ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На меня посыпались бешеные удары разъяренного эльфа. Клинки сверкали с невероятной скоростью, и мне приходилось пятиться назад. Враг упорно прижимал меня к каменной стене. Если я лишусь возможности быстро перемещаться, мне конец. Я резко развернулся и выбросил вперед руку. Резкая рубящая атака заставила неприятеля выставить блок и перестроиться в более удачное положение.

Расклад был явно не в мою пользу. Темный наступал, заставив меня уйти в оборону и всеми силами сдерживать напор. Так я долго не протяну, и он это прекрасно знает. Хитрая тварь!

Не найдя лучшего решения, я вскочил на ящики, стоявшие рядом со стеной. Бить сверху вниз намного удобнее, но существовал риск, что гнилые ящики не выдержат мой вес. Хрупкие доски предательски трещали всякий раз, когда эльф со всей дури молотил по мне своим остро заточенным мечом. Нет, определенно, он меня достанет. Я спрыгнул и едва не схлопотал клинком прямо промеж глаз. И когда только моллдер успевает перевести дух перед очередным выпадом? Может, он скоро выдохнется?

Проклятый готталец ловко подцепил сапогом один из ящиков и швырнул в мою сторону. Я резко уклонился, уходя от летящего предмета, но тут Эран оказался прямо около меня. Я даже не успел понять, как он смог за долю секунды очутиться рядом и нанести тугой удар по незащищенному затылку.

Казалось, будто темнота была осязаемой. Она плотными клубами устилала все вокруг, не давая двигаться и даже дышать. Пустота, абсолютная пустота, которая не знает ни жизни, ни смерти, ничего, что вечно существовало, существует и будет существовать во всех мирах и пространствах. Черная пелена проникает в твое сознание и лишает всего – мыслей, чувств, эмоций. Отнимает саму суть бытия. Сейчас даже боги отвернулись от тебя. Они взирают во тьму и видят лишь мертвый и угрожающий пейзаж того мира, которому не суждено жить. Слишком велики силы зла, слишком кровожадны и ненасытны их повелители. Они отнимут этот мир у людей и построят свой собственный, лишенный света, доброты и сострадания. Но час еще не пробил. Лишь когда разрозненная мощь Древних сольется воедино, когда Единая Реликвия впитает в себя могущество остальных, мрак вернется и останется в мире навсегда. Воины Хаоса умеют ждать, и их ожидания будут оправданны.

Внезапно тьма начинает редеть. Слабый, почти ничтожный огонек прогоняет ее, заставляя отступить или умереть. Но разве зло может умереть? Оно же бессмертно? Или нет? Где истинная правда или хотя бы ее подобие?

Чернота дрожит, уходит в небытие, растворяется в могучей и древней силе. Тьма исчезает, уступает место жизни. Но кто способен прогнать ее? Ответ страшен, ибо лишь тот, кто ужаснее Хаоса, может творить подобное. Он проступает сквозь пелену, идет по миру, но не видит его, ибо Он слеп. Он касается людей, но не чувствует их боль, ибо Он лишен чувств. Он не жалеет павших в битве, ибо в Нем нет жалости. Он не бог, Он выше любых богов. Он никогда не жил и никогда не умрет. Его породили не люди, Он был создан теми, кто древнее самого мира. Он пришел из Бездны Небытия для борьбы со злом, ибо Он рожден для битвы. Он не ведает страха и пощады, и Он исполнит свое предназначение…

Он хочет уйти, но не может. Те, кому Он служил раньше, канули в пропасть смерти. Он рассыпается, превращается в прах, а из его праха рождаются Мертвые Фениксы. Они не имеют плоти, в них не теплится огонек жизни. В силе они подобны своему Отцу, чей пепел развеялся по миру и дал Фениксам призрачную иллюзию бытия.

Я очнулся в холодном поту. И приснится же такое? Странный сон, непонятный. Помню только, что было очень страшно. Я не видел своего сна, я просто его чувствовал. Будто кто-то незримый и непостижимый описывал события Древности. Обычно я не запоминаю свои ночные видения, но странный сон, казалось, отпечатался в моем сознании навсегда. Я запомнил каждое слово незримого рассказчика, каждое его ощущение. Теперь я в точности могу повторить все, что слышал, но я не понимал смысла повествования. Кто рассказал мне это и зачем? В чем суть рассказа?

Голова ужасно кружилась, все тело болело, меня трясло, как от лихорадки. Надеюсь, ничего подобного мне больше сниться не будет, а то от таких кошмаров башка кругом идет, словно я вчера выпил бочонок крепкого вина.

К тому же моему паршивому настроению поспособствовал тот темный эльф. Чтоб ему пусто было! Если найду, оторву острые уши и выбью оставшийся клык. Но все же моллдер лихо приложил меня рукоятью меча по котелку. Странно, что не убил. Наверное, я кому-то еще очень нужен, причем живым.

Я облокотился на спинку кровати. Благо это действительно оказалась кровать, а не какая-нибудь койка или, что еще хуже, обычный каменный пол. Место, где я оказался, совсем не походило на камеру, и данное обстоятельство меня крайне обрадовало. Просто комната с аскетическим убранством. Кроме моего лежбища тут стояли пара стульев и крепко сбитый дубовый стол с подсвечником. Около деревянной стены высился серый шкаф с изображениями порхающих птиц. Ничего особенного, только мне крайне не понравились решетки на окнах и дверь, обитая железными листами. В общем, мои тюремщики отрезали все пути к бегству.

Я подошел к окну и глянул на улицу. Темнело. Солнце находилось как раз в той стадии, когда ему еще нужно освещать мир, но уже лень. Лучи стали немного красноватыми и добавляли краски в серое убранство моей камеры. Выходит, я провалялся без сознания весь день. Главное, что руки-ноги целы, а остальное не так важно.

Из решетчатого окна открывался неплохой вид на лес и широкую реку. Получается, меня вывезли за город и держат в каком-то особняке. Моя попытка просунуть голову через решетку оказалась неудачной. Слишком узко, но мне хотелось точно понять, на каком я этаже. По всей видимости, довольно высоко. Если спрыгнет обычный человек, от него останется только искалеченный труп, а вот эльф может пережить падение, коли сильно постарается. Махонький такой шанс, но есть. Жаль, нельзя им воспользоваться.

Одиночество оказалось недолгим. Только я успел отойти от окна, как в него влетел взъерошенный Рикк. Маленькому зверьку не стоило никаких усилий пролезть сквозь железную решетку. Вот уж кого не ожидал увидеть, так это его.

– Ты чего высовываешься? – первым делом осведомился рыжий. – Нос хочешь отморозить.

Вот так всегда. Ни тебе здрасьте, ни до свидания.

– Не думал, что ты меня найдешь, Рикк. – Если честно, то я очень обрадовался появлению своего мохнатого друга.

– Для стилкка найти кого-то – пара пустяков. Мы и не на такое способны. Так, что ты стоишь столбом? Рассказывай, где был и куда вляпался.

Я буквально в двух словах описал свои утренние похождения по «гостеприимному» портовому городу.

– М-да, – глубокомысленно протянул летун, когда я закончил скупое описание поединка с темным. – Влип ты.

– Ну спасибо, Рикк. Ты так умеешь поддержать в трудную минуту.

– Ладно, не переживай, – примиряюще заговорил гость. – Радуйся, что тебя не покромсали на маленькие ровненькие кусочки. Некто хочет видеть тебя живым и здоровым.

– Ты знаешь, кому принадлежит дом?

– Понятия не имею. Это довольно крупный особняк на окраине города. Везде стража, во дворе собаки бегают. Смотаться очень сложно.

– И что мне делать?

– Ждать. Едва ли о тебе забыли. В общем, сиди и не рыпайся.

– Можно подумать, есть другие варианты, – недовольно буркнул я под нос. Меня до крайности возмущало спокойствие летающего обормота.

– Не дергайся. Если бы тебя хотели убить, то тянуть не стали. Угрохали бы в подворотне, и все дела.

Я только махнул рукой на рыжего болтуна, лег на кровать, подложив под голову руки, и начал наблюдать за действиями стилкка. Он с деловым видом шарил под столом, а затем переключился на шкаф. Сначала Рикк безуспешно пытался поддеть острым когтем маленькую дверцу, потом нащупал на ней некую скрытую пружину, замаскированную под птицу, повернул ее, и дверка шкафа с глухим щелчком открылась.

– Дурная голова рукам покоя не дает? – с насмешкой осведомился я.

15
{"b":"6124","o":1}