ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На круге эдак седьмом неприятель действительно выдохся. Грязно ругаясь на своем родном языке, он отбросил тяжелую махину и вытащил длинный обоюдоострый кинжал с ребристым лезвием. Сильный, но не слишком умный орк попытался сбросить еще и кольчугу, за что сразу же поплатился. Я не стал геройствовать и ждать, когда зеленый вояка переведет дух, снимет стальные пластины и приготовится к битве в легком обмундировании, не стесняющем движения. Я стрелой подлетел к шадаарцу и заехал ему по роже рукоятью клинка. Быть может, не слишком благородно и честно, но зеленый вполне заслуженно заплатил за недальновидность и неуважение к сопернику. Теперь будет знать, насколько опасной может быть недооценка врага.

Теперь, когда мне больше не угрожают шестопером, можно выйти и сражаться в открытую, не боясь оказаться раздавленным острой шестиконечной палицей.

Я прохаживался взад-вперед, ожидая, когда мой противник наконец поднимется, сплюнет грязь вперемешку с кровью и приготовится к атаке. Ждать пришлось недолго. Орк медленно поднял с земли ребристый кинжал, а затем повернулся ко мне спиной, словно признавал полное поражение. Немного расслабившись, я чуть не прозевал тот момент, когда длинный орочий нож сверкнул подобно молнии, едва не пригвоздив меня к дереву. Мне помогла лишь врожденная ловкость темного эльфа, иначе бы я уже лежал, захлебываясь в собственной крови.

Зеленокожий налетел мгновенно, не дав даже опомниться, и повалил меня на землю, выбив из рук мой клинок. Все попытки сбросить с себя шадаарца оказались тщетными; он обладал просто феноменальной силой и крепко прижал меня к земле, норовя задушить голыми руками. Мои силы оказались на исходе, я начинал задыхаться.

– Сдохни, тварь, – зашипел мне на ухо орк, брызгая слюной. Он уже ясно осознал, что побеждает, потому его лицо исказила надменная гримаса.

Не желая так просто сдаваться, я что есть силы вцепился в его руку, пытаясь ослабить хватку. Тщетно. Скорее от безысходности, чем от желания спастись, я рванулся, разодрав куртку об острые пластины врага, но все же сумел на несколько секунд разомкнуть пальцы, сжимающие мое горло. Этого оказалось достаточно. Противник вновь навалился на меня всем телом, но тут я всадил ему в запястье короткий нож, вынутый из-за пояса.

Шадаарец взвыл, словно раненый волк, и откатился прочь, вытаскивая прошедший насквозь кинжал. Зря он это сделал. Кровь из раненой руки хлынула фонтаном, окрашивая траву в темно-красный цвет.

Обезумевший от злобы и боли орк бросился ко мне, намереваясь разорвать на части все, что попадется на его пути. Первым в этом списке был, естественно, я. Вот только короткая передышка позволила мне вдохнуть полной грудью воздух и поднять любимый меч. Без этих двух компонентов моя жизнь очень быстро бы оборвалась.

Враг летел прямо на меня, выставив вперед подхваченный шестопер. Я резко увернулся и махнул клинком, целясь в незащищенный корпус. Недруг остановился, на миг блеснули его огненно-красные глаза, а затем он беззвучно рухнул, прижимая рукой вспоротый живот. Мой противник повержен.

Тяжело дыша, я огляделся. На краю поляны стоял все тот же алый воин, а вот Дианы видно не было.

– Где девушка?! – зло заорал я, одним махом оказываясь перед багровым.

Тот лишь неопределенно пожал плечами, демонстрируя полное безразличие.

– Говори, ублюдок! – Мой голос теперь стал похож на шипение разъяренной кобры. – Что ты с ней сделал, отродье?!

– На твоем месте я был бы более почтительным, – отозвался алый, поглаживая черной рукой эфес своего воткнутого в землю фламберга. – Считай, что ты прошел мое маленькое испытание; Они повелели мне сохранить твою жалкую смертную жизнь. Так к чему все эти крики? Повинуйся Их воле и прими Их Дар.

– Иди ты к Девилхору! – огрызнулся я, глядя на протянутый мне сверток. – Верни Диану, а там поговорим!

Собеседник лишь фыркнул.

– Прими Их Дар, – повторил он, поднося сверток к моему лицу. – Ты не можешь Им противиться, ибо Они всемогущи.

Вместо ответа я резким движением рубанул прямо в черный провал капюшона, желая покончить хотя бы с одной такой тварью. Алый с легкостью перехватил мой меч одной левой, словно это не смертоносное оружие, а простая соломинка, которую можно взять голой рукой. В следующее мгновение я оказался безоружным, а Клинок Багрового Заката лежал в стороне, отброшенный красным воином.

– Глупо. – Теперь в интонациях пришельца послышалась усмешка. – Меня нельзя убить ни мечом, ни магией, так что оставь свои жалкие потуги. Ты против меня бессилен. Повинуйся.

– Нет, сначала верни Диану!

– Ты удивляешь меня, Хранитель Клинка, – вкрадчиво произнес воитель. – Почему ты беспокоишься о ком-то другом? Подумай о себе. О своей судьбе. О своей жизни.

– Мне на это плевать! – бессильно взвыл я.

– Я удивлен твоим ответом, Хранитель. Тебя волнуют жизни других?

– Да! – зарычал я, злясь все сильнее. Страх перед алым исчез без следа, остался только гнев. – Теперь мне понятно, кто стоит предо мной! Ты всего лишь жалкий раб, бесчувственная тварь, способная выполнять только волю своих хозяев! Тебе никогда не понять человека, его помыслы, его желания и его страхи!

Красный монстр демонстративно скрестил черные корявые пальцы.

– Смелые слова. – Казалось, мое хамство абсолютно его не трогает. – Смелые, но глупые. Я и подобные мне живем лишь служением; мы служим Им давно, очень давно. Тогда еще не было ни людей, ни эльфов, ни даже ше-арраю. Так какое право ты имеешь говорить подобное мне в лицо, тогда как другие боятся сказать такое даже про себя?

– Кто Они такие? Они – боги?

Алый воин, до этого стоявший истуканом, мелко задрожал. Должно быть, это означало у него смех.

– Ты глуп, Хранитель Клинка, – с пафосом проговорил он. – Они не боги, Они нечто совершенно иное, нечто неподвластное разуму простого смертного. Они – Высшие…

– Если Они так сильны, – напирал я, – так зачем же Им все эти дурацкие игры? Какой смысл убивать Зертия, подставлять меня, искать Сферу Апокалипсиса? Я могу что-то путать, но ведь вы сами повелели создать шесть Реликвий. А Книга Рока, должно быть, она тоже ваше порождение. Так где логика? Где ответы?

– Ты возжелал слишком многого, Хранитель. Разве способны ты и твой учитель понять логику Высших? Едва ли.

Я напрягся, ощущая некую невидимую силу, исходящую от собеседника; но я не мог понять, что она означает.

– Мне многое неизвестно. – Мой голос дрожал, слова давались все труднее. Незримая сила давила, словно непосильный груз. – Но одно я знаю точно… Они не всемогущи, Они боятся… Не знаю кого… Хотя… Магов Рил'дан'неорга? Я прав?.. Они боятся Вернувшихся-из-Тьмы.

Последние мои слова были уже не вопросом, а утверждением.

– Они были врагами, но сейчас они слабы, – равнодушно сказал красный. – Силы Рил'дан'неорга исчезают из нашего мира. Скоро последний Вернувшийся-из-Тьмы погибнет, а Книга Рока потеряет свое значение, став абсолютно бесполезной.

– Это вы уничтожили Орден Хаоса? – Признаться, я сам удивлялся своей наглости.

Алый вытащил из земли свой огромный фламберг и провел рукой по его лезвию.

– Ты вновь ошибаешься, Хранитель, – холодно отчеканил он, приставляя меч к моему горлу. – Мне следовало бы убить тебя за твою бесцеремонность, но Они распорядились иначе. Прими их Дар.

Пришелец убрал оружие, взял меня за грудки и вложил сверток в мою руку.

– Ты глуп! – уже не в первый раз сообщил он, отпуская меня. – Ты пытаешься разобраться в той войне, которую мы ведем от начала времен, хотя не способен уловить даже толику той истины, что стала сутью Лэгоса.

– Что такое Лэгос? – Похоже, я стану задавать ему вопросы до тех пор, пока он не зарубит меня своим грозным мечом.

– Лэгос? – переспросил алый. – Так мы называем наш мир, но едва ли тебе это интересно, Хранитель. – В его голосе стали мелькать нотки раздражения. – Твоя задача – добраться до Лесов Даркфола и принести пятую Реликвию. Если справишься – наградой тебе будет жизнь, но если оплошаешь – я лично позабочусь о том, чтобы ты не умер слишком быстро и легко. Надеюсь, ты меня понял?

37
{"b":"6124","o":1}