ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я вновь стою на корабле, туман редеет, иллюзия тает. Тиона смотрит на меня жалобно и обреченно; к ней с секирой бежит Торрад, а за его спиной разверзается тьма. Но где Диана? Почему я не вижу ее?! Почему!!!

По палубе ходят люди. МЕРТВЫЕ люди! Все мертвы, все до единого! Лишь незримая сила видения удерживает их на ногах, не дает рассыпаться прахом. У некоторых нет головы, другие изранены до такой степени, что говорить об исцелении попросту глупо. Тиона визжит от страха, кидается ко мне, но я отталкиваю ее. Почему? Мне нужно помочь несчастной волшебнице. Так почему я отворачиваюсь от нее, не протягиваю руку помощи?

Туман развеялся, солнце вновь осветило палубу, реальность победила иллюзию.

По судну прокатился жуткий крик. Перепуганные люди метались и кричали так оглушительно, что я невольно зажал уши. Многие попрятались в каютах, кто-то сиганул прямо в воду, лишь несколько человек не сдвинулись с места.

Я тупо озирался по сторонам, пока не столкнулся взглядом с Алым Витязем. Он стоял ко мне вплотную, его глаза впивались в меня, словно острые клинки. Мне хотелось отступить, закричать, броситься бежать, но я смотрел в черный провал капюшона. Смотрел и не видел ничего, кроме всепоглощающего мрака.

– Ты все видел, Хранитель Клинка, – прогудел багровый. – Ты познал ту судьбу, что постигнет всех вас на пути к Лесам Даркфола. Время упущено, его нельзя повернуть вспять. Мы не можем исправить чужую ошибку, так пусть все останется как есть. Но во имя Капища Душ, мы не позволим жить тем, кто продался Хаосу и вкусил темную мощь Рил'дан'неорга.

К Алому Витязю подплыли двое его товарищей. С трех сторон они обступили меня, Диану и Тиону.

– Капище Душ ждет тебя, – безжизненным голосом проговорил слуга Высших, касаясь плеча Тионы. – Лишь смерть избавляет от Тьмы.

Ученица Николоса вскинула руку, брызнула волна силы. Багровые колебались не больше пары секунд, но этого хватило для побега. Магичка подпрыгнула невероятно высоко, сделала в воздухе сальто и опустилась прямо на перила броненосца.

– Что здесь творится? – вмешался Ридден.

За его спиной находились Эран, Гред, Арсэлл, Эмиллио и Торрад, – единственные, кто не струсил после колдовства красных воителей.

Я ожидал, что Витязи начнут гоняться за Тионой, однако они даже не сдвинулись с места. Один из Алых, доселе молчавший, снизошел до ответа:

– Ты искал предателя, маг. Искал Вернувшегося-из-Тьмы. Так вот, отступница перед тобой. – Он указал корявым пальцем на ученицу Николоса. – Мы долго наблюдали за судном, пытались выявить колдуна, но сумели сделать это лишь после того, как предатель дал о себе знать, воспользовавшись Рил'дан'неоргом во время боя с чернокрылыми.

Тиона гордо вскинула голову.

– Долго же вы меня выискивали, – с усмешкой бросила она. – А что теперь? Что жалкие рабы Высших смогут мне противопоставить? Убить мечом? Обратить меня в прах своей магией? Искренне сомневаюсь. Все фигуры в игре встанут на свои места вне зависимости от воли Высших. Уже ничего не изменится…

И Тиона прыгнула в реку. Плеска воды я не услышал, значит, она не утонула.

– Сбежала, – выдохнул Ридден.

– Не имеет значения, – откликнулся Алый. – Так и должно было случиться. Однако мы пришли сюда не только за ведьмой, но и за той, кто ей помогал. За той, кто покрывал колдунью все это время. – Он взглянул на Диану.

– Что за бред! – рявкнул я. – Она не предатель!

– Помолчи, Марк, – оборвала меня эльфийка. – Доказывать свою невиновность более чем глупо. Алые правы, именно я покрывала Тиону. Мне суждено было сыграть ту же роль, что шесть лет назад сыграл Зертий. Только и всего.

Я не мог в это поверить. Не мог и не хотел.

Витязи угрожающе двинулись к Диане.

– Вы ее не тронете, – прорычал я.

– Пусть будет по-твоему, – не стал спорить Алый.

Вспыхнул черный огонь, и Витязи исчезли.

Всю ночь я пребывал в оцепенении. Боль от предательства любимого человека гораздо страшнее смерти. Мне пришлось воочию в этом убедиться. Диана предала! Меня! Дэллу! Николоса! Арсэлла! Всех, кто ей верил! Так почему я вступился за нее? На что надеялся? Неужто полагал, будто эльфийка одумается, поймет свою ошибку?

Ее не убили. Пока не убили. Диану заперли в какой-то камере в нижних трюмах. Она ничего не просила. Ни милости, ни понимания, ни прощения. Я должен был поговорить с ней, понять суть ее поступков. Но я не сумел. Струсил! Вместо того чтобы пойти к ней, я забился в тесную каморку. Не могу смотреть в глаза людям. Не могу поверить в реальность случившегося. Не могу смириться…

– Я понимаю твою боль. – Рядом со мной на холодный пол палубы, где я сидел, опустилась Айрен. Бедняжка выглядела бледной и уставшей, словно на ней всю ночь таскали воду. – Когда-то я изливала тебе душу, Марк, и мне с тех пор стало легче. Ты должен понять одну вещь: что бы ни случилось, нужно жить дальше.

– Я знаю. Я буду жить. Просто моя жизнь станет другой.

Монахиня промолчала, впрочем, слова мне и не требовались. Что такое, в сущности, слова? Всего лишь сотрясание воздуха, не более.

Я встал, руки и ноги затекли, поэтому плохо слушались. Мне упорно казалось, что поддержка мне не нужна. Наверное, привык справляться собственными силами, но все равно был очень благодарен этой женщине – единственному доброму и светлому человеку среди всей этой компании колдунов, убийц и честолюбивых лидеров. Если бы «Речной краб» вдруг потонул вместе со всей командой, едва ли мир от этого стал хуже.

Миринья продолжала что-то говорить, но я уже не слушал.

Нет, я не буду сидеть сиднем. Клянусь, рано или поздно я найду Тиону. Найду и убью. Мне плевать, будь она хоть трижды маг Рил'дан'неорга, я прикончу эту тварь. Без злобы и без жестокости. И даже не ради мести. Просто такие не имеют права на жизнь…

– …я не могу помочь Диане, – сказал мне Ридден, когда я оказался в его каюте. Было уже за полночь, в окна светила полная луна, дрожащий свет свечей ужасно нервировал.

– Вы звали меня не за этим, – сухо бросил я. – Хватит раздирать старые раны. Говорите прямо, господин мистик.

– Как хочешь, Марк. Я скажу. Высшие дали понять, что Они нам не враги, но и не союзники. Еще в Шиане один из Витязей передал тебе Дар. Николос под страхом смерти запретил мне показывать этот Дар. Но теперь все изменилось.

– Так что в свертке? – без особого интереса спросил я.

– Там сокрыты знания. Опасные, а может даже смертельные. Никто не сможет заглянуть туда. Только ты, Марк, ибо послание предназначалось тебе. Но оно связано еще с одним человеком… точнее, с темным эльфом, погибшим полторы тысячи лет назад, во время Готтальской войны. Я говорю о Дарсейне, повелителе моллдеров.

– Он-то здесь при чем? Никто из ныне живущих тогда еще не родился. Даже эльфы не могут прожить столько лет.

Ридден развел руками.

– Владыка Дарсейн давно мертв, – согласился чародей. – Даже память о величайшем из моллдеров тает подобно снегу под палящими лучами солнца. Но связь есть, тут я не сомневаюсь. Если душа бессмертна, то…

– Почему вы не почувствовали предателя? – в упор спросил я. Болтовня о Дарсейне мне была совершенно неинтересна. – Как же ваши хваленые фантомы, чувствующие Рил'дан'неорг? Про чтение мыслей вообще молчу.

Мистик виновато вздохнул:

– Диану я не обнаружил потому, что она не являлась Адептом Хаоса. А вот с Тионой дела обстоят сложнее. Я посылал призраков и мысли тоже читал. Ученица Николоса оказалась чистой, да и сам глава Шианы ей безоговорочно верил. Девчонка не могла закрыться, я бы почуял. Мне даже в голову не могло прийти, что столь молодая девушка окажется старшим Учеником.

– Что-то тут нечисто. – Я не обвинял моллдера, просто констатировал неоспоримый факт. – Если бы Тиона оказалась Вернувшимся-из-Тьмы, Алессандро не стал бы на нее нападать.

– Ты же сам говорил, что Алессандро ничего не знал о старшем Ученике, – покачал головой готталец. – Загвоздка скрывается не здесь, Марк. У меня такое ощущение, будто кто-то могучий «влил» Рил'дан'неорг в тело Тионы за несколько часов до того, как Алые Витязи ее раскрыли.

60
{"b":"6124","o":1}