ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Клинок Багрового Заката отливал красным, оправдывая свое громкое название. Видимо, он мечтал напиться крови предателя не меньше меня самого. Сейчас, наверное, у меня на лице появилась беспощадная ухмылка.

И без того вечно бледный Ковэн в данную минуту казался белее снега.

– Осознал, каково это – предавать друзей?! – крикнул я, сжимая руку в кулак. – Пора тебя заколоть, словно трусливого пса.

– Друзья не убивают, – холодно возразил мой знакомый. Как ни прискорбно, но самообладания он не терял. Лишь невероятная бледность и капельки пота на лбу выдавали его страх. – Так какое право ты имеешь говорить о дружбе?

Я даже поморщился от такой наглости.

– Ты, грязная тварь! – ухмылка бесследно исчезла, осталась лишь холодная решимость. – Сражайся!

Ковэн коснулся гарды, но оружие так и не вытащил. Вместо этого он продолжал глядеть на меня холодными глазами. Его полный ненависти и бессилия взгляд безгласно обещал мне все муки тьмы.

– Сражайся!!! – взвыл я. При этих словах алчущий крови меч сверкнул яркой алой вспышкой. Он готов был в любой момент разрубить предателя пополам.

Загнанный в угол человек вздрогнул, ощущая приближение погибели.

– Нравится убивать?.. Да, Марк?! – Голос Ковэна все же дрогнул, сорвался на крик: – Нравится чувствовать себя хозяином положения?.. Испытывать страх и боль других?!

– Боль?! – Меня аж передернуло. – Ах ты, жалкий ублюдок! Да какое ты имеешь право говорить о боли?! По твоей вине я оказался выброшенным на улицу, стал бродягой! Думаешь, мне было не больно?!

Ковэн на миг отвернулся и глянул на восходящее солнце.

– Ты многого не знаешь, Марк, – произнес он, снова оборачиваясь ко мне.

– Мне известно достаточно, чтобы отправить тебя в пасть к Девилхору! – прорычал я, глядя ему прямо в глаза.

Мне надоел этот пустой разговор. Меч в моей руке нетерпеливо подрагивал, и я не хотел заставлять его долго ждать.

Удар оказался молниеносным, но не смертельным. В последний момент Ковэн успел увернуться и упал на пол, его с ног до головы усыпало мелкой каменной крошкой от балконных перил.

Следующая атака могла бы стать решающей, ибо враг лишился драгоценной возможности двигаться. Но отчего-то я медлил, не решаясь окончить начатое. Ведь одно дело – прикончить противника в честном поединке, а совсем другое – просто порешить безоружного и беззащитного.

Отойдя назад, я поудобнее перехватил меч. Не знаю почему, но созерцание поверженного недруга не приносило мне желаемого удовлетворения. Меня стали одолевать сомнения.

Мою дилемму решил Арсэлл, невесть откуда появившийся на балконе. Моллдер встал прямо между мной и Ковэном, прикрывая собой предателя.

– Убирайся прочь, темный. – Меня снова начала разбирать злоба. – Не лезь не в свое дело!

– Думаешь, я позволю тебе утолить жажду крови? – холодно осведомился Арсэлл, направляя на меня свой меч. – Хочешь убить его? Так сначала одолей меня.

И зачем готталец вмешался? Какие демоны заставили его лезть в чужие проблемы?

– Как благородно, – фыркнул я, готовясь к нападению. – Уйди с дороги, клыкастый. Если тебе хочется подраться, отправляйся на городской базар.

– Опусти оружие, – спокойно потребовал Арсэлл. – Ты еще успеешь повоевать, когда мы окажемся, сам знаешь где. А сейчас хватит валять дурака, Марк. Вложи клинок в ножны.

Ковэн наконец поднялся и стал стряхивать с одежды серую пыль.

– Уходи, человек. – Темный эльф, не упуская меня из вида, подошел к Ковэну, желая выпроводить его прочь. – Беги отсюда, но если ты хоть одной душе расскажешь о том, что тут произошло, то жестоко пожалеешь. Убирайся. – Арсэлл чуть ли не пинками вытолкал ничего не соображавшего Ковэна прочь.

Это зрелище заставило меня злорадно ухмыльнуться.

– Тебя это тоже касается, Марк, – сухим тоном предупредил готталец, выразительно глядя в мою сторону. – То, что ты один из Хранителей, не дает права столь вольно распоряжаться чужими жизнями. Понял меня?

Я лишь неопределенно покачал головой, ошарашенный быстротой происходящего. Моллдер, надо отдать ему должное, управился мгновенно, даже не дав мне опомниться. Теперь менять что-либо уже поздно. Не продырявил я Ковэну его вшивую шкуру – ну и Девилхор с ним. Пусть живет, мне уже на это плевать.

– Не стоило тебе устраивать подобный самосуд, – сурово произнес темный, поворачиваясь ко мне спиной. – Если уж тебе, Марк, так хотелось расквитаться, мог бы сделать это по-тихому, не привлекая лишнего внимания. Так зачем нужно было орать и устраивать идиотские сцены? Это, по меньшей мере, глупо.

Я аж раскрыл рот от удивления. Этот клыкастый вояка еще будет меня учить, как сводить счеты с предателями?

Не дожидаясь моего ответа, Арсэлл направился в сторону преподавательского крыла. Мне ничего не оставалось, как пойти с ним. Темный, как один из Хранителей, вполне может быть в курсе всех дел, происходящих в Шиане. По крайней мере, он знает куда больше, нежели я.

Сейчас в голову лезли всякие дрянные мысли. Слова таинственного Наставника Рил'дан'неорга заставляли о многом задуматься. Прежде всего, я хотел понять, что нужно Вернувшимся-из-Тьмы. Действительно ли они желают возродить Орден Хаоса или преследуют иную цель, пока недоступную моему пониманию. Жаль, вчера вечером удалось услышать лишь малые крохи знаний, которые не давали ни одного значимого ответа на вопросы, коих за последние несколько дней накопилось просто немерено.

Роль Алессандро в этой малопонятной войне также остается туманной. Ясно, что он довольно незначительная фигура; своего рода пешка, которой в случае необходимости вполне можно пожертвовать, особенно если такая жертва позволит улучшить положение в странной шахматной игре. Наставник Рил'дан'неорга говорил с наемником раздраженно и пренебрежительно, словно перед ним не Ученик, а нашкодивший щенок: бить жалко, а вот отругать очень даже нужно.

Сегодня утром я уже успел посетить главу Шианы. Николос, как всегда, оказался не в духе, а когда увидел принесенный мною Дар от Высших, долго орал и матерился. Сверток он разворачивать строго-настрого запретил, поручив это дело мистику, а меня отправил вон, заявив, что я не должен присутствовать во время ритуала, обличающего подлинную сущность данного объекта. Вот именно так и сказал, слово в слово.

– Ты знаешь, Арсэлл, – внезапно заговорил я, шагая рядом с темным. – Я бы не стал убивать Ковэна, мне хотелось лишь напугать его до полусмерти и отправить на все четыре стороны. Какой резон мстить, если теперь уже ничего не исправишь?

Тут мне самому стало интересно, насколько правдивы эти слова.

– Меня это мало волнует, – после некоторых раздумий откликнулся мой спутник. – Если б тот человек действительно погиб от твоего меча, тебе бы пришлось оправдываться не передо мной, а перед судом. Так что можешь считать, я тебя спас от очень больших неприятностей. – Моллдер выдержал короткую паузу, наблюдая за моей реакцией. – Никогда не уважал человеческие суды, – заговорил он ухмыляясь. – Все они слишком продажны и чересчур предвзяты. Вот в Готтале месть за предательство даже поощряется… Особенно если ты все провернешь чисто и без свидетелей. Обвинять тебя никто не станет.

– Жестокие порядки, – подытожил я, дабы хоть немного поддержать разговор. Арсэлл никогда не отличался особенной любовью поболтать с кем-нибудь по душам.

– Едва ли, – равнодушно отозвался темный. – Просто суровая жизнь требует суровых законов. То, что для людей кажется диким, для нас, темных эльфов, вполне обыденно.

Я кивнул, выражая согласие.

– Выходит, ты знаешь о том, что со мной произошло шесть лет назад? – Этот вопрос был для меня крайне важным. Мне весьма неприятно жить с мыслью, что меня презирают и считают убийцей из-за преступления, которого не совершал.

– Знаю, Марк. Признаюсь, раньше я не верил твоим оправданиям, но теперь…

Арсэлл вновь замолк, явно не желая объяснить свои слова. Он лишь ускорил шаг.

– Ты ведь тоже с ними встречался? – Мне вдруг стало понятно, куда клонит клыкастый эльф. – Ты видел Витязей Алого Легиона, так? Видел их САМ, собственными глазами.

41
{"b":"6124","o":1}