ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Меня заинтересовала сцена ворожбы двух друидов. Один из них – старик, одетый в просторную зеленую мантию, – склонился над чахлым деревцем и что-то нашептывал. Я стоял слишком далеко, чтобы услышать его слова. Второй – помоложе, скорее всего ученик, – со скучающим видом следил за действиями учителя и время от времени поглядывал по сторонам. Казалось, будто они что-то воруют.

– Смотри, – торжествующе произнес старший друид, отходя в сторону.

Деревце, над которым колдовал старик, стало преображаться. Увядшие листья позеленели, тонкий ствол выпрямился, и уже через пару минут я увидел крепкое и здоровое дерево. Вот если бы друиды и с человеком подобное проделать могли, им бы цены не было.

– Здорово, – одобрил младший. – А с целым лесом вы такое проделать можете?

– Для подобного ритуала нужно несколько самых лучших мэтров.

– Учитель, а мертвое дерево воскресить можно? – все никак не унимался молодой друид.

– Увы, Млео. – Старший отрицательно покачал головой. – Если древо отдает свою жизнь великой богине Эливиэль, никто уже не в силах вернуть ее обратно.

Похоже, малец совсем еще «чайник» в магическом деле, раз задает такие дурацкие вопросы. Даже я знаю, что воскресить любое живое существо, будь то человек или обычное растение, попросту невозможно.

Магия друидов очень сложна и нестабильна. Каждый ритуал требует полной концентрации, и в случае ошибки все приходится начинать сначала. Целители леса используют свою силу только для лечения природы, а для помощи людям их знания совершенно бесполезны. Наверное, именно поэтому имперские маги совершенно не интересуются деятельностью эльфийских коллег. Ну лечат деревья, и что? Человечеству то от этого ни жарко ни холодно.

Я пошел дальше, потеряв к целителям всякий интерес. Сразу за поворотом улица разветвлялась на две поуже. Я аж тихо взвыл. Просто издевательство какое-то! Плутаю, плутаю, а к дому Риддена дорогу найти не могу. То на центральную площадь набрел, то на неизвестный проезд со множеством охранников. Теперь еще и развилка, которой я не помню. Прямо такое ощущение, будто некая сволочь взяла и перестроила весь город за то время, пока я жил в Аруо. И куда мне идти? Направо или налево? Придется спрашивать дорогу.

На улице было довольно многолюдно (если, конечно, можно применить данное слово к эльфам). Жители Эрии ходили туда-сюда по своим личным делам и ни на кого не обращали внимания. Я заметил весьма симпатичную светлую эльфийку, которая неспешно прогуливалась под тенью каштанов и тоскливым взглядом созерцала собственные ноги.

– Извините! – окликнул я ее на эльфийском языке. – Вы не подскажете, как пройти к площади Видений.

Иногда я бываю очень культурным, но мои манеры не произвели на девушку должного впечатления. Она подняла на меня глаза и осмотрела с ног до головы.

– Направо, – ответила светлая на общечеловеческом, здраво оценив, что на эльфа я никак не тяну. – Идите прямо, никуда не сворачивайте и минут через пять окажетесь на площади.

– Благодарю.

– Не за что. – Она сразу потеряла ко мне всякий интерес. Видимо, простые люди ее мало волновали.

Честно признаюсь, когда я в точности выполнил все указания лесной эльфийки, мне захотелось вернуться назад и придушить ее голыми руками за наглое вранье. Вместо площади Видений я вышел к порту! Да, город большой, да, в нем много одинаковых улочек и переходов, но так плутать! Просто ни в какие ворота не лезет! Я так до старости ходить буду или помру от голода. Такие варианты казались мне неперспективными. Может, потому площадь и носит такое специфическое название, что она всем только видится, а на самом деле ее нет? Или есть, но все время в разных местах? А, ладно. Я ведь хотел сначала выйти к порту, вот и вышел.

Первым делом в нос ударил запах тухлой рыбы. Мне даже пришлось на некоторое время заткнуть нос и дышать через рот. Лишь через несколько минут я сумел принюхаться и чувствовать себя более-менее приемлемо.

Порт серой громадиной расположился в западной части города. В доках стояли крупные торговые корабли и баржи. Тут и там сновали грузчики с тяжелыми мешками и ремонтники, следившие за состоянием кораблей. Чуть дальше от дока располагались судостроительные верфи, а за ними тянулась плотная вереница мелких рыбацких лодок. Но больше всего меня поразил довольно опрятный ресторанчик с незатейливым названием «Свежая рыба». И какой псих будет питаться в таком месте? Лично у меня запах речных «деликатесов» отбил аппетит на весь оставшийся день.

Тут меня осенила странная мысль: почему улица Друидов выходит к порту? Она находится почти в центре города и никак не может служить проходом к докам и верфям, которые должны лежать совсем в другой стороне от того места, куда я шел. Полный бред. Такое ощущение, будто меня водят по городу некие темные силы, и они очень не хотят, чтобы я попал на площадь Видений.

Вдруг подул прохладный ветерок, мгновенно прогнавший неприятную вонь. Я с наслаждением вдохнул свежий воздух и неспешно пошел к Сирене. Река в этом месте очень широко разливалась, и противоположный берег почти полностью потонул в дымке. Хотя, сколько я себя помню, его вообще нельзя отчетливо рассмотреть. Мешает слишком большое расстояние и вечный туман, не пропадающий даже зимой. По реке плавало несколько паромов. Один как раз причалил к пристани, и теперь с него сходила вереница людей, скорее всего торговцев. Надо же, в такую рань народ уже спешит в Семм-Порто на рыночную площадь. Вот что значат конкуренция и желание нажить крупное состояние. Каждый мечтает подороже и побыстрее сбагрить свой товар.

Мне очень быстро наскучило наблюдение за портом и рекой. Судя по всему, сейчас следует вернуться в трактир и начать поиски жилища Риддена после обеда. Интересно, что скажет Рикк, когда я вернусь ни с чем. Наверняка мне придется выслушать длинную тираду по поводу моей некомпетентности и безалаберности. Рыжий обормот никогда не упустит возможность поддеть ближнего своего. Такой уж у него характер.

Пройдя вдоль порта, я не нашел той улицы, по которой попал к Сирене. Так недолго и вовсе сгинуть в запутанных переулках Семм-Порто. Я примерно помнил, где находится моя таверна, и всем сердцем надеялся не заплутать вновь. Главное все время идти на юго-восток, а в крайнем случае спросить дорогу у случайного встречного. Буду надеяться, что опять не попадется сволочная эльфийская девица, сбившая меня с верного пути.

Выбрав тихую и безлюдную улочку, я двинулся в нужном (как мне казалось) направлении. Домики здесь оказались совсем бедными и обшарпанными. Иногда мимо меня проходил какой-нибудь нищий в грязных лохмотьях. Один такой субъект даже осмелился просить у меня милостыню, но, заметив на моем поясе острый клинок, мигом отстал. Попрошайки, надо отдать им должное, никогда не связывались с теми, кто носит хоть мало-мальски опасное оружие.

Я шел все дальше и дальше, а узенький переулок наотрез отказался заканчиваться. Я уже подумывал о том, чтобы перемахнуть через крышу одноэтажного домика, когда дорогу мне преградили трое неизвестных. Все долговязые и молодые, с хмурыми надменными лицами и слегка заостренными ушами. Светлые эльфы, не иначе. От меня-то им чего понадобилось? На таких бедных и грязных улицах эрийцев встретить нельзя. Они все слишком высокомерны и брезгливы, чтобы таскаться по одному из самых убогих кварталов города.

– Ты Маркус Крайт? – сухим тоном поинтересовался у меня тот, кто, по-видимому, являлся главным в этой троице.

Надо же, они даже мое полное имя знают.

– Нет, – нагло наврал я, пятясь назад.

– Неверный ответ, – хмыкнул главарь.

Теоретически от них можно было сбежать, если сигануть через покатую крышу ближайшего дома или банально драпануть назад по узкой улочке. Последний вариант оказался абсурдным, так как сзади дорогу мне перегородили еще четверо воинов, среди которых как назло оказались стрелки с арбалетами. Странно, светлые всегда пользуются только луками, а арбалет, как человеческое изобретение, просто презирают. В общем, неправильные эльфы. Может, они и стрелять-то толком не умеют? Но в любом случае проверять свою догадку на собственной шкуре я не хотел.

13
{"b":"6124","o":1}