ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вот еще что любопытно, – продолжил словесную дуэль чернокнижник. – Почему ты, Марк, не интересуешься судьбой своих товарищей? Как правило, пленники любят геройствовать, умолять врага убить себя, но пощадить друзей. А ты даже и не заикнулся о них. Признаюсь честно, ты меня удивил.

– Рад стараться. – Подобные разговоры становились опасными. Следует как можно скорее покинуть храм Девилхора, иначе Хазарт меня расколет. Как пить дать – расколет.

– И все же? – не унимался собеседник.

– У меня с друзьями проблема, – признался я. – Кого мне спасать-то? Риддена с Эраном или Эмиллио с Виталисом? Я бы сам уложил их на жертвенники, не испытывая при этом ни малейших угрызений совести. А если мне еще и жертвенный нож дадут – вообще предел мечтаний. Ну как, Хазарт, нравятся циничные люди?

– Очень. Но ты забыл о Хранителях.

– Я о них и не вспоминал.

Маг Рил'дан'неорга криво усмехнулся и вернулся на свой трон. Мой ответ пришелся ему по душе. Даже более того – подобный отклик может стать залогом спасения. Осталось только выбрать место и подгадать время. Остальное – дело техники.

– А ты редкостная скотина, Марк, – после некоторых раздумий вынес свой вердикт Хазарт. – А Диану тебе тоже не жалко?

– Но она же всех предала. – Я начинал переигрывать. – К предателям нельзя проявлять сострадание.

– Да-да, конечно. Святая истина. Никакой пощады к другим. Главное – себя спасти. Ведь так?

Я состроил гнусную рожу и закивал.

– Спасение – дело хорошее, – рассуждал тем временем чародей. – Каждый человек в той или иной степени эгоист. Люди, живущие для других, – огромная редкость, и ты, Марк, не стал исключением. Именно поэтому я предложу тебе сделку. – Он выжидающе глянул на меня, дождался одобрительного кивка и продолжил: – Условия просты: ты помогаешь мне добыть Кольцо Бездны, а я в свою очередь сохраняю тебе жизнь. Нравится такое соглашение?

– Весьма интересное предложение, надо сказать. Но разве могущество Вернувшихся-из-Тьмы не позволяет банально забрать Реликвию?

– О нет, друг мой, все не так просто, – покачал головой Хазарт. – Талисман Заклятых Врат, артефакт светлых эльфов, захватить было не сложно, а вот с Кольцом дела обстоят сложнее.

– Ну-ну, я тебя внимательно слушаю. Какие же сложности возникли у великого мага? Остроухие помешали?

Чернокнижник проглотил шпильку и даже не поперхнулся. Значит, решил, будто знает меня как облупленного. Но ничего, скоро его мнение о моей скромной персоне резко изменится.

– Талисман находился в руинах Эриндера, – вспоминая недавний поход, начал собеседник. – Забрать его не составило труда. Нужно было всего-навсего пустить под нож оставшихся в живых наемников и пленных эрийцев, а затем найти подходящего Хранителя. – Он коснулся худенького плечика Лиэнны. – Таким образом, проблем с Талисманом не возникло. Три оставшиеся Реликвии добыть оказалось еще проще – они сами плыли ко мне в руки. Осталось только заключить нехитрый договор с личами и ждать, когда мышка сама залезет в мышеловку. Теперь же четыре артефакта собраны воедино, их сила слилась на жертвенном алтаре. – Легкий кивок на круглую плиту. – Остается только пустить кровь Хранителям, дабы пробудить к жизни Кольцо Бездны.

– В каком смысле «пустить кровь», – напрягся я.

– О, не беспокойся, Марк. Хватит и пары капель.

– Хорошо, ты добудешь пятый раритет. А что дальше.

– Дальше ты отправишься на все четыре стороны. И даю слово, тебе больше не придется слышать о Вернувшихся-из-Тьмы или Алом Легионе Высших. Как видишь, Марк, мое предложение очень заманчиво.

Я открыл было рот для дальнейших расспросов, но вовремя заткнулся. Меньше знаешь – лучше спишь. Да и Хазарт, судя по всему, не собирается вытаскивать из широких рукавов пару-тройку козырей. Колдун, проживший Девилхор знает сколько лет, может выдать что угодно, поэтому рисковать не стоит. Тем более на кону стоит не только моя собственная жизнь, но и жизнь моих товарищей по несчастью.

– Как будет проходить обряд? Выкладывай прямо и давай без шуточек.

– Шуточки – это по твоей части, Марк, – усмехнулся заклинатель. – Обряд пройдет здесь, в храме. Данное место обладает особым свойством – оно поглощает любую магию. Рил'дан'неорг ему не по зубам, но вся остальная волшба чахнет на корню. Даже магия рун и та не действует. Именно поэтому личи построили тут свое святилище. На самом же деле тысячи лет назад, еще до появления Дараала, в данной точке находилось сосредоточение двух начал: созидания и разрушения. Именно в этом храме ше-арраю выковали шесть Реликвий, вдохнув в них собственную жизненную силу, и ушли в вечное забвение. Реликвии – маленькая месть погибшей расы, однако сейчас она превратилась в ужасающую головную боль и для нас и для Высших.

– С этого момента поподробнее, – попросил я.

– Перебьешься, – отрезал тот. – Мне не хочется отягощать твою голову лишними знаниями, не имеющими особого смысла.

Я еще раз взглянул на Девилхора, равнодушно взирающего на широкую арку входа. Он тоже замешан в щекотливой истории с артефактами ше-арраю, иначе бы его гордая статуя не стояла в этом храме.

Хазарт повернулся к охранникам и громко проговорил:

– Собирайте Адептов Девилхора, пусть они готовятся к обряду.

Стражи холодно кивнули и молча удалились прочь. Судя по мерной походке и отсутствию лишних движений, они уже давно распрощались с жизнью, став банальными зомби – мертвыми марионетками личей.

– Можно один вопросик? – невинно поинтересовался я.

– Валяй.

Я немного помолчал, правильно формулируя вопрос, а затем выдал:

– Тиона действительно является Адептом Хаоса, или она всего лишь жалкая пешка, призванная отвести глаза от истинного шпиона?

Мне был нужен если не ответ, то хотя бы реакция собеседника, однако Ученик остался равнодушен, словно скала.

– Ты запаздываешь с выводами, друг мой, – томно ответил маг Рил'дан'неорга. – Слова уже ничего не изменят.

– Тут ты ошибаешься, друг мой, – передразнил я. – Знать правду никогда не поздно.

Вдруг стена, казавшаяся единым монолитом, отъехала в сторону, и через образовавшийся проем хлынул поток личей, закутанных в черные мантии. Насчитывалось их около пяти десятков, плюс еще две дюжины зомби и пепельных гепардов. Вслед за жрецами Девилхора вышли Арсэлл и Облоб. Их вели могучие на вид воины в серых доспехах и высоких плюмажах.

А где же, интересно, остальные пассажиры «Краба»? Неужто их всех пустили на «производство» рогарнов? На Риддена и остальных главарей мне глубоко плевать, а вот орка жалко.

– Я привел их, – гордо объявил Алессандро, подходя к трону Хазарта.

– Молодец, – ядовито ответил тот. – Привести в храм слабых и безоружных – поистине великая заслуга.

Младший Ученик досадливо фыркнул, но препираться не решился.

Хазарт лениво сошел с кресла и двинулся к алтарю. Лиэнна покорно следовала за ним.

Арсэлл и Облоб заметно нервничали, хотя усиленно пытались это скрыть. Темный зловеще поглядывал из стороны в сторону, прикидывая, кого прикончить первым, а тролль скалил желтоватые зубы и яростно сжимал пудовые кулачища. Я поманил Хранителей к себе (благо цепи на них не надели), подвел к круглой плите и пробормотал под нос:

– Не дергайтесь. Делайте, как скажут, и не пытайтесь бежать.

Хазарт, прекрасно все слышавший, одобрительно хмыкнул. Ему было невдомек, что тривиальная на первый взгляд фраза несет двойственный смысл.

Воспользовавшись паузой, я принялся распоряжаться самолично:

– Арсэлл, Облоб, Лиэнна, подойдите к своим Реликвиям. Положите правую руку на алтарь… Да кладите же, не бойтесь.

Весь жертвенник покрывали мелкие иглообразные шипы, поэтому смущение моих товарищей вполне себя оправдывало. Подавая пример, я первым опустил ладонь на плиту рядом с Багровым Клинком. Острые иглы легко проткнули податливую кожу, вошли почти до самых костей и принялись жадно впитывать мою кровь.

Хазарт, да и другие наблюдатели, оторопели от такой сообразительности, однако никто перечить не стал. Сам колдун даже отошел в сторону, отдавая мне роль и жреца, и жертвы одновременно. Что ж, это мне и нужно.

78
{"b":"6124","o":1}