ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– В лагере противника неспокойно, – доложил возникший рядом Вейнд. Что за дурацкая манера – появляться внезапно, да еще и за спиной?

– Знаю, – бросил я, разглядывая вражескую базу, с этой высоты более похожую на огромный муравейник.

Со смотровой вышки, расположенной в скалах, открывался отличный вид не только на Пики Вечного Льда и на всю неприятельскую армаду, но и на сам перевал.

Мои воины тоже были готовы. Арбалетчики, основа защиты, на местах. Перед ними – меченосцы. Мистики – позади. Боевой порядок соблюдался превосходно. Каждый знал свое место и не лез в дела других. Командиры (низкий им поклон) быстро втолковали своим подразделениям, что к чему.

– Использовать Рил'дан'неорг или рано? – как бы между прочим спросил Адепт Тьмы. Он и сам прекрасно понимал, что рано, однако не мог удержаться от ненужного вопроса.

Магия Хаоса – моя самая болезненная тема. Когда-то очень давно, когда я был всего лишь членом Совета[21], ко мне явился странный человек, назвавшийся Наставником. Он предлагал мне ученичество и искушал необъятной властью. Чуть позже, когда умер прежний Владыка, глава Орр-Серегана помог мне занять его трон. В те времена я был еще молод, не понимал того зла и той опасности, которые таил в себе Рил'дан'неорг. Под началом Наставника я не только познал исчезнувшие ныне секреты мистицизма, но и стал постигать древнее колдовство Ордена. Из рядового мистика я превратился в действительно могучего мага, способного свернуть горы и утопить в крови целые королевства…

Но потом я прозрел. Да, чары Вернувшихся-из-Тьмы дарили невообразимую мощь и бессмертие; да, они наделяли своего носителя поистине титаническими возможностями и неуязвимостью, но взамен они брали слишком большую цену. И когда я узнал эту «цену», то ужаснулся. Черная волшба Хаоса не просто пила душу, она отнимала все чувства, все эмоции, все желания. Адепты Тьмы не могли ни любить, ни ненавидеть, ни бояться. Их лишили всего, подарив взамен призрачное могущество. Но кому нужна сила, если нельзя испытать удовольствие от управления ею? Это все равно что вкушать прекрасные яства и не чувствовать их вкус, любоваться чарующими пейзажами и зреть одну лишь пустоту, прикасаться к любимой женщине и не наслаждаться теплом ее тела.

Я не пожелал отдавать все человеческие радости в обмен на бессмертие и вечное одиночество. Стать таким же, как Наставник? Пустым безликим существом, потерявшим имя, душу и умение жить, радуясь жизни?

Нет, мне подобное без надобности. Я принял утраченные таинства мистицизма, получил Клинок Багрового Заката, добился трона Владыки темных эльфов, но становиться пешкой в игре высших сил я не желал. Пусть они воюют хоть до скончания веков, мне все равно. Если я не стану Вернувшимся-из-Тьмы, то не смогу в полной мере считаться Хранителем Клинка. А без Хранителей древние Реликвии не оживут, и Книга Рока не вернется из небытия. Хочу ли я, чтобы Единая Реликвия вновь появилась в нашем мире? Не могу сказать точно, ибо не знаю, в чем таинство Книги. Но я уверен, именно она погубила Орден Хаоса вместе с ше-арраю, и искренне надеюсь, что она принесет смерть Высшим.

К Вейнду подошла Неррая.

– Чьюствую маггов. – На языке темных эльфов она говорила просто отвратительно. – Гготовица сьильны чьяры.

– Алые? – предположил Вейнд.

– Ньет, ктотто инной. Сьильный и маггучий.

– Кто может быть сильнее Высших? – пробормотал я.

Вернувшиеся-из-Тьмы как-то нехорошо переглянулись. В их глазах на долю секунды мелькнул страх.

– Нужно готовить ответный удар, – уклончиво проговорил Вейнд. – Мы с Нерраей сомнем первые ряды нападающих, но на большее не рассчитывай, Дарсейн. Рил'дан'неорг не способен истребить всех, но с первым накатом он справится.

– Тогда действуй. – Я отошел в сторону.

Сколько же врагов у подножия Пик? Тысяч сорок, а то и пятьдесят. Но едва ли они рвутся в бой. Наверняка люди сейчас больше всего желают развернуться и двинуться прочь, к Ландерону. Уверен, человеческие командиры уже давно бы сняли осаду крепости, если б не приказ Высших. Молю Нэртиса, покровителя и заступника всех темных эльфов, дабы он защитил мой народ от поганых лап властителей Алого Легиона.

…Раздался оглушительный рев горна, послышался зловещий стук барабанов, неприятельская армада двинулась в бой. Первыми шли простые копейщики с лестницами; за ними со скрипом двигались штурмовые башни, на которых расположились эрийские стрелки и людские маги. В рядах нападающих не было порядка. Простая бесформенная толпа, погнанная на убой, вот и все.

Люди шли медленно, неохотно. Если б я мог видеть их глаза, то наверняка прочел бы там страх, боль и безысходность, которые появляются у осужденных перед казнью. Наконец, ужас возымел верх над всеми человеческими чувствами, и орава солдат с бешеным воем бросилась на стены. Они кричали, вопили, сбивали друг друга с ног, но все же бежали, на ходу поднимая осадные лестницы.

– Пора! – услышал я зычный голос Вейнда.

Колдуны Хаоса замерли истуканами. С воздетых к небу рук потекли тонкие струйки крови, поднялся невероятной силы ветер, облака рассекла зеленая молния.

Я зажмурился и окружил себя непроницаемой сферой. Мне пришлось несколько веков потратить на изучение мистицизма, так что секрет защиты от магии Хаоса я знал прекрасно.

Волна абсолютной мощи сорвалась с рук Вернувшихся-из-Тьмы и понеслась в сторону наступающих. Сила Рил'дан'неорга оказалась поистине необъятной. Я просто не мог подобрать слов, чтобы описать то могущество, которое являло собой черное колдовство ныне мертвого Ордена Хаоса. Вся ярость сгинувших рас, вся ненависть жестоких войн, вся злоба мира – все слилось в едином порыве рвать и убивать живое…

Несколько сотен нападающих оказались смяты и разорваны на части. Панические крики, вопли муки и стоны умирающих вгрызлись в камни, впитались в стены, утолили ненасытную жестокость богов нашего мира. Воины империи бросились врассыпную, но какое там. Тьма захлестнула их, подобно тому, как бушующее пламя захлестывает сухие поленья. Порыв, явивший собой абсолютную противоположность жизни, сминал и рвал тела нападавших с такой легкостью, словно они были не закованные в крепкую броню солдаты, а жалкие листки бумаги.

Я ожидал, что сейчас заклятие мрака падет, но поток «чистой смерти» и не думал останавливаться. Кровь питала его подобно тому, как влага питает корни трав, цветов и деревьев. Рил'дан'неорг вспыхнул, заклубился черным пламенем и понесся дальше, истребляя все живое на своем пути. Атака врага захлебнулась, так толком и не начавшись. Теперь никто уже не думал о наступлении, лишь бы унести ноги.

Бушующая стихия Тьмы пожрала всех копейщиков, вздумавших пойти супротив могучего народа темных эльфов. Когда последний солдат пал под натиском смертоносной бури, Рил'дан'неорг устремился дальше, на штурмовые вышки. Даже отсюда я прекрасно видел зеленые и белые вспышки на башнях, указывающие на применение светлой магии Ландерона. Глупцы. Неужто жалкие человечки возомнили, будто сумеют противостоять изначальной силе древнего заклятия? Множество лагиртов вспыхнули вокруг вышек, образуя нечто вроде защитного купола. На секунду мне показалось, словно Рил'дан'неорг стушевался, отступил, но это оказалось иллюзией.

Черный смерч закружился, поднял в воздух окровавленные фрагменты человеческих тел и… рухнул на головы несчастным чародеям империи. Пять штурмовых механизмов, находившихся ближе всего к нашим укреплениям, превратились в прах. Еще семь завалились набок, раздавив, по меньшей мере, две сотни воинов. Только сейчас захватчики осознали, с какой силой они имеют дело. Началась невообразимая паника, люди метались, обезумевшие кони давили тех, кому не посчастливилось оказаться на их пути.

Но даже Рил'дан'неорг не всесилен. Волна смерти пожрала не одну тысячу имперцев, уничтожила двенадцать вышек вместе с эрийскими стрелками и магами, но все же остановилась. Клубы темного дыма стали рассеиваться, древнее колдовство начало угасать. Зловонная пасть смерти захлопнулась…

вернуться

21

Совет Старших – высший законодательный орган у темных эльфов, подчиняющийся непосредственно Владыке. После ухода темных в Готтальские Скалы был на время упразднен. Во время расцвета мощи Готтала его вновь восстановили, вернув прежнее влияние и силу. В Совет Старших может войти только ментальный маг (мистик), и именно из членов Совета выбирается новый Владыка.

65
{"b":"6124","o":1}