ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впереди неприступной громадой маячило Кольцо Времен, а сзади грозно и непоколебимо шествовал закованный в несокрушимую броню воин. Его палица смотрела прямо мне в спину, поэтому создавалось впечатление, будто убийца задумал метнуть ее, словно камень из пращи.

Когда я уже начал задыхаться, спереди нарисовался обрыв. Он, словно сабельный шрам, прорезал степь рваной раной. На дне виднелись острые камни и высушенные травы – в Долине Нимма не бывает дождей. Зимой она просто промерзает, но снега почти не выпадает.

На противоположном краю ущелья копошились два норан-дрегена. Как только они углядели появившуюся на горизонте добычу, то тут же сиганули вниз, надеясь перебраться на другой берег. О свирепости и беспощадности оных тварей ходило множество леденящих кровь легенд, но мне-то точно было известно, что жуткие истории – не вымысел.

Впрочем, о норан-дрегенах думать рано: рыцарь доберется до меня гораздо раньше, и степным гадальщикам останется только дележ расплющенного дубиной трупа.

– Что тебе нужно? – бессильно взвыл я, когда преследователь наконец догнал свою жертву. Дышать было ужасно тяжело, по лицу тек липкий пот, а руки предательски тряслись.

Воин вскинул ладонь, и незримая стена окружила нас. Все пути к бегству отрезаны; осталось только прыгать в ущелье, где меня терпеливо дожидаются вечно голодные хищники.

Подойдя к самому краю, я через плечо глянул вниз. Высоко. Скорее всего, просто-напросто разобьюсь о камни. Главное, чтобы насмерть, а то неохота мучиться и ждать, когда норан-дрегены перегрызут глотку.

Пока незнакомец выставлял защиту, я попытался ощутить его суть. В отличие от Алого Легиона, в этом рыцаре отчетливо виднелась нить жизни, а значит, он не простая марионетка, способная только выполнять чужие приказы. Но кто его послал? Высшие? Маги Рил'дан'неорга?

Незнакомец обладал просто невероятной магической силой, от него веяло столь прямолинейной и нерушимой мощью, что хотелось громко взвыть и рухнуть с обрыва. Нет, рыцаря послали не Высшие и не Адепты Хаоса. Тогда кто он такой и кому служит? Той самой «третьей силе», о которой упоминал Гред?

– Зачем ты хочешь меня убить?!

Невинный вопрос остался без ответа. Чужак вытянул вперед палицу и угрожающе двинулся на меня. В следующую секунду он размахнулся и ударил прямо в грудь. От боли в раздробленных ребрах я потерял сознание и рухнул вниз, прямо на острые камни…

Я давно заметил, что мне ужасно везет на всяких непобедимых тварей и странных спасителей. Нечто подобное произошло и на сей раз, вот только спасением это назвать трудно.

Прямо в лицо светило палящее солнце. Слабый ветерок едва-едва шевелил высокую траву. Запах пыли и крови бил в нос.

Я лежал на широкой мягкой подстилке, прямо на дне ущелья. Грудь ныла так, словно кто-то не слишком добрый напихал туда раскаленных углей. Окровавленная рубашка недвусмысленно говорила о том, что целых ребер в грудной клетке не может быть в принципе. Попытка пошевелить руками и ногами закончилась еще более мучительной болью. Получается, переломал все кости, когда падал. И что же теперь?! Инвалид на всю жизнь? Хорошая цена за спасение, обещанное Высшими. Уж лучше умереть…

Прямо над ухом неприятно заурчали. Стоило чуть-чуть повернуть голову вбок, как мои глаза столкнулись с горящими буркалами норан-дрегена. Существо, похожее на причудливую помесь льва и крокодила, неустанно следило за мной, однако нападать не спешило. То ли у хищника не было аппетита, то ли он брезговал простыми полуэльфами. Для самых опасных монстров нашего мира такое поведение более чем странно. Обычно они разрывают жертву мгновенно, не давая даже призрачного шанса спастись.

Так кто же перетащил меня на подстилку? Едва ли норан-дреген додумается до такого, его интересы затрагивают совсем другие вещи: поесть и поспать.

«Если не шевелиться, то боль притупляется», – подумал я.

Да, буду лежать и ждать. Мучиться осталось недолго. Очень скоро или помру, или зубастый хищник изменит свои взгляды касательно моей съедобности. Мне, в принципе, уже все равно. Лишь бы поскорее наступило спасительное забвение.

– Рано умирать собрался, – прошелестел мелодичный женский голос.

Попытка вновь открыть глаза не имела успеха. Жестокое солнце ослепляло, а любое неловкое движение доставляло невыносимую муку.

– Лежи тихо, – вновь послышался шепот.

Затем наступило то самое забытье, о котором я так мечтал. Приятные потоки, похожие на дуновение легкого теплого ветерка, прошли по всему телу, боль постепенно слабела, сломанные кости перестали надрываться нестерпимым воем. В нос ударил приятный аромат весенних цветов, голова стала мутной, а по окровавленным рукам и ногам разлилось приятное тепло.

Я даже не мог назвать подобное исцелением. Скорее это походило на порыв неведомой силы, вытащившей меня из-за грани небытия.

– Вот и все. – Теперь голос звучал совсем тихо, словно доносящееся издалека эхо.

Нужно встать. Мне пришлось очень долго бороться со слабостью, но наконец я сумел приподняться на локтях и взглянуть на свою спасительницу.

Ею оказалась молодая темная эльфийка с невероятно грустным и усталым лицом. Назвать ее красивой, значит не сказать ничего. Она была прекрасной. Отливающие агатово-черным волосы аккуратными шелковистыми прядями спускались к земле, большие карие глаза светились мудростью и печалью, а идеально гладкая белая кожа сияла чистотой и опрятностью. У девушки были высокие скулы, тонкий, немного вздернутый носик, изящные брови и симпатичные острые ушки, пробивающиеся через струящиеся локоны. Ее не портили даже крохотные, но очень острые клыки, поблескивающие из-под верхней губы.

Эльфийка. Темная эльфийка!

Но откуда? Здесь, в Эрии, моллдеры не живут. В Эрийское Королевство им нет хода. А те готтальцы, кто все же решался сунуться на вотчину лесных эльфов, очень быстро лишались не только клыков, но и головы.

– Тебе необходим сон, – тихо промолвила она, присаживаясь у изголовья.

– Нет, – слабо возразил я, очарованный незваной спасительницей. – Спасибо за помощь, но мне нужно уйти.

– Поздно, Марк, поздно. Все, чему суждено было сбыться, – сбылось. Сегодня ты совершил страшную ошибку и едва не заплатил за нее гибелью. Но смерть коварна и непредсказуема даже для сильнейших мира сего. Ты спасся, однако платить пришлось другим.

– О чем вы?

Темная эльфийка тяжело вздохнула и отошла.

– Я пришла помочь, и не более того, – одними губами прошептала кареглазая. – Теперь же мне следует удалиться, ибо миссия исполнена. Прощай, Марк.

– Стой. – Несмотря на ранение, мне удалось подняться. Дикая боль ушла, оставив одно лишь воспоминание. – Кто ты? Как оказалась тут? Ты нашла меня случайно?

– Случайностей не бывает, есть только жесткий расчет и строгий закон. А теперь прости, Марк, мне надлежит уйти. Время течет быстро, старые шрамы затягиваются, рождаются и умирают все новые и новые поколения, а извечный поток жизни неумолимо течет вперед, не давая расслабиться ни на минуту.

С расширенными глазами я глядел на прекрасную темную эльфийку, пытаясь понять, где же видел ее раньше? А когда путаные лабиринты памяти подсказали мне ответ, едва не упал от удивления.

– Хочешь совет на прощание? – спросила она грустно. – Бери с собой всех, кто тебе дорог, и беги как можно дальше… в Андарию или Даркфол. Навсегда забудь о том, что произошло. Подобные воспоминания опасны.

– А если не послушаюсь?

Девушка неопределенно покачала головой, развернулась на каблуках, взмахнув полами длинного зеленого платья, и зашагала прочь.

– Постойте! – Мольба была услышана – готтальская чародейка оглянулась. – Я знаю, кто вы. Я видел вас в Семм-Порто… Точнее, не вас, а вашу статую… в храме. Вы… вы Эливиэль?

– Может, ты ошибаешься, Марк? – как-то совсем неуверенно, почти жалко, произнесла она. – Глаза могут лгать.

– После знакомства с Алым Легионом и Адептами Хаоса встреча с богом не кажется такой уж невероятной.

83
{"b":"6124","o":1}