ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наемники, а среди них я разглядел десятника и Тея, вытирая со лба пот, подошли к главному шатру. Осталось их совсем мало, почти все полегли в жестоком и скоротечном поединке, пока эрийцы обстреливали дубовые щиты. Эльфы умеют дорого продать свои жизни.

– Это… кто ж знал-то… – заговорил десятник, обращаясь к колдуну.

– Я знал, – перебил его даркфолец. – Надеюсь, этот небольшой урок тебе запомнится.

Маг выглядел совершенно безмятежным, будто вовсе не он самолично истребил почти два десятка лесных лучников.

– Приведите сюда эльфа, – сухо проговорил высокий широкоплечий человек, выходя из-за спины чародея. Судя по всему, это был не кто иной, как Критен, главарь всей шайки. – Неужто остроухие пронюхали о нашем появлении?

– Нас выдали, друг мой, – спокойно ответил чернокнижник. – У эрийцев полно шпионов в здешних лесах. Как видишь, Критен, без моей поддержки твои люди ничего не стоят.

При этих словах колдун усмехнулся, довольный собственной значимостью. Он отряхнул запылившийся плащ и, прищурив левый глаз, стал наблюдать за солдатами.

Я, как можно тише, подкрался к месту побоища. Все поле битвы оказалось залито кровью. Да, несчастным светлым эльфам здорово досталось. Они бы играючи справились с наемниками, но на темного волшебника явно не рассчитывали. Интересно, они одни, или тут еще поблизости есть лесные стрелки?

Людям тоже пришлось несладко. Больше половины погибли от стрел, кто-то оказался тяжело ранен. Сейчас выжившие оказывали помощь тем, кто в ней нуждался.

Теперь я мог рассмотреть и колдуна. Внешность у него была самая заурядная: дорожный плащ грязно-коричневого цвета, черная рубаха с длинными рукавами, кожаные штаны и пыльные сапоги. На голову надета широкополая шляпа с отогнутыми краями. На глаз магу можно было дать лет сорок-сорок пять. Лицо у него оказалось смуглым и гладким, с орлиным носом, тонкими губами и сросшимися седыми бровями. Волос на голове я не разглядел. Видимо, чародей облысел после какого-нибудь неудавшегося заклинания или же просто считал, что по знойным Эрденским Лесам лучше ходить лысым, мол, не так жарко. Вся внешность чернокнижника говорила, что с ним лучше не сталкиваться, но особенно меня насторожили его глаза. На фоне внешнего спокойствия они казались двумя всепоглощающими воронками, готовыми выплеснуть любую темную ворожбу.

Сейчас я всем сердцем желал оказаться как можно дальше от этого человека. Я понимал: одно неловкое движение, и он может меня заметить. Наверняка своим взглядом колдун легко мог повелевать сознанием других людей, видеть их мысли, чувства. Одним словом – опасный тип.

К Критену подвели израненного эльфа. Выглядел тот совсем жалко, хотя и пытался сохранить гордый и суровый облик. Легкая каштановая одежда была разорвана и заляпана кровью, на лице тоже виднелись кровавые подтеки.

– Он может многое нам сказать, – произнес глава наемников, кивая на эрийца. – Если вам будет угодно, Владыка Хазарт, мои люди быстро развяжут пленнику язык.

– Увы, друг мой Критен, увы… – Черный колдун, названный Хазартом, по-дурацки развел руками. – Наш остроухий приятель, как я погляжу, не слишком-то расположен к дружеской беседе.

Пленный эльф попытался вырваться, но раны слишком его ослабили, и он повис на руках у двух наемников, крепко державших эрийца с обеих сторон.

– Так что, Владыка Хазарт? – нетерпеливо спросил главарь. – Прикажете пытать?

Темный чародей Даркфола не ответил. Он, казалось, был занят другими мыслями, понятными лишь ему одному. Зловещие демонические глаза смотрели не на пленника, а куда-то поверх его головы. Во всем лагере повисла гробовая тишина. Даже птицы, деловито щебетавшие на деревьях, замолкли.

Наемники тупо глазели то на даркфолца, то на своего командира, то на пленного жителя Эрийских Лесов. Никто ровным счетом ничего не понимал. Молчание затягивалось и невыносимо удушало.

Мне почудилось, будто само время замерло, боясь потревожить темное чародейство, витающее в воздухе. Сколько длилась эта немая сцена, я не знал. На душе у меня вдруг стало невероятно тоскливо. Злые силы чернокнижника вгрызались в саму суть бытия, окутывая ее липкой паутиной, забирая светлые мысли, чувства, эмоции. Жизнь лишилась смысла, само человеческое существование стало каким-то глупым и никчемным.

Мрак накрыл лагерь, забрал свет и вселил в сердца людей невообразимый панический страх. Мир вокруг померк…

Первым не выдержал светлый эльф, оказавшийся главной целью темной силы. Его панический вопль разнесся по всему лесу, заставив остальных выйти из транса. Затем он пошатнулся и рухнул на землю… мертвый.

Я долго тряс головой, пытаясь прогнать наваждение, поработившее мое сознание. Я не сразу сумел прийти в себя после ритуала черной магии. Теперь-то я понял, что колдун вовсе не собирался пытать пленника. Да и зачем? Ведь можно просто подчинить его разум своей темной воле. Кто бы ни был этот маг, сила его оказалась колоссальной. Ничего подобного мне раньше видеть не приходилось. Да что там! Я даже никогда о таком не слышал!

– Он мало что знал. – Размеренный голос колдуна заставил всех окончательно выйти из ступора. – Критен, пусть твои люди уберут все тела. Не люблю запах мертвечины, он нагнетает малоприятные мысли.

– Д-да, Владыка Хазарт, – запинаясь, ответил главарь наемников. – В-все, как вы прикажете.

Он на негнущихся ногах пошел прочь, попутно отдавая приказы похоронить убитых.

Воины были страшно напуганы. Каждый из них наверняка побывал не в одном сражении, видел кровь и смерть, но то, что им пришлось повидать сегодня, казалось действительно ужасающим. С этим спорить просто глупо.

Только когда тьма полностью рассеялась, солдаты смогли взяться за похороны мертвецов. Ноги у них дрожали, руки не слушались, но они упорно продолжали рыть лопатами сухую землю. Сейчас воины готовы сделать все что угодно, лишь бы оказаться как можно дальше от колдуна или, по крайней мере, не видеть его порабощающего взгляда.

Теперь я проклинал себя за свою глупость и любопытство. Зачем полез в этот гадюшник? Почему не ушел раньше, когда началась битва? Что заставило меня сидеть и наблюдать за всем этим? Совсем у меня ума не осталось. Да и чувство самосохранения куда-то подевалось. Интересно куда?

«Нет, хватит, – я боролся сам с собой. – Это всего лишь действие черного колдовства. Мне нужно успокоиться и как можно скорее свалить подальше отсюда».

– Владыка Хазарт, – робко обратился к магу Критен, – я отдал распоряжение. Мы закопаем убитых.

– Хорошо, – равнодушно отозвался даркфолец. Он единственный из всех оставался спокойным. – Как раненые? – Теперь в его голосе звучала неприкрытая издевка.

Критен нервно дернулся.

– Все мертвы, – после некоторых колебаний ответил он.

– Ясно, – односложно бросил чернокнижник.

– Вы знали?

– Да, моя магия всегда убивает раненых и слабых. – На губах Хазарта появилась надменная ухмылка. – Такова жизнь, друг мой, немощный погибнет, сильный останется. Так любит говорить мой Наставник.

Я не заметил, чтобы Критен особенно волновался за судьбу своих подчиненных. Чужая смерть ему абсолютно безразлична. Командир тревожился о другом. Смогут ли они добраться до руин, и не придется ли самому Критену махать мечом перед носом у светлых эльфов Эрии?

– Владыка, – вновь отвлек внимание черного мага главарь, – вы узнали что-нибудь от эльфа?

Тот кивнул, но не спешил отвечать. Сейчас его, по-видимому, беспокоили какие-то другие мысли. Он с напряжением вглядывался вдаль, затем сделал несколько непонятных пассов. Воздух сразу задрожал, в нем возникли сияющие алым светом руны, которые, повисев немного на месте, быстро поплыли в сторону реки, но на полпути растворились, оставив после себя ядовитый серый дымок.

– За нами следили, – небрежно пояснил Хазарт. – Тут полно лесных духов. Эти твари шпионили за нами и докладывали эрийцам.

– Эльфы разнюхали о нашем приближении и послали сюда отряд лучников?

– Я восхищаюсь полетом твоей мысли, друг мой, – с издевкой заявил маг. – Советую тебе впредь ставить побольше охранников вокруг лагеря. Светлые могут напасть еще раз. Думаю, те двадцать стрелков являлись всего лишь передовым отрядом, которому посчастливилось найти нас первыми. Или НЕ посчастливилось? Это как посмотреть.

8
{"b":"6124","o":1}