ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мастер Ридден, надо отдать ему должное, хорошо умел успокаивать и подбадривать экипаж броненосца, но последние несколько дней и он сам приуныл, жалуясь на нестерпимый кашель и постоянную боль в горле. Обращаться с такими пустяками к Айрен и другим целителям гордый мистик не желал, предпочитая терпеть простуду, а не горькие снадобья лекарей.

– И когда же потеплеет? – страдальчески вздохнул Дэллу, облокачиваясь на высокие перила «Речного краба». Даже безалаберный орк сейчас выглядел мрачнее тучи.

Я безмолвно глядел на узкую черную ленту правого берега, мечтая вновь оказаться в жарких тропических Лесах Эрдена. Над теми зачарованными местами природа не имеет власти, там царит вечное лето.

– Радуйся, что хоть дождь прекратился, – тихо отозвался Рикк. Маленький мохнатый стилкк неотрывно следил за сидящей на палубе жирной чайкой. Белая птица, гордо выпятив грудь, поглядывала по сторонам с таким видом, словно это она является истинным капитаном «Краба», а вовсе не заносчивый эльф Эмиллио.

Орк снова вздохнул, мысленно проклиная тот день, когда согласился плыть в такую даль за дурацким древним раритетом.

– Интересно, – продолжал рыжий летун, кивая на чайку, – а она съедобная?

– Ха, а как же, – немного оживился Дэллу. – Чайки такие же съедобные, как и маленькие говорливые стилкки. Только в стилкках мяса меньше.

– Кто бы говорил, – парировал Рикк. – Вот в тебе, зеленый, вообще есть нечего. Даже удивительно, как тебя ветром не сносит? – Рикк победно хрюкнул и отвернулся; насмешек он все же не переносил, хотя сам очень любил кого-нибудь поддеть.

Со стороны капитанской рубки к нам приближался друид Виталис. Он единственный из всех пассажиров корабля оставался жизнерадостным; похоже, дождь и ветер его совершенно не волновали.

– Доброе утро. Вижу, не я один люблю встать пораньше, – сказал старый эльфийский маг, подходя ближе. – Должен вас заверить, друзья мои, погода скоро улучшится. Завтра уже будет тепло и солнечно, так что убирайте с лица свои кислые мины.

– Пустые обещания. – Из ближайшей двери вынырнул вечно ворчливый гном Торрад. – Ты, Виталис, все только обещаешь. Вот, помнится, на Мертвом Поле ты нас тоже уверял, будто будет солнце и личи не посмеют вылезти из своих дебрей. А что в итоге? Ох, клянусь глоткой морского дракона, от твоей друидской волшбы одни неприятности. Ненавижу колдовство. Вот секира, это я понимаю. Вещь! – Торрад нежно погладил рукоять своего грозного оружия.

– И, кажись, тебе скоро придется пустить ее в ход, – пробормотал Дэллу, с ужасом глядя куда-то поверх гномьей головы.

Мы разом обернулись. Со стороны Ландеронской империи к броненосцу быстро двигалось небольшое черное облако.

– Что это? – спросил я, наблюдая, как облако распалось на множество темных точек.

– Враг, – сразу заключил Торрад. – Наконец-то мы повеселимся, а то мне опостылело без дела протирать задницу. Моя секира ржавеет, если ее не поливать свежей вражеской кровью.

В ушах резкой дробью раздался тревожный звон колокола – наблюдатель на вышке также заметил приближение тучи.

В следующее мгновение палуба оживилась; маги и воины повыскакивали из кают, стремясь понять, что же такое случилось, раз их будят так рано. Не прошло и минуты, как заспанные люди собрались на корме, зычно переговариваясь и изучая приближающееся облако.

– Дарн'варры! – пронеслось по рядам наблюдающих; затем все стихли, неожиданно осознав, кто же прилетел сюда по наши души.

Дарн'варры ужасающими черными тенями кружили вокруг корабля, однако не спешили нападать. Их полет казался столь стремительным, что невозможно было даже понять: сколько тут этих крылатых тварей? На мой взгляд, не меньше полусотни.

– Хороший признак, – заговорил сидевший на моем плече Рикк. – Когда дарн'варры кружат над тобой хаотично и без резких выпадов, то это означает, что они настроены миролюбиво. Авось пронесет. – Рыжий стилкк, несмотря на всю свою болтливость и притворную безалаберность, очень хорошо разбирался не только в истории нашего мира, но и в обычаях разных народов, начиная от лиатаргов и кончая людьми.

– Не верится. – Ко мне совершенно незаметно подошла Диана. – Или ты, маленький, хочешь сказать, что эти тварюги просто пролетали мимо и решили залететь поздороваться?

Вопрос остался без ответа. Рикк в последнее время выглядел слишком несчастным и пришибленным, даже острить перестал. Не найдя лучшего решения, он перелетел на мою руку и нахохлился, словно недовольная жизнью курица.

Три тени оторвались от остальных и, сделав круг над головами перепуганных людей, опустились на заднюю палубу, где столпились, пожалуй, все члены экипажа, включая лекарей и рабочих. Один из незваных гостей выступил вперед, двое других, по всей видимости охранники, стояли на шаг позади своего предводителя. Главарь дарн'варров был одет в черную мантию без каких-либо излишеств, тогда как его телохранители облачились в темно-лиловые доспехи с выбитыми на них гербами в виде трехглавой гидры. В руках они сжимали весьма внушительного вида гладиусы[19].

Признаться, мне приходилось лицезреть много разных монстров, разумных и не очень, но дарн'варров я видел впервые. Если бы меня попросили описать их всего одним словом, я выбрал бы эпитет «зловещие».

Кожа этих чудищ оказалась совершенно черного цвета и со множеством чешуек, плотно прилегающих друг к другу. За спиной красовались огромные перепончатые крылья с острыми шипами на каждой перепонке. А лицо! Это даже не лицо, а жуткая морда с горящими глазами, двумя дырочками вместо носа и венчиком крохотных рогов вокруг головы, походивших на корону орочьих вождей древности. Но самое страшное это пасть: жуткого вида дыра с челюстями, открывающимися не как у людей вверх и вниз, а вправо и влево. С человеком этих чудищ роднили только пропорции тела: такой же длины руки и ноги, соразмерная голова, вот только когтистые пальцы и стопы выглядели значительно крупнее, нежели у людей. Ничего подобного мне раньше зреть не приходилось.

Главарь дарн'варров столь же внимательно изучал экипаж, а затем громко спросил на человеческом языке:

– Кто главный?

Вожак из стороны в сторону водил своей монстрообразной головой, явно упиваясь произведенным эффектом.

Через толпу протиснулся Эмиллио и с гордым видом подошел к дарн'варру.

– Я главный, – произнес командир «Краба», скрестив руки на груди.

Вслед за эльфом к чужаку вышли Ридден и его телохранитель.

– Чем можем быть полезны? – Мистик как всегда оставался спокойным и любезным, а вот находившийся рядом Эран (к моему удовольствию) чрезвычайно нервничал, то и дело поглаживая эфесы золотых сабель.

Пришелец пристально оглядел сначала Эмиллио, затем Риддена, что-то негромко сказал на родном (непонятном мне) языке двум своим охранникам и лишь потом обратился к эльфам:

– Имя мое – Шерг'ган, – довольно-таки учтиво представился главарь, глядя куда-то между капитаном «Речного краба» и мистиком. По всей видимости, он не мог понять, какой из этих эльфов главнее: эрийский или готтальский? – Я являюсь сотником этого войска, – он указал когтистым пальцем на парящих в небе дарн'варров. – Мы пришли по воле нашего великого вождя Гарал'кхарда.

– И чего хочет вождь? – нетерпеливо перебил Эмиллио.

Этот остроухий эриец, насколько я заметил, не отличался ни вежливостью, ни терпимостью. Мне, само собой, по барабану, вот только таким тоном с дарн'варрами не разговаривают. Ляпни что-нибудь не то, и они тебе живенько оттяпают длинный язык вместе с дурной головой.

Главарь проигнорировал подобную наглость.

– Из Лесов Аделаиды, – он выговаривал слова четко и ясно, но то и дело проскальзывал акцент, – месяц назад была похищена святыня моего народа. Если вы не хотите проблем и неприятностей, призываю отдать Сферу Апокалипсиса вкупе с теми ворами, что посмели вторгнуться на нашу землю и осквернить священный храм моего народа. – Когда сотник говорил, его левая и правая челюсти то расходились, то смыкались, довольно неприятно клацая пилообразными зубами. К тому же я заметил, что треугольные зубки у него идут аж в три ряда.

вернуться

19

Гладиус, или гладий (лат. gladius) – римский короткий меч (до 60 см); предназначен преимущественно для колющих ударов; использовался для боя в строю. – Примеч. ред.

45
{"b":"6124","o":1}