ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Повисла зловещая тишина. Люди больше не кричали и не пытались драпануть в каюты. Все как один уставились на замерших, подобно статуям, рогарнов. Живой Прах пока не проявлял агрессии, пепельные гепарды с гордым видом сидели кругом, никто из них даже не шелохнулся.

Новый поток чародейского жара заставил меня закрыть лицо руками. Незримое пламя больно обожгло кожу, оставив после себя красные следы. Некоторые не выдержали и сиганули с корабля на грешную землю. Я ожидал, что гепарды разорвут отчаянных рубак в один миг, однако порождения личей даже не шелохнулись.

В следующий миг броненосец запылал. Загорелось сразу все, причем одновременно. Огонь, теперь уже самый настоящий, а не магический, окутал каждую дощечку, каждый канат «Речного краба». Я словно ненормальный рванул через борт, больно ударился о холодную лесную почву и принялся кататься, сбивая с одежды язычки смертоносного пламени. Сильных ожогов у меня не наблюдалось, но каждая клетка организма надрывалась звучным воем, словно меня окунули в кипящую воду.

Обезумевшие люди бросались вниз, жутко орали и пытались сбить с себя ненасытный огонь. Тех, кто оставался в пределах круга, гепарды не трогали, но как только пятеро ошалевших от боли воинов попытались прорваться через кольцо Живого Праха, рогарны разорвали их на тысячи мелких клочков.

Крики несчастных, казалось, слышны даже в Даркфоле. Некоторые, насколько я понял, все это время находились в каютах, и теперь горели заживо. Воздух моментально наполнился едким черным дымом и невыносимым запахом горелой плоти.

Тьма и пламя, пламя и тьма – две силы срослись воедино и в едином порыве уничтожали остатки корабля вместе с его экипажем. Немногим удалось выбраться, а те немногие счастливчики, кто не пострадал в огне, теперь готовились к новой битве с… личами.

Мертвые маги появились неожиданно, словно возникли из ниоткуда. Их просторные черные балахоны развевались по ветру, словно флаги пиратских баркасов; множество серебряных и золотых цепей, одетых на шею, бренчали и звенели, как тюремные кандалы; бордовые пояса, с высеченными на них клановыми знаками Белой Скалы, отливали кровавым заревом. Их зловещие лица очень подходили покойникам; они были бледными и ссохшимися, резко выдавались острые скулы и желтоватые клыки. Образ исчадий тьмы довершали по-эльфийски заостренные уши, длинные сероватые волосы и жуткие черные глаза без зрачков.

В следующий миг я ощутил тяжелый удар по затылку и провалился в беспамятство.

Глава 6

МЕРТВЫЕ МАГИ

Пробуждения редко бывают приятными. Как правило, рано утром, когда сон властвует сильнее всего, тебя нагло пихают в бок и требуют встать с мягкой и теплой постели. Но это в лучшем случае, ибо вместо тычка некоторые не слишком добрые индивидуумы используют стакан с водой. В таком случае сон спадает мгновенно, зато после «водных процедур» хочется придушить обидчика или, по крайней мере, отвесить ему стоящего пинка.

Еще проснуться можно ночью, когда где-то под окном воют собаки и визжат мартовские коты. Такое пробуждение, как ни крути, гораздо приятнее, нежели стакан холодной водицы на сонную голову. Ведь ты знаешь, что псы скоро угомонятся, а кошки убегут прочь, и можно будет вновь с превеликим удовольствием положить голову на подушку и заснуть, ясно понимая, что утро еще не скоро, поэтому можно спать… спать… спать…

Все вышеперечисленное – вполне обыденно, каждый испытывал нечто подобное не один раз, но вот мало кому «посчастливилось» очнуться в темном каземате с пудовыми цепями на руках и ногах и ужасной головной болью. Именно таким было мое пробуждение. Крепкие кандалы сковывали запястья и щиколотки, обожженное лицо ужасно саднило, хотелось просто закрыть глаза и взвыть волком.

Хоть жив, и то хорошо. Можно было вообще не проснуться.

Из потолочных щелей с идиотским постоянством капала тухлая вода, темная пелена мешала видеть окружающую обстановку, лишь свет дальних огней давал понять, что меня не замуровали где-нибудь в подземных катакомбах.

Насчет каземата я наврал. Там, как в любой уважающей себя тюрьме, должны присутствовать четыре стены, потолок и пол. Два последних пункта в наличии имелись, а вот стен явно не хватало. Их насчитывалось только три. Через широкий проем, который никто не потрудился закрыть хотя бы для порядка, я увидел то, чего лучше не видеть.

Жертвенники! Целая вереница из пылающих белым огнем алтарей.

Я всегда считал, что у меня хорошая выдержка, но вид горящих заживо людей заставил содрогнуться и закрыть глаза. Личи бросали в огонь одного несчастного за другим; те сопротивлялись, жутко орали, но ничего не могли противопоставить силе мертвых магов Диких Лесов. Алые Витязи не так давно насылали на нас морок, показывали судьбу корабля и его экипажа, но мне упорно не верилось, что показанное – сбудется. Теперь я в этом убедился. Нет, сама смерть не страшна; меня приводило в неописуемый, панический ужас осознание безысходности и последующего превращения в рогарнов. Именно пепел заживо сожженных может дать жизнь новому гепарду.

Выбраться! Выбраться любой ценой. Но как? Что я могу сделать один? Ноги и руки скованы, любая магия подавляется жутким обрядом личей, помощи ждать не от кого.

Стараясь не смотреть больше на жуткую сцену расправы, я огляделся по сторонам. С одной стороны висело бесчувственное тело целительницы Айрен, с другой, тоже без сознания, покачивался на цепях Облоб. За троллем я разглядел бледного, как смерть, Арсэлла. Значит, нас схватили всех вместе и притащили сюда. Интересно, почему не убили сразу? Неужто личам тоже нужны Хранители? Или у них на нас другие, еще более жестокие планы?

Изогнувшись всем телом, я попытался ткнуть в бок бессознательного тролля, однако цепь оказалась слишком короткой. Она не позволяла сделать даже шаг.

– Не дергайся, Марк. – Прямо на правую руку опустился малыш Рикк. Закопченный, как и все мы, но зато живой. Мертвые маги, по всей видимости, просто не заметили крохотного стилкка, а если и заметили, то не придали ему значения. Дураки.

– Ты откуда взялся?

– С неба упал, – отмахнулся рыжий. – Ты не шуми и не дергайся, ладно? А я попробую открыть замок на цепях. – Он выпустил изогнутые когти и принялся ковыряться в замочной скважине.

Тем временем в сознание стала приходить Айрен. Сначала она протяжно застонала, потом открыла глаза и уставилась на меня так, словно перед ней богиня лекарей во всей красе.

– Тихо, – шепотом проговорил я. – Не шевелитесь. Все будет хорошо. – Банальные фразы, но ничего более умного в голову не пришло.

Миринья сдержанно кивнула.

Маленький летун продолжал ковыряться с цепями, однако ничего дельного у него не выходило. Тонкий коготь постоянно цеплял скрытые замочные механизмы, но всякий раз упругие пружины блокировали защелку. Хоть я и не специалист по взлому и грабежу, но могу с уверенностью сказать, что подобные замки без ключа не откроешь. Ни одна отмычка не поможет.

– Марк, – вдруг подала тихий голос целительница. – Марк, сюда идут.

Услышав предупреждение монашки, Рикк тут же юркнул в потолочную щель. Теперь оттуда поблескивали его зеленые, вечно ехидные глазки.

Трое личей, до этого момента следивших за алтарями, двинулись в нашу сторону. Они шествовали медленно и чинно, словно плыли по воздуху, а не топали своими собственными ногами. Их походка завораживала и пугала. Если бы смерть обрела плоть, то наверняка ходила б точно так же – плавно и бесшумно.

Колдуны Диких Лесов вошли под тень каменного навеса. Их уродливые лица не отражали никаких чувств или эмоций, поэтому нельзя было даже сказать, чего они, собственно, хотят – кинуть нас на жертвенник, скормить пепельным гепардам или отпустить по-хорошему, помахав на прощание ручкой.

Мертвые чародеи негромко переговаривались на непонятном языке, то и дело окидывая нас цепкими взглядами. Наверное, так могло бы продолжаться довольно долго, но тут рядом с тремя собеседниками возник уже знакомый мне человек.

75
{"b":"6124","o":1}