ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы вместе с наемником, названным Алессандро, прошли в мрачный дом.

Я держался за спиной своего «проводника», надеясь на то, что все пройдет гладко. Был, конечно, определенный риск, что колдун может меня заметить, но все же хотелось знать своего врага в лицо. Может, сейчас я проведаю кое-какие тайны Ордена Хаоса?

Узкая винтовая лестница вела наверх и утопала в непроглядной темноте. Неужели всемогущие маги Рил'дан'неорга не могут наколдовать хотя бы парочку горящих факелов? Они бы тут совсем не помешали.

Сразу за лестницей показалась арка, куда мы и вошли.

– Приветствую вас, Наставник, – громко проговорил наемник, как только мы оказались внутри.

В воздухе витала некая зловещая и угнетающая обстановка; хотелось просто закрыть глаза и спрятаться под одеяло, пока это незримое зло не настигло свою жертву, коей можешь оказаться ты сам.

– Я не звал тебя, Ученик. – Неизвестный голос заставил меня вздрогнуть. – Ты не выполнил мое поручение. Так зачем пожаловал сюда, в Орр-Сереган?

Орр-Сереган? Какое-то знакомое название. Помнится, Рикк во время рассказа о судьбе Лариэл говорил, будто Орр-Сереган – некая мифическая обитель Адептов Ордена Хаоса. Выходит, миф оказался правдой, и Твердыня Тьмы существует на самом деле. Надеюсь, мне удастся выбраться из этого гадюшника, ставшего прибежищем тем, кто еще сохранил в своей памяти темные знания Рил'дан'неорга.

– Простите, Наставник… – Любитель ведьм понурил голову. – Но я должен сообщить вам последние новости. Сегодня я напал на одну ведьму и прочел важные сведения, касающиеся плавания в Даркфол. Думаю, подобная информация может стать очень полезной, если ею правильно воспользоваться.

– Ты много думаешь, мой мальчик. – В словах Наставника отчетливо слышались ледяные нотки, не обещающие наемнику ничего хорошего. – Ранг Ученика обязывает четко выполнять приказы, а не действовать по своему усмотрению.

Так-так. Выходит, Тиона не врала; Алессандро действительно сумел узнать планы Николоса. Ну ничего, мы еще посмотрим, кто хитрее.

Я упорно вглядывался во тьму, пытаясь увидеть обладателя столь холодного и сурового голоса. Поначалу темнота полностью застилала мне глаза, упорно не желая показывать картину происходящего; лишь через несколько долгих и томительных минут мне удалось разглядеть невысокую черную фигуру, завернутую в безразмерный балахон. Лица видно не было, зато отчетливо проступали контуры серебристого посоха, на который опирался неизвестный человек.

– Твои манеры оставляют желать лучшего, Алессандро, – немного помедлив, провещал Наставник. – Твое самоуправство вызывает лишь раздражение. Смотри, как бы я не лишил тебя силы Рил'дан'неорга. Тем более ты не сумел выполнить все чисто. Насколько мне известно, тебя заметили и даже ранили. Не так ли?

– Вы следили за мной? – с неприкрытой злостью спросил Алессандро.

– О нет, Ученик. Мне доложил мой соглядатай. Он наблюдает за всеми выходками Николоса, так что твое нападение на ведьму изначально было лишено смысла. Мне известны все ходы старого магистра, все его планы и расчеты.

– И кто же этот доносчик? – Вопрос наемника заставил меня нетерпеливо вздрогнуть. Сейчас я мог узнать очень важные сведения.

Темная фигура неуловимо колыхнулась.

– Ты слишком много хочешь знать, Ученик, – вкрадчиво проговорил Наставник, вальяжно устраиваясь в широком кресле. – Могу лишь сказать, что вы с Хазартом не единственные, кто познал великую мощь Рил'дан'неорга. У меня есть и другие Ученики.

– Для меня это не новость, Учитель. Многие наши маги погибли в сражениях с Алым Легионом, из Учеников остался только Хазарт, а потом вы взялись обучать меня. Так?

– Ошибаешься. – Наставник провел рукой по серебряному посоху, будто гладя ласковую кошку. – Есть еще один мой Ученик, очень старый и очень опытный. Он будет присутствовать на корабле во время плавания в Даркфолские Леса.

Алессандро задумался, обмозговывая слова своего повелителя. Я не мог видеть выражение его лица, зато прекрасно понимал, насколько тот злится. Мне бы тоже не понравились тайны и секреты за моей спиной. А секретов много, очень много.

Теперь можно все разложить по полочкам. Если я правильно понял, то после таинственной гибели Ордена Хаоса выжил только один – этот самый Наставник. Хотя нет, бред полный. Не мог он прожить двадцать пять тысяч лет; скорее всего таинства Рил'дан'неорга передаются от Учителя к Ученику с того времени, как пал Орден. Значит, сейчас на нашу больную голову свалились четверо Вернувшихся-из-Тьмы. Один Наставник и три его Ученика: Алессандро, Хазарт и еще некто, чье имя главный темный колдун разглашать не желает.

– Я думал, вы пошлете Хазарта, – после паузы изрек любитель ведьм.

– Мало ли что ты думал, – небрежно откликнулся Наставник. – Пусть Хазарт грамотный и сильный маг, но у него есть существенный недостаток: один из Хранителей знает его в лицо.

– Это тот, который меня ранил? – Алессандро облокотился на косяк двери; в комнату он так и не вошел, предпочитая разговаривать с Учителем на расстоянии. Вероятно, ему так было спокойнее. Если Учитель начнет рвать и метать, можно быстро улизнуть.

– Разумеется. Хазарт почувствовал Хранителя, когда тот набрел на лагерь в Лесах Эрдена. Убивать его Хазарт не стал, в подобном пока нет необходимости, а вот стереть память он бы мог. Жаль, что не догадался, но, увы, нам всем свойственны ошибки.

Признаться, мне сейчас стало не по себе. Так меня заметили! Заметили, но отпустили! Весело.

– Сядь, Алессандро, – неожиданно приказал Наставник. – Сядь и сними маску; негоже тебе являться в Орр-Сереган в подобном виде. Незримые стражи Твердыни Тьмы не слишком жалуют тех, кто прячется в тени. Пренебрежение может расцениваться как предательство, а предательство ведет к гибели.

Наемник повиновался беспрекословно. Он покорно опустился на табурет, стоявший напротив кресла Учителя, и принялся стягивать черную маску.

Сейчас я уже полностью привык к темноте, так что вполне мог видеть обоих.

Сказать по правде, ничего особенно приметного во внешности Алессандро я не заметил. Самое обыкновенное, ничем не примечательное лицо; короткие волосы, острый нос, округлый подбородок. Точный возраст определить я не сумел, хотя, судя по всему, он не так уж и стар. Если встречу этого типа на улице, могу и не узнать, слишком уж он серый и неброский.

– Признаюсь честно, – уже чуть более мягко заговорил Наставник, – мне жаль Хранителей и тех, кто поплывет с ними в Дикие Леса. Как это должно быть глупо – пасть жертвой чуждой им войны. Они слепо плывут в объятия смерти, но прикрывают свою глупость некими светлыми идеалами. И на что рассчитывает старик Николос? Неужто он полагает, будто Высшие дадут экспедиции добраться до Даркфола? Безрассудно. Те, кто сумеет спастись от лап Алого Легиона, умрут от наших рук, ибо я не собираюсь отпускать выживших Хранителей; подобное чревато очень большими проблемами. Либо они соберутся вместе и откроют путь к Книге Рока, либо погибнут – третьего не дано.

Алессандро начал ерзать, будто ему в табурет вбили гвозди.

– А Николос этого не понимает, так? – смущенным голосом спросил он. Похоже, любителю ведьм не слишком-то уютно в присутствии повелителя.

– Видишь ли, Ученик. – Наставник положил серебряный посох себе на колени. – Такова природа человека. Он с легкостью может осуждать поступки других, но не способен порицать себя. Нам свойственно надеяться на некое чудо, а когда этого чуда не случается, мы впадаем в меланхолию, а затем пытаемся жить дальше. У некоторых это получается, у некоторых – нет.

– Я не совсем вас понимаю, – тихо отозвался Алессандро. Он выглядел крайне напряженным, словно готовился в любой момент броситься прочь. Наемник то и дело мял черную маску, иногда судорожно проводя пальцами по разрезу для глаз.

– Наши поступки и помыслы разнообразны, – продолжал Наставник, игнорируя слова своего Ученика. – Некоторые ведут к свету, другие – во тьму. Суть их может быть столь неповторимой, что ни один смертный не сумеет отличить добро от зла; понять, где истина, а где ложь. Мы просто живем, и жизнь наша подобна бурному потоку горной реки: кто покорно плывет по течению – глупец, кто гребет против – смертник.

39
{"b":"6124","o":1}