, пытаясь спрятаться за ним, как за щитом.

— Я всегда получаю то, что хочу, светлая, — хмыкнул маг. — Могла бы уже привыкнуть к тому, что спорить со мной — бесполезно. Пей.

— Пить на голодный желудок — не лучший вариант, — буркнула я, покачивая кубок с рубиновой жидкостью и, пытаясь выбросить из головы, мысли о том, какими мягкими и умелыми были его губы и каким пьянящим, причём отнюдь не от вина, поцелуй.

Мужчина встал, потянул золочёный шнур возле двери. Явившемуся почти тут же слуге приказал принести ужин на двоих. Распоряжение тёмного князя было исполнено с поразительной скоростью. Уже через пять минут столик укрыли белоснежной скатертью и расставили на нём блюда. Запечённый картофель с золотистой корочкой из сливок, а к нему — густая подлива с мясом. Кроме того, исполнительные слуги принесли фрукты и кувшин с горячим морсом.

— Проблема решена? — ехидно изогнув бровь, поинтересовался маг, когда мы вновь остались наедине. Получив неуверенный кивок в ответ, заключил: — Вот и чудненько. Иди ко мне, Алина. Я сам тебя покормлю.

Я оторопело уставилась на него, надеясь, что ослышалась. Но Айлин лишь коварно улыбнулся и недвусмысленно похлопал по колену, обозначая место моей передислокации.

— Я жду, — поторопил он. — Или ты уже не голодна? Тогда можем перейти к другим, не менее приятным занятиям…

Я вскочила и … проснулась. Облегчённо вздохнув, упала обратно на жёсткую лежанку, с радостью понимая, что никакого князя и в помине нет на много-много километров вокруг. Я всё ещё одна, в избушке, затерянной в глуши.

— Приснится же такое... - поёжилась я.

Сбросила два одеяла, под которыми спасалась от ночного холода. Протопленная накануне печка быстро остыла, и я понятия не имела, что сделала не так. Пришлось спасаться от холода с помощью подручных средств. С другой стороны, счастье, что я вообще сумела её разжечь и не угорела ночью. За окном вовсю светило яркое осеннее солнышко. Денёк обещал быть погожим. Поднявшись, я подошла к окну, распахнула, с минуту повозившись со старой рамой, и полной грудью вдохнула чистый и свежий лесной воздух. Пожалела, что не догадалась купить на постоялом дворе продуктов хотя бы на пару дней, а всё, что неизвестный доброжелатель сложил в притороченную к седлу сумку, я доела накануне, устав от приведения домика в относительно жилое состояние. Осталось лишь несколько кусочков хлеба. Ладно, что-нибудь придумаю. Лук со стрелами есть, поиграю в Чингачгука, а когда надоест, сооружу из подручных материалов удочку. Речку я видела метрах в трёхстах от домика, а где речка, там и рыба. Благо что рыбачить меня научили друзья из соседнего подъезда ещё в сопливом детстве.

Решив так, оделась, с третьей попытки развела огонь в небольшой печке-плитке на кухне, вскипятила в кастрюльке воду, заварила отысканную в шкафу мяту. Внутренний голос напомнил, что мята успокаивает и ехидно заявил, что профилактика в любом случае не помешает. «Ещё князю непременно мяты завари, когда он за тобой явится, - посоветовал он. — Свежее дыхание облегчает понимание».

Гнедой мирно пощипывал травку возле коновязи. Я отвела коня к реке, дождалась, пока он напьётся, заодно присмотрела место для будущей рыбалки. На песчаном мелководье хорошо были видны крупные пескари. Поймать с десяток, да запечь в золе, вот и будет знатный обед. Мысль съездить на постоялый двор и купить хотя бы хлеба, я отбросила сразу. Во-первых, с эльфа станется караулить меня неподалёку, навряд ли он так быстро откажется от коварных планов, которые обсуждал с неизвестным мне сообщником. Во-вторых, отправленная за мной погоня тоже может ещё рыскать неподалёку. Искать меня здесь им не должно прийти в голову, тем более, по словам Виссера, об этом месте знают немногие. Так что, как ни посмотри, безопасней всего не высовываться.

Вновь привязав гнедого к коновязи, я прихватила лук и отправилась изображать из себя великого охотника на мелкую дичь. Дичь выходить навстречу не торопилась, не иначе, наблюдала издали, потешаясь. Мелькнул в траве заяц, но пока я нащупала в колчане стрелу, пока приладила её на тетиву, потенциальный ужин удрал. Охотиться на любопытную белку я не пожелала сама. Прошлась вдоль реки, спугнув какую-то мелкую пичугу, присмотрела ещё пару мест для рыбалки и собралась поворачивать обратно, решив, что уже далековато забрела, как вдруг из травы метрах в десяти от меня выскочил и задал стрекача ещё один заяц. В этот раз я даже за луком не потянулась, с улыбкой хлопнула в ладоши, ещё сильней пугая зверька. Тот мчался, не разбирая дороги, и в какой-то момент вскочил на лежавший на пути к густому кустарнику валун. Дальше произошло ужасное: валун, словно приклеив несчастного косого к себе, ощетинился доброй сотней глаз на тонких стебельках, изучая добычу. Признав её вполне годной, распахнул зубастую пасть и проглотил зверька одним махом.

— Мамочки... — прошептала я, разворачиваясь и бросаясь бежать подальше от этого жуткого места.

Запыхавшаяся, перешла на шаг, лишь завидев избушку. Неее, за пределы "охраняемой" зоны я - ни ногой. Тут даже камни кусаются! Мало ли, какая ещё нечисть водится в местных лесах... А я у себя, между прочим, одна, и категорически против, чтобы меня сожрала какая-то каменюка.

На всякий случай обходила стороной все попадающиеся на пути камни. Река перестала казаться мне безобидной: на камушки на дне я тоже косилась с опаской. Успокаивали только слова Виссера о том, что в радиусе километра от домика опасности нет. Похоже, мне крупно повезло, что я вообще попала в эту зону: вот наехала бы вчера ночью на такой зубастый валун, и остались бы от нас с гнедым лишь воспоминания...

Долго предаваться унынию и радоваться везению, позволившему избежать жуткой смерти, не позволил желудок, намекнувший, что мятного чая ему как-то маловато. Облазив весь домик, я отыскала катушку толстых ниток, превратила снятую с внутреннего шва рюкзака булавку в крючок, под ближайшим деревом накопала червей и отправилась за пескарями. Поплавок делать было не из чего, да и не требовался он в прозрачной воде, всё было видно и так. Спросите, откуда на внутреннем шве рюкзака булавка? Так от сглаза же! Тётя вечно цепляла нам с Наташкой на одежду и на сумки булавки, приговаривая, что они-де отведут злой взгляд и беду. Я потом цепляла их просто по привычке. В принципе, нынче булавка своё предназначение исполнила: я бы очень огорчилась, если бы пришлось остаться без обеда. А голод - та ещё беда. Мюсли и шоколад я решила считать НЗ и съесть только в крайнем случае.

1
{"b":"611555","o":1}