ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я сумел только кивнуть.

– Вот и прекрасно. – Багровый воин мгновенно исчез, не оставив после себя даже магического следа.

Теперь я стоял один на пустой поляне (если, конечно, не считать мертвого орка). Голова просто раскалывалась, словно меня огрели дубиной, и наотрез не желала соображать.

Ничего не понятно. После встречи с алым появилось еще больше вопросов, а ответов по-прежнему не было. Кто эти Высшие? Что за войну Они ведут? Каким боком ко всему этому относится Книга Рока? Везде одни знаки вопроса, куда ни ткни. Нет, хватит! У меня скоро вообще крыша поедет.

Пытаясь стряхнуть с себя наваждение, я бросился прочь с поляны. Сейчас меня волновала только судьба Дианы, об остальном стану задумываться позже.

В Орден я вернулся ближе к вечеру, раздраженный и помятый. Хвала богам, я все же сумел найти Диану. Во время поединка с зеленокожим она заманила его подальше от багрового воителя, дабы тот не вмешивался и не блокировал магию лагирта. Судя по тем головешкам, что некогда именовались гордым именем «орк», эльфийка довольно неплохо разбиралась в боевой магии светлых имперских волшебников. Огненный шар пусть и самая банальная вещь, но действует он наверняка, не давая осечек.

В моей комнате меня ожидали хорошее вино, плотный ужин и донельзя злой Рикк. Маленький летун с нервным видом перебирал синие виноградины, лежавшие на подносе рядом с креслом, которое он облюбовал еще прошлой ночью.

– И где ты ошиваешься? – осведомился стилкк с видом жены, созерцающей своего в стельку пьяного мужа. У крылатого обормота такое выражение означает что-то вроде приветствия, но в недружелюбной форме.

– Здравствуй, я тоже рад тебя видеть. – К подобным выпадам мне не привыкать. У мелкого пакостника часто случаются приступы «дуракаваляния».

– Мы тут, понимаешь, сидим, скучаем, а на нас ноль внимания, – пожаловался Рикк.

– Кто это «мы». Неужели наш маленький рыжий охламон заделался королем Эрийских Лесов?

– Сволочь ты, Марк, – сообщил стилкк и показательно отвернулся, демонстрируя полосатую спину. – Бросил меня одного в неизвестном и жестоком городе, а сам смылся. Я обижен от ушей до кончика хвоста. Умоляй меня о прощении и, быть может, получишь амнистию.

– Угу, спешу и подаю. Может, хватит кривляться, а?

Иногда притворные причитания летающего болтуна жутко раздражали. Вот найдет на него приступ глупости, так и будет свою шарманку крутить.

– Ладно, – сладким голоском произнес Рикк, – ты прощен и помилован, но в следующий раз берегись моего ужасного гнева, ибо в гневе я страшен.

Мне пришлось отвернуться, чтобы летун не заметил моей улыбки, которую просто невозможно было сдержать. Меня вообще забавляли его манера общения и постоянные наезды, не имеющие конкретных причин.

Рыжий, по-видимому, решил, будто я сдался, и, повернувшись на другой бок, задремал. Пускай себе дрыхнет, лишь бы не мешал.

Я немного помедлил, дожидаясь характерного сопения, затем сам улегся на кровать и достал боевую звездочку, подаренную Николосом. Теперь осталась только одна половинка, а вторая прочно засела в спине незнакомца, напавшего на Тиону. Подобную вещицу мне раньше видеть не приходилось, но я был практически полностью уверен, что это работа готтальских мистиков. Только они могут додуматься смастерить двойную конструкцию, когда одна звезда летит во врага, а вторая остается в руках. Удобно.

Я принялся изучать пятиконечное оружие, проводя пальцами по острой режущей кромке.

Внезапно возникший поток ледяного ветра заставил меня вздрогнуть, но вскочить с ложа мне не удалось. Незримая сила прочно удерживала на месте, не давая даже пошевелиться. Естественно, я начал паниковать, опасаясь, что случайно вызвал скрытую магию готтальского артефакта. Холодный поток стал вращаться, скручиваться, словно смерч; я даже на несколько секунд потерял способность видеть, а когда протер глаза, чуть не свалился с кровати от представшего передо мной зрелища.

Мне доводилось бывать во многих местах, но ничего схожего лицезреть не случалось. Я лежал на площади, мощенной не чем иным, как натуральными человеческими черепами. И куда я попал? Жутко тут; жутко и темно, словно в тюремных подвалах Доалн Скерта, зловещей столицы Даркфола. Такое предположение заставило вздрогнуть всем телом.

Тут за спиной послышался негромкий хлопок, затем последовало приглушенное шарканье ног и непонятное бормотание. Зажглись крохотные огоньки факелов, которые озарили пространство слабым мигающим светом. Пока я не мог разглядеть тех, кто зажег огонь, но зато сумел кое-как различить черты этого зловещего места: выложенная черепами площадь простиралась на неведомое расстояние; по правую руку от меня раскинулся черный лес, деревья в котором казались мертвыми, ибо на них не было листьев, только корявые ветви да скрюченные стволы. С другой стороны виднелись очертания города, но темень скрывала его от чужих глаз, давая увидеть лишь смутные контуры. Что касается неба, то оно явно отсутствовало. По крайней мере, звезд и луны не было, имелась только непроницаемая тьма.

Поглощенный изучением местности, я даже не заметил бодро шагающего высокого человека, у ног которого крутились невиданные мною существа с лягушачьими мордами и хрупкими телами. Мое первое впечатление от них – злобные и мерзкие твари. В руках уродцев горели фонари, освещавшие путь незнакомцу. Вся эта процессия двигалась прямо ко мне, однако мое присутствие их совершенно не волновало. Они спокойно прошли мимо, не удостоив даже взглядом, словно здесь полно чужаков, свободно разгуливающих по необъятному пространству ужасного подземелья.

И вот только сейчас пришло понимание действительности: меня не заметили только потому, что нельзя заметить того, кого нет. Мое физическое тело осталось в Шиане, здесь же находится только душа. От такого открытия меня передернуло. Ох, влип! Надеюсь, что сумею вернуться назад, а то очень уж не хочется провести остаток жизни в облике бестелесного духа.

Взвесив все «за» и «против», я решил пойти (точнее, поплыть) за неизвестным человеком. Хотя какой же он неизвестный? Именно этот тип напал на Тиону и получил звездочку прямо в спину. Кажется, Николос говорил, будто можно следить за теми, в кого попала подобная метательная штуковина. Выходит, старикан не врал, вот только подобный способ шпионажа не слишком-то радовал.

Мое присутствие осталось незамеченным даже тогда, когда я нагло предстал перед самым носом человека в черной маске. Тот просто прошел меня насквозь. Скажу честно – не самое приятное ощущение.

Сейчас мы «дружно» двигались по территории зловещего города, каменные дома которого навевали тоску своей серостью и запущенностью. Кое-где из щелей поблескивали крупные красноватые глаза низкорослых лягушкоподобных тварей. В этих глазах горели ненависть и бессилие, отчего мне снова стало не по себе. Тут снова вспомнился рассказ Рикка о злоключениях несчастной королевы Лариэл. Если верить повествованию рыжего летуна, именно таких существ видела темная эльфийка, когда спустилась вместе с Дейносом в тайную комнату под Эриндером. Пусть там были только статуи лягушек-людей, но и они наверняка не слишком привлекательны.

Любитель нападений на ведьм подошел к высокому зданию, жестом отослал прочь свой «эскорт» и приблизился к полусгнившей деревянной двери. Его рука уже потянулась к кольцу, но тут в проеме показалась еще одна «лягуха». В темноте я не мог видеть, потому и не смогу подробно описать зверюгу, правда, все эти жабы совершенно на одно лицо.

– Повелитель не звал тебя, Алессандро, – сухим тоном произнесла лягушка. – Ты пришел зря.

– Убирайся прочь, раб, – зло откликнулся человек в черной маске, открыто демонстрируя свое презрение.

Слуга печально вздохнул и отодвинулся, пропуская наемника внутрь. Наверняка лягушонок ненавидит себя за свое уродство и полное бессилие перед магом Рил'дан'неорга. Участь раба вообще малопривлекательна, особенно если ты служишь Вернувшимся-из-Тьмы.

38
{"b":"6124","o":1}