ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Только через 6 лет в Москве впервые появились аттракционы, на которых всем желающим привязывали к ногам длинные резиновые жгуты, после чего сбрасывали вниз головой, – это, конечно, не менее страшный для человека метод экзекуции, но в 1987 году о нем приходилось только читать как о заморской диковинке… Летом 1995 года подобную же серию экспериментов, но с большим числом добровольцев, мы замыслили провести на уже появившемся в ЦПКиО им.Горького атракционе "прыжки с ногами, привязанными резиновым жгутом к вышке". Хотелось узнать разницу между теми, кто прыгает в первый, а кто во второй и третий раз (были и такие). Поначалу результаты выходили очень близкие к уже ранее известным, но… красивый по исполнению и безобразный по результату прыжок очередного добровольца поставил в серии точку: кварцевый детектор сорвало перегрузкой с тела человека, и прибор с ремнем плюхнулся в воду расположенного под вышкой пруда (едва не упав при этом в лодку). Где-то там, на дне он, возможно, до сих пор и лежит…

Но пока вернемся к парашютной вышке. Итак, для прыжков годились только те смельчаки, которые ни разу до этого не прыгали с парашютом (а иначе их труднее ввести в сверхстрессовую ситуацию и зафиксировать нужную реакцию). И вот пошли прыжки со смехом, шуточками в адрес упирающихся; эксперимент проходил весьма весело для всех, кроме тех, кто изъявил добровольное желание рискнуть. Будучи уже на земле, только что прыгнувшие смеялись и острили, но наверху… Там были слышны только ужасные вопли и проклятия, в том числе и в адрес науки, которая требует жертв… Итог оказался прямо противоположным ожидаемому – из 8 "жертв" наших экспериментов по сверхстрессовым ситуациям (ССС) только у двух были зафиксированы кратковременные всплески внешнего замедления (внутреннего ускорения) Времени на уровне погрешности приборов. Зато почти у всех (в том числе и у упоминавшихся двух испытуемых) четко фиксировалось…ускорение внешнего (замедления внутреннего) Времени! Первой реакцией было – еще раз проверить датчики, зато потом возникло желание еще раз перечитать описание уже упомянутых случаев с аналогичным "ускоренным времявосприятием".

Наверное, это стоило сделать с самого начала, ибо во всех этих случаях, так же как и в нашем эксперименте, была одна общая черта – в них и случайные жертвы обстоятельств, и не случайные добровольные "жертвы науки" ОЖИДАЛИ СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНОЕ ПАДЕНИЕ ИЛИ УДАР! Точнее говоря, почти во всех рассказах фигурирует немаловажная фраза: "Был абсолютно спокоен и ВДРУГ ОСОЗНАЛ!…" Промежуток времени между "спокойно осознал" и опасностью всегда был мизерным, но этот промежуток все-таки был, и он не равнялся нулю. А что, если этот промежуток станет ощутимо большим, чем "мизерное мгновение"? Иными словами, что будет, если мы растянем "удовольствие" (если можно только получать удовольствие от ожидания опасности)?…

Что касается наших испытуемых, то здесь не вызывает сомнений тот факт, что люди, несмотря на всю их смелость и решительность, находились в тягостном ожидании страшного испытания. Промежуток времени между осознанием опасности и самой опасностью затягивался на многие секунды и минуты (и даже больше – в очереди на прыжок последний отстоял полчаса). Вчитайтесь в приведенные ниже описания очевидцев (записано мною с их слов), и вы найдете аналогию, т.е. "эффект ожидания сверхстрессовой ситуации" (ОССС).

ЗАМЕДЛЕНИЕ ВНУТРЕННЕГО, УСКОРЕНИЕ ВНЕШНЕГО ВРЕМЕНИ

В августе 1992 года журналистка Галина Михайловна СНЕДКОВА возвращалась в Москву из отпуска. Вначале ничего не предвещало беды, трасса была ровной и полупустой, как вдруг с "Жигулями" что-то произошло, и машина стала неуправляемой: "Нас бросило с дороги, машина несколько раз перевернулась на откосе… Может, это и литературная метафора, а может, и мое субъективное впечатление, но те секунды, что мы летели, для меня промелькнули мгновенно, я их совсем не помню. Потом уже, как покатились и ударились, время, возможно, остановилось…"

Почти аналогичную историю я узнал от беженца из Афганистана инженера Адама Саид-Ала, который с двумя друзьями 24 декабря 1996 года перевернулся на дороге Ташкент-Самарканд всего в 25 км от конечной цели своей поездки. Японский джип улетел на обочину и перевернулся 7 или 8 раз, по их общему мнению, вся авария, включая съезд машины на обочину и ее кувырканье, произошла мгновенно. Глазом не моргнули…

Зимой 1961 года на станкозаводе в Рязани, согласно записям Владимира ФИНОГЕЕВА, произошло ЧП в котором похожий эффект также неожиданно проявился. На формовочном участке неожиданно с электромагнитного крана с высоты около 6 м посыпались вниз железные острые болванки, да так, что 3-килограммовые железяки осыпали дождем работницу по заготовке шихты для загранок. Так вот, увидевший все это муж работницы, "разглядел полет груды металла во всех подробностях" (медленно, что-ли) и очень быстро (по мнению женщины) "вмиг долетел до места". Возможно, благодаря скорой помощи мужа, возможно благодаря уже самой себе женщина та (находившаяся в ступоре) не получила ни единой травмы, хотя вся одежда была распорота…

Сергей Павлович РАТНИКОВ, студент МАИ, так рассказывал о своей поездке летом 1974 года на Тянь-Шань в Киргизию: "Я захотел поглядеть вниз с обрыва, подошел к краю пропасти, но обувь вдруг заскользила по мокрой глине… Скольжение прекратилось у самого края… Я боялся пошевелиться. Одно движение – и полечу вниз! Посмотрел на брата – он несется ко мне, но находится все еще далеко. Ждать спасения долго, бежать ему нужно было не менее 10-15 секунд. То, что произошло дальше, трудно объяснить. Я и моргнуть не успел, а брат уже рядом стоит и протягивает руку…" Так получается, что или у Сергея его личное Время замедлилось (в ожидании падения – ОССС), либо оно ускорилось у его брата (для него экстремальная ситуация ССС уже началась).

Летом 1979 года Олег СТАРОСТИН в отличие от С.Ратникова все-таки упал, но, правда, не в пропасть, а с крыши высокого гаража. "Как летел – не помню… Летел мгновенно… Упал, вздохнул спокойней, и как от сердца отлегло. Тихо и спокойно, словно все замерло вокруг. Просидел, как мне показалось, несколько секунд, но знакомые потом сказали – полчаса…" А здесь, как мы видим, уже принципиально иная ситуация – человек действительно ожидал падение (удар), внутреннее Время замедлилось (сжалось), в момент удара оно ускорилось (растянулось), а затем уже в постсверхстрессовое состояние вновь замедлилось (пролетели полчаса, как секунды; внешне человек выглядел как парализованный).

Что может еще случиться в подобных ситуациях и после них?

ЗАМЕДЛЕНИЕ ВНУТРЕННЕГО ВРЕМЕНИ ПОСЛЕ СВЕРХСТРЕССА

Сколько десятков или сотен водителей я выслушал в разговорах "по душам" – сейчас уже сложно сосчитать. Во-первых сам перед учебой в институте поработал в автоколонне, во-вторых – очень часто во время экспедиций и путешествий пользовался автостопом, никто так не откровенничает как дальнебойщик уставший от однообразия дороги. Я же время не терял и "заодно" просто выспрашивал про интересующие меня случаи. Обычно среднестатистический водитель лет 35-45 за свою жизнь попадал 1-2 раза в серьезные переделки на дорогах, и после долгого разговора они сначала, как правило, нехотя, а потом с интересом сами припоминали все сопутствующие аварии детали…

В июне 1999 года на трассе М-4 мне особенно запомнились рассказы борисоглебского водителя Николая Дмитриевича ЛАПТЕВА:

45
{"b":"6119","o":1}