ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Та кивнула и скрылась за стеллажом, с которого начиналась библиотека старого наставника.

– Хочешь пока выпить? – внезапно предложил Николос.

Я даже поперхнулся, но отказываться не стал. Буду пользоваться его гостеприимством, а то он еще по шее надает за наглый отказ. Этот все может. Но только магистр сегодня какой-то добренький, раз вино не жалеет. Странно.

– Вернемся к нашему разговору, – сказал Николос, протягивая мне кубок. – Про это я знаю немного. Исходя из летописей, вполне можно сделать заключение об искусственном создании Фениксов. Причем породили их Древние в незапамятные времена для неизвестных мне целей.

– Потрясающе. Древние давно превратились в легенду, а Мертвые Фениксы живут до сих пор. Сколько же им лет?

– Столько, сколько и их создателям. Этим бесплотным тварям сотни тысяч лет. Насколько мне известно, они значительно старше Ордена Хаоса и всех рас, ныне живущих в нашем мире.

В комнату вошла Тиона. В руках она держала небольшой потертый манускрипт, перевязанный шелковой ленточкой. Быстро же она бегает, стремясь услужить своему учителю.

– Читай, – потребовал магистр, протягивая мне свиток.

– «История Конца», – продекламировал я «оптимистическое» название, золотыми буквами вышитое в начале маленького свертка. – «Мир близок к пропасти. Тьма нависла над челами людей, ибо помыслы их оказались низменными, а деяния жалкими. Но зло отступило, ибо не настал еще судный день. Пришел в мир Тот, кто подобен богам, но не выдержал Он бессердечия человеческого, жестоко наказал неверных. Брызнуло пламя из светлых очей Его, пришли в мир карающие Фениксы…»

На этом короткое повествование обрывалось.

– Впечатляет? – поинтересовался Николос. – Все точь-в-точь как в твоем сне. Древнюю рукопись я тебе не показывал, стало быть, ты не мог знать о тех событиях. Этот отрывок из манускрипта я переводил самостоятельно. Язык и письмо были весьма странными, многое мы расшифровать так и не сумели. Но вот эти пять предложений поддались переводу довольно легко, ибо, насколько мы поняли, древние народы намеренно упростили их. Интересно зачем? Сдается, тут кроется некое предупреждение. Знать бы еще, что оно нам предвещает, славу или погибель?

– Одни загадки, – вздохнул я, отдавая манускрипт наставнику.

– Кто бы спорил.

– А, вот еще что. – Мне вспомнилась другая часть моего видения. – В моем сне говорилось, будто Тьма прольется на землю, когда Единая Реликвия впитает в себя мощь остальных. Можете объяснить, учитель?

Николос согласно кивнул.

– Охотно, – произнес он, возвращая свиток Тионе. – Единая Реликвия и есть Книга Рока. Остальные артефакты – ключи к ней. Если Вернувшиеся-из-Тьмы получат все шесть Реликвий, они откроют путь к Книге, таящей в себе небывалое могущество древних цивилизаций. Возможно, они действительно хотят возродить Орден Хаоса, но я бы не рискнул утверждать подобное с полной уверенностью.

– Потрясающе, – фыркнул я. – Выходит, нам уготована благородная участь – спасать мир от неминуемой гибели?

– Должен тебя разочаровать, мой нерадивый ученик. – Николос издевательски развел руками. – Мы только хотим собрать шесть раритетов и спрятать их куда подальше от магов Рил'дан'неорга. Как я уже говорил ранее, в нашем мире сейчас не существует истинного зла. Да, мы воюем друг с другом, предаем и убиваем, но все же в нас есть и частичка света. Мизерная такая частичка, но есть. Я привык рассматривать войну как некий двигатель всеобщего развития, на котором строится суть мироздания. Без войн нет и прогресса, а без прогресса не может осуществляться формирование человеческого общества как индивидуального, развитого строя, основывающегося на межрасовых отношениях, будь то жестокая борьба или мирная торговля.

О, ну и выдал. Прямо философ недоделанный. То коротенькими фразами изъясняется, а бывает, такое загнет, хоть стой, хоть падай. Мне-то, в принципе, все равно, пусть себе гонит пургу до посинения, только бы оставался спокойным и не визжал по пустякам из-за моего побега.

– Короче говоря, – продолжал Николос, смакуя терпкое вино, – спасать мир тебе не придется. Мы сражаемся совсем за другое. Мир не погибнет при любом раскладе, но если к власти вновь придет Орден Хаоса, земля изменится. Мы снова вернемся к тому мрачному времени, когда Адепты Тьмы являли собой олицетворение беспредельной силы и мощи. Думаю, тебе известно, каким был мир, скажем, двадцать пять тысяч лет назад. Тогда все народы жили в страхе, боялись даже пикнуть по поводу своих повелителей, пугались собственной тени. Зло творило полный произвол, истребляло целые расы, стирало с лица земли огромные города, приносило простых людей и нелюдей в жертву своим темным богам.

– Весело, – сказал я.

– Сейчас тебе этого не понять, потому как ты, Марк, живешь в иное время. Но все может резко измениться. Я не хочу, чтобы мир снова накрыла Вуаль Хаоса.

– Как-как?

– Вуаль Хаоса, – повторил магистр, опять разглядывая желтоватые языки огня в камине. – Так называли некое олицетворение магии Адептов Тьмы, которое накрывает всю землю, словно одеяло. Это даже не Рил'дан'неорг, а нечто более глубокое, более темное и опасное. Я представления не имею, кто сумел прорвать эту Вуаль, но сделать подобное мог лишь тот, кто сильнее самих богов; а имя его столь пугающе, что летописцы не смеют произносить его.

– Снова одни загадки, – опять выдохнул я, безразлично потягиваясь в кресле. – Толком-то вы ничего не знаете, везде пустые разговоры.

– Ты многого не понимаешь, Марк, – внезапно подала голос Тиона. – Ты хоть представляешь, сколько людей погибло, пытаясь добыть толику этих сведений?

Сейчас голос девушки казался гневным. Не иначе как она сама пострадала во время сборов информации о магах Рил'дан'неорга.

– Извини, Тиона. – Не скажу, что меня застыдили, но все-таки неприятно. – А можно узнать, сколько всего в мире бродит Вернувшихся-из-Тьмы?

– Перво-наперво, твой Хазарт, – заявила волшебница. – Вроде бы есть еще один, чье лицо скрывала маска, но возможно, это все тот же колдун, которого ты встретил в Эрденских Лесах.

– Опять не знаете, – констатировал я. – Ну а насчет экспедиции за Сферой Апокалипсиса? Много там выжило?

– Почти никто, – прямо сказала девушка, раздраженная моей наглостью. – Всего несколько шианских рыцарей и один темный эльф, принесший сюда Реликвию. Следующее путешествие будет еще опаснее, так что ты рискуешь навсегда остаться в Диких Лесах. Но не переживай, как минимум полсотни составят тебе компанию.

– Восхищаюсь твоей прямолинейностью, – сердито фыркнул я. – Неужто наша языкастая магичка не боится полечь в Даркфоле вместе со мной?

– Да ну тебя, – отмахнулась она, садясь в кресло рядом со своим наставником.

Спорить и ругаться с ведьмой я не стал.

– Поссориться вы еще успеете, – вмешался магистр. – Плавание займет уйму времени, а я не хочу лишней крови. Но в одном Тиона права, кампания может оказаться опасной.

Лишней крови? Это мне так намекают, что кучерявая волшебница сумеет меня одолеть? Да я мигом отправлю эту выскочку к демонам; она даже пикнуть не успеет, что уж говорить про сплетение боевых заклинаний.

– Я понял. Теперь-то можно идти? – Мне просто до жути надоели всякие загадки. Мало того, что эти двое ничего не знают, так еще и темнят.

– Иди, Марк, – великодушно разрешил Николос. – Но я не рекомендую тебе покидать пределы Ордена. Две недели назад при странных обстоятельствах в городе погибли три наших воина, а через три дня мне сообщили о смерти одного из преподавателей.

– И кто их убил? Вернувшиеся-из-Тьмы или таинственные существа, живущие в Кольце Времен?

– Не знаю, – сухо ответил глава Шианы. – Просто будь осторожнее. Идет охота.

Охота? Только этого мне не хватало. По мне, так лучше уж плыть в Дикие Леса, чем стать добычей для тех монстров в красных плащах.

– Совсем забыл, – спохватился я. – Как вы собираетесь искать Реликвии? Насколько я понял, три сейчас у вас, за одной нужно плыть в Даркфол. А где еще две?

28
{"b":"6124","o":1}