ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Все это, конечно, интересно, но мне непонятно другое: зачем тебе вообще нужны эти Хранители? И каким боком ко всему этому «сидят» Высшие?

– Не бери в голову, Дарсейн. Тебя подобные вещи не должны волновать. Мы хотим получить Книгу Рока и одновременно боимся ее мощи. А Высшие… наверное, тоже боятся. Точно не знаю. В последнее время Они стали радикально менять правила игры, осторожничать и вводить новые порядки. Взять хотя бы тот факт, что Они не стали тебя убивать, узнав о принадлежности к Хранителям.

– Но Они вмешались в ход войны…

– …чего раньше никогда не делали, – оборвал чародей. – Но довольно пустых разговоров. Собирай мистиков, Дарсейн; готовь арбалетчиков и меченосцев. Скоро враг пойдет на приступ, а мы с тобой занимаемся никчемной болтовней.

– Укрепления готовы, ров с кольями вырыт, армия собрана и ждет приказов. Взять перевал будет очень непросто. По крайней мере, противник понесет огромные потери.

Владыка Орр-Серегана кряхтя поднялся с кресла, облокотился на серебряный посох и тихо прошептал неизвестные мне слова. Через секунду руна Врат Перехода засияла ровным голубым светом, вспыхнули оранжевые искры, и в центре рунного символа возникли две фигуры в черных накидках. Мужчина и женщина. Они почтительно поклонились своему Наставнику, затем скинули плащи.

Вейнд, один из старших Учеников, подошел к повелителю:

– Приветствую вас, Учитель? Вы звали?

– Разумеется.

Рядом с Вейндом встала его спутница, Неррая.

Вейнда я знал довольно хорошо. Он, как и я, принадлежал к народу темных эльфов. Вместе мы готовили план набега на Ландерон, вместе сражались против Алого Легиона под стенами имперской столицы. Он был старым и куда более опытным колдуном, нежели Хазарт (про себя и своих мистиков вообще молчу). На вид маг казался довольно молодым, куда моложе, нежели я или Хазарт, но на самом деле он прожил больше, чем остальные Ученики, вместе взятые. Впрочем, вру. По словам повелителя Вернувшихся-из-Тьмы, у него есть еще более древний Ученик, почти равный по мощи самому Наставнику. Я его никогда не встречал, поэтому не стану разводить пустых речей.

Нерраю я видел всего один раз во время отступления моей армии. Тогда она вместе с небольшим отрядом ментальных магов прикрывала наш тыл, не давая войску Эрии ударить нам в спину. Благодаря ее усилиям воины успели отойти от осажденной столицы до того, как остроухие лучники подоспели на подмогу людям.

Уж не знаю, где Наставник откапал такую диковинку, но выглядела она действительно оригинально. Неррая была на две головы выше нас с Вейндом, обладала невероятно хрупким телосложением и бледной кожей. Белая рука, оканчивающаяся трехпалой когтистой лапой, сгибалась в двух местах. Лицо казалось тонким, с огромными синими глазами, острым подбородком и впалыми щеками. Волосы на голове отсутствовали; их заменяли длинные серые щупальца, перевязанные лентой на затылке. Уродиной ее, конечно, не назовешь, но выглядела она поистине экзотично.

– Поднимите Хазарта, – приказал владыка Рил'дан'неорга. – Приведите его в чувство.

Вернувшиеся-из-Тьмы без заминки принялись выполнять приказ.

– А что с ним? – спросил Вейнд, усаживая бесчувственное тело чародея в кресло.

Тоже мне Адепт Хаоса. Совершенно не разбирается в банальных ударах в челюсть.

– Просто некоторые чрезмерно ретивые субъекты не умеют держать себя в руках, – ехидно заявил Учитель.

Хазарт пришел в себя не сразу.

– Ты заплатишь за это, – прошипел чернокнижник, потирая подбитую скулу. В порыве гнева он даже забыл привычное обращение «друг мой».

– Довольно, – неожиданно резко оборвал Наставник. – Мне не до ссор между союзниками. Следует готовиться к битве, а не препираться…

Глава Вернувшихся-из-Тьмы выполнил обещание, отведя мой народ к Готтальским Скалам. По тем новостям, что приносили мне гонцы, темные эльфы прошли Поля Исхода без серьезных потерь и сейчас готовятся войти в новый дом – древний город Моллдер. Если честно, я смутно представлял, как именно моя раса выживет в ледяных горах, но словам Наставника предпочитал верить.

Повелитель Орр-Серегана покинул мой лагерь месяц назад, забрав с собой Хазарта. Вейнд и Неррая остались на перевале. Именно благодаря их колдовству моим воинам удавалось держать перевал через Пики Вечного Льда столько времени. Впрочем, враг не спешил давать серьезный бой. За целый месяц была всего одна неуверенная попытка взять укрепление, но и она захлебнулась под могучей волной Рил'дан'неорга. Осознав, что мы будем бороться до последней капли крови, люди отступили. По всей видимости, они ждали прихода светлых эльфов, пировавших на останках моего народа в Лесах Аделаиды.

Армия, которую я собрал, насчитывала всего тысячу арбалетчиков, триста мистиков и сотню копьеносцев. Многие простые жители предлагали мне поддержку, уверяли, будто смогут помочь. Я отказал всем без исключения. У нас просто не нашлось бы места на узком плацу, да и запасы продовольствия были небезграничны. Именно поэтому я отослал почти все войско, оставив лишь самых стойких и преданных солдат. А солдат ли? Нет. Им больше подойдет слово «смертники», ибо никто из воинов не питал пустых надежд по поводу спасения. Наша цель – держать лагерь до конца, пока последний темный эльф не падет от стрелы или меча. Об отступлении никто даже не заикался. Каждый прекрасно понимал, на что подписался, идя в ряды добровольцев.

Мой лагерь представлял собой широкое плато, вырубленное в Пиках Вечного Льда на довольно приличной высоте. Широкие лестницы, ведущие от основания скал к лагерю, я приказал уничтожить, а также велел построить стены в три человеческих роста перед образовавшимся вертикальным обрывом. Таким образом, мы получили практически неприступную крепость, способную выдержать самый могучий натиск. Осадные орудия, вроде тарана или катапульты, против таких укреплений не применяют. Таран не сумеет пробить каменную преграду, а катапульта попросту не добьет на такую высоту. Врагу остается использовать только осадные лестницы и башни. Именно на такой расклад я и рассчитывал, выставив на передний фланг мечников и копьеносцев. Пользуясь узкими бойницами в стенах, опытные воители смогут без труда держать захватчиков, не давая им войти на плато.

Над лагерем развевались штандарты и знамена темных эльфов. Наш герб – черный дракон на фоне синего кленового листа – гордо возвышался над каждой смотровой башней. Кленовый лист являлся символом моего народа испокон веков. Он имел место еще в Лесах Эрдена, когда темные основали королевство Дараал. Светлые тогда еще не родились, так что мы целиком и полностью заправляли теми краями. Жаль, что Дараал распался, а Эриндер обратился в руины. С тех пор, как Наставник рассказал мне историю Лариэл, я загорелся желанием отменить племена и кланы, образовавшиеся после разрушения столицы, и создать новое королевство темных; могучее и непобедимое, чтобы даже эрийцы содрогнулись от ужаса. Война с Ландероном должна была стать первым шагом к исполнению амбициозного плана. Второй шаг – уничтожение Эрии – никогда уже не будет осуществлен. Хотя, кто знает…

Здесь, на перевале, зима чувствовалась куда сильнее, нежели в Лесах Аделаиды. С Полей Исхода дул ледяной ветер, на голову сыпался мелкий снежок, мороз подступал все ближе и ближе, норовя забраться под теплую накидку. Но меня волновало совсем иное. Холод мои солдаты перенесут играючи, им не привыкать, а вот с питанием и медикаментами становилось все напряженнее. Можно конечно плюнуть на оборону и двинуть армию вслед за отступившим к Готтальским Скалам населением. Нет, глупости. Нам просто ударят в спину. Здесь, в Пиках Вечного Льда, можно продержаться довольно долго, но на Полях Исхода у моего воинства нет ни единого шанса. Мы держали плато целый месяц, возводили укрепления и рыли рвы. Так что же теперь? Отступить? Никогда! Мои солдаты просто не поймут своего Владыку. Они сами вынесли себе смертный приговор и теперь не станут его отменять. Такой уж у темных эльфов менталитет.

64
{"b":"6124","o":1}