ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Противник попался нешуточный, ибо следующие его выпады были выполнены весьма искусно. Он прекрасно понимал, что его преимущество в соблюдении дальней дистанции, тогда как мне для нанесения точного удара придется подойти на расстояние длины меча. Вот только подступиться он мне не давал, предпочитая наносить уколы издали, благо длинная рукоять серпа вполне позволяла это сделать.

Такое положение вещей меня совершенно не устраивало; противник вполне мог достать меня серпом или загнать в угол, где сумел бы без труда со мной покончить. Я сделал ложный выпад, пытаясь вырваться, но с дарн'варром подобное не прошло. Он снова подался вперед, но в последней момент излишняя подозрительность и осторожность сыграли с ним злую шутку. Вместо того чтобы защищаться, соперник открылся, делая весьма опасный выпад, однако врожденная ловкость готтальских эльфов не подвела меня и на этот раз. Я ударил клинком по древку серпа, затем подпрыгнул и оказался за спиной воина. Тот резко пригнул голову, боясь за целостность собственной шеи, хотя она и так была недоступна из-за крепкого стального ворота, которым снабжались все доспехи дарн'варров. Не дожидаясь, когда враг обернется, я всадил меч в щель, из которой торчало черное крыло. Тонкий острый клинок без труда пронзил податливую плоть и остановился, лишь когда лезвие прошло насквозь и воткнулось в чешуйчатую кожу изнутри. Противник захрипел, оружие выпало, и он мешком повалился на деревянный пол «Краба».

Я резким движением вытащил Клинок Заката и огляделся: повсюду шел ожесточенный бой с переменным успехом. Одни сражались с чернокрылыми уродами в ближнем бою, другие предпочли стрелы или магию. Судорожно озираясь, я искал глазами тонкую фигуру Дианы. Ее я увидел, лишь когда отошел в носовую часть корабля, где битва казалась еще более свирепой. Эльфийка ловко приспособила свой магический купол на левую руку, используя его как очень легкий, но невероятно прочный щит.

Я невольно остановился, залюбовавшись изящными и грациозными движениями Дианы. Она была чрезвычайно гибкой и пластичной, а ее удары выглядели четкими и соразмерными. Диана, несмотря на способности к боевой магии, предпочитала простое оружие, нежели лагирт. Видимо, чародейство против дарн'варров не действовало, отражаясь от сверкающих фиолетовых доспехов.

Сразу за полуразрушенной смотровой вышкой я заметил быстро приближающегося дарн'варра. Он пролетел над головами людей, осыпав их стальными шипами. Двое наших воинов повалились на пол и сразу перестали подавать признаки жизни. Еще один пока оставался жив – игла насквозь пробила ему бедро. К раненому тут же бросился эльфийский лучник, на ходу выпуская стрелу. Крылатый монстр молниеносно перерубил летящее в него древко, от следующей стрелы он закрылся крылом, а затем камнем рухнул на стрелка. Обоюдоострый гладиус дарн'варра рассек зазевавшегося эльфа на две части, но, падая, эриец так и не выпустил свой асимметричный лук.

Нападавший попытался снова взлететь, но мне удалось в один прыжок оказаться прямо на его спине. Тварь злобно зарычала и вопреки всем законам тяготения все же сумела немного подняться в воздух.

Мне пришлось мертвой хваткой вцепиться в бронированный воротник чудовища, дабы не грохнуться на палубу. С трудом переводя дыхание, я все же удержался и даже попытался пронзить врага клинком. Монстр тотчас начал вихлять, выписывая умопомрачительные пируэты, однако мне пока удавалось держать равновесие. Я уже готов был пронзить дарн'варру горло, но тут он резко подался вниз, круто перевернулся и расслабил крылья. Сила тяжести сразу увлекла нас обоих вниз; в последний момент противник замедлил падение и со всей силы ударил меня спиной о крышу кают. От боли в глазах помутилось, и я выпустил меч, но все же остался сидеть верхом на враге, сжимая руки еще сильнее. Бестия снова зарычала, силясь достать своего наездника, однако сил ей уже не хватило, и мы вместе грохнулись на залитую кровью палубу. В следующее мгновение ко мне подбежала Диана. Она одним ловким движением отправила проклятого летуна к Девилхору и теперь силилась вытащить меня из-под тяжелого тела крылатой твари.

– Цел? – спросила эльфийка, нервно дергая щекой.

– Вроде как, – с трудом отозвался я. Голос у меня казался хриплым и сдавленным.

Диана упорно пыталась сдвинуть с меня тушу черной бестии, однако ей явно не хватало силенок. Так бы я и остался лежать, беспомощно водя глазами, но на подмогу пришел Арсэлл, главный виновник «торжества». Темный немного приподнял дарн'варра, а девушка вытащила меня из этих мертвых объятий.

– Крепко приложило, – оценил моллдер, оттаскивая мою скромную персону под навес.

– Кости целы, – с облегчением произнесла Диана, просвечивая меня теплой магией лагирта. – Просто ударился сильно.

Превозмогая боль и игнорируя протесты эльфийки, я все же поднялся. Голова немного кружилась, но кости, как и сказала девушка, действительно были целы. Или, по крайней мере, мне так казалось.

Я пристально оглядел своих спасителей: у Дианы слегка кровоточило плечо, но другие видимые повреждения не наблюдались; а вот Арсэлла потрепало куда сильнее – все его лицо было залито кровью, на руках виднелись рваные раны. Похоже, моллдеру досталось гораздо больше, нежели мне.

Здесь, на носу броненосца, бой постепенно угасал. Последние дарн'варры еще сопротивлялись, но по количеству наших бойцов я без труда определил, что крылатые уроды обречены на скорое поражение.

Среди защитников я разглядел взъерошенную макушку Дэллу. Разморенный длительным и нудным путешествием, он, судя по всему, сейчас банально развлекался, ловко уходя от ударов когтистых лап. Нападающий на орка дарн'варр явно не рассчитал своих сил и недооценил мастерство зеленокожего пройдохи, в результате чего оказался лежащим с пробитым горлом на окровавленных досках судна. Тварь еще несколько секунд конвульсивно вздрагивала, пытаясь закрыть лапами хлеставшую из раны кровь, но скоро перестала дергаться, покорно сдавшись в безжалостные объятья смерти.

Ну и конечно же я не мог не заметить высоченную фигуру тролля Облоба, второго Хранителя (себя я всегда называю первым), который на голову превосходил всех остальных воинов. Массивный и огромный, он весьма толково сдерживал натиск сразу двух черных бестий. Тролль не отличался проворством, но его немыслимая сила и крепкая броня с лихвой компенсировали обычную для этой расы массивность. Первому противнику Облоб одним махом палицы размозжил уродливую башку, второй же получил дубиной прямо в грудь. Дарн'варра отшвырнуло на добрых десять шагов, и его черное тело с грохотом и треском проломило стену одной из кают. Темно-лиловые доспехи монстра с лихвой выдержали удар шипастой палицы тролля, чего не скажешь о хрупком позвоночнике. Судя по неестественно искривленной спине, хребет дарн'варра переломился сразу в нескольких местах. Этот враг оказался последним.

Защитники отирали пот и кровь, пытаясь прийти в себя после столь ожесточенной битвы. Многие остались лежать мертвыми, некоторые были ранены, и теперь к ним спешили лекари во главе с Мириньей, настоятельницей школы-монастыря целителей. До этого они прятались в каютах, но теперь бежали на помощь. Естественно, обвинять медиков в трусости никто не стал. Они умеют только лечить, а военное ремесло им совершенно незнакомо. В конце концов, нельзя заставить волков пасти овец, а зайцев – охотиться на лисиц.

Айрен де Коллерт опустилась на колени возле тяжелораненого человека и принялась промывать его раны неким раствором, попутно нашептывая какие-то непонятные слова. Другие лекари принялись за ту же работу. Целители оставались совершенно спокойными, даже лужи крови и горы мертвых и умирающих не могли их смутить. Монахи и простые медики прекрасно знали свою работу и были гораздо менее восприимчивыми к виду багровой жидкости, нежели даже воины и наемники Шианского Боевого Ордена.

Закончив с очередным раненым, Миринья деловито направилась в нашу сторону, попутно перебирая в сумке бинты, эликсиры и мази. Пристально оглядев меня и Арсэлла, она быстро усадила темного эльфа на ящик и принялась смазывать его исцарапанные руки непонятным серым снадобьем.

47
{"b":"6124","o":1}