ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оба моллдера проигнорировали «умный» совет. Эран продолжил бубнить себе под нос весьма яркие ругательства, а я в это время пополнял словарный запас отборной брани.

С того момента как мне пришлось испытать на себе действие Дара Высших, прошло уже много дней. «Речной краб» без лишних приключений добрался до Диких Лесов и теперь мирно стоял в бухте острова со странным названием Долина Врат. Именно в этом месте Ниммия разделялась на две мелкие речушки, которые огородили со всех сторон довольно большой кусок земли. Весьма удачное место для стоянки. Переплыви на левый берег – окажешься в Индалеоре, на правый – в Даркфоле.

Наше славное плавание по озеру Райвел через Болота Нагоса и Дикие Леса мне не запомнилось. Если честно, то я вообще ничего не помню с тех пор, как очутился в шкуре Владыки темных эльфов. Все как в тумане.

Знания, полученные мной от Дарсейна, казались мне поистине наиважнейшими, я даже готов был лично вознести хвалу и благодарность всем Высшим (кто бы Они ни были) за столь щедрый подарок. Может, повелители Алого Легиона и не друзья нам, но то, что они сделали лично для меня, просто невозможно описать словами. Высшие даровали мне часть памяти Дарсейна, показали истинную сторону Готтальской войны, дали понять, что же на самом деле представляют собой Наставник и все его Ученики.

Я как бы сам на время стал Владыкой моллдеров, познал его суть, его помыслы, его желания. Признаюсь честно, эльфом он был весьма безжалостным, самовлюбленным и коварным. В конце концов, для похода на империю нужно обладать поистине могучей волей и железным нравом. Еще мне «понравилось» отношение Дарсейна к войне: когда он беспощадно истреблял людей, ему это казалось вполне нормальным, но как только сами люди стали методично вырезать темных эльфов, сразу взвыл и принялся осуждать человеческую расу за подлость и жестокость. Если бы тогда Витязи не вмешались в ход истории, то, скорее всего, не стало б ни Эрии, ни Ландерона, ни даже Даркфола. Жители империи превратились бы в жалких рабов, а эрийцы пошли бы на убой – их моллдеры ненавидят всей душой, хотя эта ненависть взаимна.

К счастью, угроза из Лесов Аделаиды миновала. С одной стороны, мне жаль своих клыкастых родственничков, но с другой, я все же человек, рожденный в Шиане и являющийся подданным имперского престола.

С помощью Рил'дан'неорга Наставник сумел спасти народ темных, защитил его от посягательств багровых воителей, но былую мощь сохранить не сумел. Пятьсот лет готтальцы зализывали раны, обживали ледяные скалы и увеличивали население. Полтысячелетия империя не верила в возможность выживания в Готтале, но вдруг из-за Пиков Вечного Льда прибыло посольство. Подобное сильно шокировало императора, но он быстро понял, что к чему. Между двумя расами стремительно возобновились торговые и деловые отношения, о войне предпочитали не вспоминать.

Прошло еще десять веков. Давно умерли все свидетели тех кровавых событий. У людей короткая память, они давно превратили войну в древнюю легенду, а вот клыкастые едва ли позабыли уроки сражений под Инфио, Эльфоксом и Ландероном. Уж не знаю, какие планы вынашивает нынешний Владыка Готтала, но готов поспорить, ничего хорошего людей точно не ожидает. Возможно, кутерьма с Реликвиями напрямую связана с новыми замыслами остроухих, однако точно сказать ничего не могу. Я просто-напросто не ведаю, каков истинный смысл артефактов ше-арраю. Россказням Наставника верить нельзя, он может наплести все что угодно.

Глава Вернувшихся-из-Тьмы – вообще личность весьма скользкая и опасная. Ему ведомы секреты бессмертия, он способен в одиночку истребить тысячи воинов и магов, в его власти все Адепты Хаоса и таинственный город Орр-Сереган. Мне не известны планы хитроумного чародея, но в одном я не сомневаюсь ни на минуту: он готовит мало того что сложную, так еще и многовариантную комбинацию. Даже Дарсейн не мог понять смысл действий своего Учителя, но упорно сравнивал эту самую комбинацию с узелковой магической вязью – развяжи хоть все узлы, все равно вязь останется целой.

Не стоит списывать со счетов и Учеников Наставника. Они тоже далеко не белые и пушистые котята, могут устроить такую пакость, что вовек не справишься. Пусть Неррая погибла от рук собственного повелителя, а Вейнд пал из-за непонятного «желтого света», остались еще Хазарт с Тионой, самые коварные и живучие. Интересно, сколько лет лжеволшебнице Шианского Ордена? Наверняка она старше Ландерона и Шианы вместе взятых. Еще в наличии имеется Алессандро – новый Адепт, но он пока что не страшен; до других Учеников ему ой как далеко.

– Оскорбление он смоет собственной кровью, – после недолгих размышлений объявил Эран. Клыкастый упорно не желал мириться с обидой, нанесенной светлым эльфом, поэтому с упрямством десяти ослов продолжал перечислять все те муки, что ждут Эмиллио во время их следующей встречи.

«Речной краб» бросил якорь на развилке Ниммии три дня назад. Наш «добрый» капитан недолго думая отправил в Дикие Леса небольшой отряд, дабы он исследовал местность и нашел удобную тропу через негостеприимные заросли. Наскоро собранная экспедиция должна была обеспечить безопасный проход, ибо бравые командиры просто до дрожи в коленях боялись, прежде всего, личей и Лишившихся Смерти, хотя не забывали и о других здешних обитателях, будь то вампиры, норан-дрегены или гигантские пауки. Если верить летописям Шианской библиотеки, все эти милые «зверушки» водятся в Даркфолских Лесах в огромных количествах: шаг вправо – наступишь на хвост Демону, шаг влево – отдавишь нос призраку.

Самое обидное, что ни один из членов отряда не вернулся, хотя их ждали еще вчера. Ридден отмалчивался, Виталис лишь разводил руками. Даже демонолог Гред не мог объяснить исчезновение двух десятков опытных следопытов. Говорить об их гибели упорно не хотели, предпочитая либо помалкивать, либо устраивать пустые разговоры о фантомах, способных заводить путников в дебри и болота. Сказать по правде, я в этом вопросе придерживался куда более пессимистических взглядов. Правда, мнение простого Хранителя мало кого волновало; тем более этот самый Хранитель перенес тяжелейший магический шок.

После того как я вернулся из тела Дарсейна, мне пришлось испытать то, что Ридден назвал «силовой отдачей подсознания». Мол, познав часть памяти Владыки темных, я тем самым на время разбудил его дух и впитал чужой разум. Голова у меня на плечах только одна, и она попросту не способна безболезненно вобрать в себя память мертвого ныне эльфа. Человеческий мозг на подобное не рассчитан.

По этому поводу мистик говорил множество умных слов, выводил всевозможные диаграммы, чертил древние руны, но легче мне от этого не становилось. Два дня я вообще лежал без сознания, потом начал медленно приходить в себя. Если б не всевозможные колдовские зелья да обряды восстановления, я бы попросту копыта откинул, так и не сумев в полной мере оценить щедрый Дар Высших – знания.

Нормально воспринимать действительность и более-менее понимать окружающих я смог лишь по прошествии семи суток, когда моя трещавшая по швам башка наконец сумела переварить полученную информацию касательно Готтальской войны. В нормальный ритм жизни мне не удалось войти до сих пор: голова жутко болела и кружилась, постоянно мучила усталость; вдобавок саднило то место, куда нанес удар седоусый воин, хотя, само собой, никакой раны там не было.

– Седоусый воин, – тихо прошептал я, дабы не привлечь внимания двух темных эльфов. Он был не простым воином людей, далеко не простым. Вся соль заключалась в том, что я знал этого человека в своей нынешней жизни. Но как он сумел прожить полторы тысячи лет? Еще одна загадка.

Как только я немного пришел в себя, неугомонный мистик завалил меня вопросами. Что? Как? Почему? Отчего? Ответы он получил весьма скупые, ибо мне не хотелось посвящать столь скользкого типа во все подробности. Когда Ридден узнал о том, как именно моллдерам удалось выжить в Готтальских Скалах, он немного угомонился, удовлетворив свой интерес к истории собственного народа. Пришлось рассказать и о Высших с Алым Легионом, а вот про «желтый свет» говорить не стал – пока рано затевать подобные беседы. Мистик, конечно, мог прочитать мое сознание, но теперь (огромное спасибо Высшим) я имел кое-какое представление, как от этого защититься.

70
{"b":"6124","o":1}