ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Темный сложил руки за спиной, обхватив запястье. Подобным жестом он пытался продемонстрировать свое полное превосходство.

– Кажется, я тебя уже предупреждал, – ледяным голосом промолвил темный, сверкая зелеными глазами. – Не лезь не в свое дело. Поверь мне на слово, Марк, тебе будет гораздо безопаснее, если ты не будешь меня донимать совершенно никчемными допросами.

– Дурак ты, Арсэлл, – безжалостно отрезал я. – Честолюбивый и эгоистичный дурак. Ты можешь сколько угодно скрывать от остальных то, что произошло в Лесах Аделаиды, когда ты искал Сферу Апокалипсиса. Можешь таиться, огрызаться, угрожать… Вот только легче тебе от этого не станет, уж поверь мне.

При этих словах лицо моллдера исказила гримаса злобы. Злить готтальского эльфа, пожалуй, самое глупое и опасное занятие. Обид они не переносят и сразу хватаются за оружие.

– Ты рискуешь жестоко заплатить за подобные высказывания. – Арсэллу стоило огромных усилий проглотить мое оскорбление. – Учти это, а то Николос недосчитается одного Хранителя.

– Я свои слова обратно не беру. Ты можешь до старости тешиться своим самолюбием, мне плевать; вот только есть у нас, у людей, такая банальная вещь, как обоюдное доверие. Вокруг Девилхор знает что творится, а ты тут кривляешься, словно красна девица.

Темный впился ногтями в свое запястье.

– Ты нарываешься на драку? – низким голосом осведомился он.

– Ошибаешься. Мне приходится ходить вокруг да около, пытаясь понять суть происходящего, но, клянусь жизнью, ты знаешь куда больше моего.

– Не клянись тем, что висит на волоске.

Я лишь сплюнул себе под ноги. Этот упрямый осел наверняка знал очень многое, однако упорно молчал.

– Ты зря так злишься, Марк. – Раздражение в голосе темного неожиданно сменилось невозмутимостью. – Мне не нужно быть особо проницательным, дабы понять, что ты мне совершенно не доверяешь, хотя и желаешь узнать от меня все тайны магов Рил'дан'неорга и красных воинов. Впрочем, я тоже не могу верить тебе полностью, ибо нельзя полагаться на того, кого обвиняли в убийстве. Так какой же смысл задавать вопросы, если нельзя быть уверенным в искренности ответов? Может, я предатель? Может, я служу Вернувшимся-из-Тьмы? А, возможно, на самом деле предатель – это ты, Марк. Видишь, какой интересный расклад получается. Сдается мне, именно на этом и станут играть наши враги. Вот только КТО наши враги? Вопрос интересный, но очень спорный.

Прав моллдер, в подобном деле веры нет никому. Помнится, Наставник Хаоса говорил о шпионе, затесавшемся в нашу экспедицию. Если стану составлять список возможных изменников, Арсэлл попадет туда одним из первых.

Я даже не сразу заметил, как ловко собеседник сумел уйти от болезненной для него темы. Хитрый Арсэлл не слишком-то желает говорить о том, что случилось в Лесах Аделаиды. Ладно, пусть молчит; он ведь мог и наврать с три короба, а ложь, как известно, гораздо хуже, нежели упорное молчание.

– Ты прав, клыкастый, – кивнул я, оглядываясь по сторонам. Судя по красивому и чистому убранству коридоров, мы уже дошли до преподавательского крыла.

Немного поколебавшись, я все же решился поведать эльфу о своей встрече с Алым Витязем и о путешествии в Орр-Сереган. Если Арсэлл и есть доносчик (в чем я с каждой минутой начинал сомневаться все меньше и меньше), то никаких особо важных сведений я ему сообщить не смогу, потому как сам знаю очень мало. А вот если темный верен Шианскому Ордену, мы можем получить надежного союзника, а вместе станет значительно легче понять смысл действий врага. Только кого можно считать врагом? Магов Рил'дан'неорга или Высших? Действительно интересный вопросик, тут уж с готтальским эльфом не поспоришь. Сдается мне, ни от кого добра ждать нельзя.

В процессе всего повествования я внимательно следил за реакцией моллдера, однако ничего важного понять не сумел. Лицо Арсэлла, вечно суровое и надменное, подобно маске скрывало все чувства и мысли, роящиеся в его голове.

– Довольно занимательная история, – хмыкнул он, дослушав рассказ до конца. – То, что среди нас есть соглядатай, дело обычное. Подобное меня мало удивляет. Ты, Марк, лишь прибавил загадок, но не дал им объяснений. Так можно узнать, кому мы можем верить безоговорочно?

– Диане можно верить… Дэллу… – принялся перечислять я.

Темный сузил глаза.

– Понятно, – небрежно перебил он. – Только не стоит исходить лишь из собственных чувств и симпатий, хотя, если быть откровенным, Диана вполне заслуживает доверия, а вот за орка я бы не поручился. Но в любом случае адептов Рил'дан'неорга нужно искать среди старых и сильных магов, простые наемники едва ли могут оказаться повязанными с древними колдовскими силами.

Мы остановились возле двери, окрашенной в терракотовый цвет. Если мне не изменяет память (а она мне редко изменяет), здесь находится одна из многочисленных лабораторий, где всякого рода умники бьются над проблемой усовершенствования различных магических штучек вроде лагирта или всевидящего шара.

– Зачем мы здесь? – осведомился я.

– Ридден с Николосом звали, – пояснил собеседник. – Но не торопись. Твое повествование сильно меня заинтриговало, так что для начала обсудим все предположения. Так скажи мне, Марк, а кого ты подозреваешь? Кроме меня, естественно.

– Всех остальных.

Темный подошел к парапету и оперся на край, скрестив руки на груди.

– Логично, – согласился он. – Я в свою очередь исключаю из списка подозреваемых Тиону. Едва ли она способна на предательство. Те двое святош, архиепископ Преотлиний и целительница Айрен, также не стали бы связываться с Вернувшимися-из-Тьмы; слишком уж они слабы и трусливы для подобных выкрутасов.

– И кто остается? – Я немного напрягся, надеясь понять разгадку. Готтальцу я начинал верить, по крайней мере, его выводы казались весьма обоснованными. К тому же он был молод, а Ученик Рил'дан'неорга, посланный в качестве шпиона, по идее, должен быть довольно старым и опытным. К эльфу не вязались оба этих определения.

– Те, чьи имена нам пока не известны, – со значительным видом изрек собеседник. – Под подозрения может попасть капитан корабля, на котором мы поплывем, его помощники, а также группа доверенных Николосу магов. Но прежде всего… – Арсэлл любил томительные паузы. – Прежде всего, я бы обвинил в шпионаже… Риддена.

Мне осталось лишь пожать плечами.

– С чего ты взял? Не любишь соплеменников, напоминающих о Готтале?

– Пораскинь мозгами, Марк. – Арсэлл вдруг просиял, окрыленный новой догадкой. – Ридден – мистик, способный запросто прочесть чужие мысли и даже вызвать фантома…

– А фантомы чувствуют силу Рил'дан'неорга, – подхватил я, радуясь простоте и гениальности разгадки.

Темный усмехнулся, демонстрируя короткие идеально белые клыки.

– А стало быть, – продолжал он. – Если бы среди нас оказался Вернувшийся-из-Тьмы, Ридден бы мгновенно узнал об этом и сообщил Николосу; но так как мистик молчит, напрашиваются два вывода. Либо он и есть предатель, либо он этого предателя покрывает, боясь за свою собственную жизнь. Вот так все просто!

Видимо, последнюю фразу Хранитель Сферы произнес слишком громко, так как из-за терракотовой двери появилось лицо главы Шианского Ордена.

– Уже пришел, Марк? – хмыкнул Николос. – Так чего торчишь здесь, словно попрошайка под воротами храма? Заходи, или тебе пригласительный билет нужен?

Я послушно вошел, игнорируя ставшую привычной грубость. Арсэлл двинулся следом за мной.

– А ты куда собрался? – Старикан преградил темному дорогу. – Ты придешь, когда тебя позовут, а сейчас можешь идти на все четыре стороны.

Готталец аж поперхнулся от такого хамства, но огрызаться не стал, прекрасно понимая, чем это чревато. Нрав у нашего наставника крутой, как Готтальские скалы, и колючий, как утыканная иглами булава.

Пропустив меня, Николос демонстративно хлопнул дверью.

– Случайно услышал окончание вашего разговора, – черство произнес он, как только мы остались тет-а-тет. – Полнейшая чушь. Если ты, Марк, хочешь найти предателя, то помни: среди доверенных мне людей таких нет. Усек?!

42
{"b":"6124","o":1}