ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Таки пришел, – ухмыльнулся Николос Рет. – А мы уж думали, что ты не соизволишь явить свой светлый лик пред наши очи. Ты садись, не стой.

Дважды меня упрашивать не надо. Я уселся в ближайшее кресло, при этом оценивающе рассматривая здешнюю публику. Толстый священник меня мало волновал, его я раньше не видел и, надеюсь, больше не увижу. А вот магистр крайне меня беспокоил. Уж больно глаза у него горят. Не к добру это. За минувшие шесть лет старикан сильно сдал. Лицо стало морщинистым, нос еще больше начал походить на клюв хищной птицы, а короткие волосы совсем поседели.

– Вижу, ты все же набрался наглости и заявился в Шиану, – не то спросил, не то утвердительно произнес Николос, глядя на меня исподлобья.

– Вы сами меня позвали, учитель, – праведно возмутился я.

– Я и не спорю, Маркус, – Мастер откинулся на спинку сиденья. – Мне просто было интересно, хватит ли у тебя бесстыдства вернуться после того, как ты подобно трусливой шавке, драпанул из Ордена.

Я аж рот открыл от возмущения. Эта старая сволочь пригласила меня, а теперь еще издевается! Старикан вздумал перемыть мне косточки за мой нахальный побег! Вполне в его духе.

– Если не хотите меня видеть, – с расстановкой проговорил я, – то позвольте мне немедленно удалиться. Поверьте, меня вовсе не тянет в ваш замшелый Орден, и выслушивать ваши оскорбления я не намерен.

– Наглый щенок! – У Николоса от злости глаза на лоб полезли. – Я не потерплю, чтобы какой-то там охальный мальчишка разговаривал со мной в таком тоне! Ты сбежал, как последний трус. Ты просто слабак, не способный выдержать бремени судьбы.

Сейчас, наверное, мое лицо покрылось багровой краской. Слушать вздорного старика я не собирался. Сматываю вещички и сваливаю из негостеприимного города. Нет у меня резона тут сидеть и глотать оскорбления. Тиона сейчас казалась мрачнее тучи, а Ридден старательно делал вид, что его тут вообще нет и никогда не было. Только Эран гадливо ухмылялся, смакуя мой позор. Все, теперь остроухому уроду точно не жить!

– Довольно пререканий, братья мои, – соизволил вступиться за меня толстый священник, – ибо мне противны ваши богохульные речи. Они режут слух, подобно острому ножу, и развращают неокрепшую душу.

– Дело говорит, – согласно кивнул мистик, обращаясь к магистру. – С Марком ты потом разобраться сможешь, наедине. А сейчас, Николос, лучше объясни свои планы поконкретнее. Да и парню полезно знать, зачем его сюда притащили. Правда, Марк? – Он дружелюбно кивнул в мою сторону. – Ты сиди, не рыпайся. Убивать тебя мы не собираемся, по крайней мере, сейчас, – Чародей усмехнулся собственной шутке.

Очень рад, щас прямо лопну от восторга.

– Юноше можно доверять? – спросил священник, изучая меня своими свинячьими глазками.

– Нет, – категорично заявил Николос Рет. – Только другой вариант у нас отсутствует. Я понимаю ваши сомнения, святой отец, но делать нечего. Марк единственный, кто способен полностью контролировать Клинок Багрового Заката.

А это уже интересно. Клинок Багрового Заката – как раз тот самый меч, которым неизвестный красный воин прикончил Зертия. Мой меч! Мой прежде всего потому, что никто другой не может им управлять. Не знаю почему, но только я способен прикоснуться к резному эфесу древнего раритета, не рискуя при этом лишиться руки. Изящное оружие выбрало меня своим хозяином независимо от моего желания. Интересно почему?

– А другие кандидатуры есть? – не унимался храмовник.

– К сожалению, нет. – Николос провел рукой по седой бороде. – Прежний хозяин Клинка погиб полторы тысячи лет назад во время Готтальской войны. С тех пор одна из шести Реликвий лежала без дела, пока я не наткнулся на Марка и не обнаружил его ментальную связь с прошлым владельцем меча.

– Вы раньше мне такого не рассказывали, – встрял я, удивленный подобным открытием. Даже вся злость на старого учителя исчезла, хотя я пока ровным счетом ничего не понимал. – А кто был прежним хозяином?

– Тот, кому ты даже в подметки не годишься. Некто, кого сейчас знают под именем Дарсейн. Тебе, Марк, это имя должно быть известно.

– Каждый темный эльф его знает, – подтвердил Ридден. – Дарсейн – настоящая легенда моего народа. Именно он повел моллдеров против Ландеронской империи. Много лет прошло, много воды утекло. Время стирает историю, лица исчезают, но истинные герои живут вечно в нашей памяти.

– Прошу простить меня, мастер Ридден, – снова влез пузатый святоша. – Но Дарсейн совершил страшное преступление пред богами и всем человечеством, ибо помыслы его являлись семенем Зла. Он принес смерть в нашу святую землю. Он повел свою бессчетную армаду супротив богов истинных и получил суровое, но справедливое наказание.

Так всегда бывает. Одни видят в человеке героя, другие клеймят злодеем. Суровая правда жизни. Нет в нашем мире тех, к кому можно относиться однозначно. Неся добро одним, мы можем навлечь беду на других. Только вот тогдашнего повелителя моллдеров я героем не считал. Ну повел он свою армию на империю, ну захватил две провинции. А что в итоге? Темные были жестоко разгромлены, и вся раса оказалась на грани истребления. Я уже упоминал о Готтальской войне и ее последствиях для клыкастых, и на месте темных не стал бы восхвалять Дарсейна за его поход против людей. Только сами северяне придерживаются другого мнения.

– У нас с вами разные точки зрения, – философски заметил Ридден. Спокойствия и дружелюбия он не терял. – У каждого своя правда, и простой человек не поймет темного эльфа. Только мне крайне любопытно, как наш Марк связан с Дарсейном? Он его потомок?

– Вполне возможно, – кивнул магистр Шианского Ордена. – Точно сказать не могу, но бьюсь об заклад, некая связь есть, причем не обязательно родственная. Дарсейн умер полторы тысячи лет назад, но душа бессмертна. Могла произойти реинкарнация.

– Храм отрицает переселение душ, – немедленно возмутился священник. – Это абсурд. Мы с вами не даркфолские язычники, чтобы высказывать столь богомерзкие думы.

– Вы правы, архиепископ. Мои предположения глупы и безосновательны. Каюсь. – По глазам Николоса хорошо читалось, что он ни капли не раскаивается в сказанном. Магистр не очень-то жаловал храм с его проповедями. Сугубый материалист и атеист, он верил лишь в остроту собственного меча и магическую силу, утверждая свою полную независимость от промысла богов и их желаний.

– Вы чаще должны взывать к богам, – со значимостью заявил храмовник. – И я как архиепископ Рианский должен благословить ваше плавание.

– Какое плавание? – Я сразу навострил уши, чувствуя подвох.

– Поимей терпение, сын мой.

Кого поиметь? Вот на фига сюда пригласили святошу? Проповеди читать? К тому же я ему не сын и даже не внук. Я этого кабанчика вообще в первый раз вижу. А вот слышал я о нем многое. В церковной иерархии – большая шишка. Архиепископов всегда три штуки, по количеству провинций в империи, только Рианский – самый зубастый из всех. В моем представлении настоящий священник должен олицетворять мир и гармонию, помогать бедным и обездоленным, ничего не желая для себя. А этот субъект живет только в свое удовольствие. Вон какое брюхо отъел. Он явно не имеет ни малейшего представления о том, что такое Великий Пост и воздержание от мирской пищи вообще. Выше архиепископов только патриарх Ландеронский, но с такой жаждой власти наш Рианский архиепископ Преотлиний вполне может занять столь важную в империи духовную должность. Уверен, что после смерти старого патриарха именно Преотлиний захапает этот храмовый сан в свои потные ручонки.

– Я знаю, учитель, вы любите загадки, – как можно более спокойно произнес я, стараясь не смотреть на Николоса. – Только не пора бы вам приоткрыть завесу тайны? Или это государственное дело, которое мне знать не положено до самого конца? Буду в неведении, пока нос о ваши секреты не расшибу?

– Не ехидничай, Марк. – Магистр все еще злился на меня за неоправданную наглость. – Тебе скоро все станет отчетливо ясно. Ты сейчас сидишь здесь благодаря вот этой вещице.

23
{"b":"6124","o":1}