ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А что же дальше?

– Ничего, – с каким-то пренебрежением ответствовала богиня. – Орден Хаоса пал от рук таинственных сущностей, к власти пришли Высшие, а секреты ше-арраю забылись. Книгой Рока всерьез занялись уже в наше время, хотя безымянный повелитель Орр-Серегана охотился за ней много тысячелетий…

– А ваше превращение в богиню? – напомнил я.

Лариэл посмотрела на меня большими карими глазами, наполненными печалью. Бедняжке очень трудно вспоминать те события, но она понимала, что необходимо выговориться. Пусть «исповедь» запоздала на двадцать пять тысяч лет – так ли это важно?

– Много лет я жила на той территории, где сейчас расположена Шиана. У меня появилась семья, родилась дочь – Аделаида. Такое положение вполне устраивало, но однажды в моем доме появились посланцы Высших. Они долго говорили об изменении мира, о появлении новых хозяев и таинственной гибели всемогущего Ордена Хаоса. Они рассказали мне о войне между племенами темных эльфов и орков, о поражении моих сородичей, и тогда Аделаида вызвалась помочь. Нам с дочкой передали огромный запас силы, научили бороться с орками и предложили увести сородичей прочь из лесов Эрии. Тогда я металась и сомневалась точно так же, как ты, Марк. Мы осознавали, что стали орудиями в руках Высших, однако не смели перечить, ибо за службу новые властители обещали воистину огромную награду. Темные эльфы проиграли войну, едва не погибнув точно так же, как ше-арраю. Моя дочь благодаря силе Высших взяла власть в свои руки и вывела разгромленное племя из пламени битвы. После долгих скитаний в поисках нового дома, моллдеры – как их сейчас именуют – осели в глухих лесах подле Пиков Вечного Льда.

– Тогда вы и стали богиней?

Эливиэль величественно склонила голову.

– Повелители Алого Легиона даровали мне бессмертие и власть над Эрией. Они запретили дальше помогать темным, но позволили «крутить» территорией от Сирены до Андарского моря по собственному усмотрению. Вот тут-то в голову и пришла идея стать Матерью для новой расы – светлых эльфов. – Лариэл отбросила со лба непослушную прядь. – Мои родичи, чего уж таиться, не блещут добротой и умением прощать. Они хладнокровны, циничны и жестоки. А мне хотелось… как бы поточнее выразиться?.. улучшить их, сделать более… человечными.

– И убрать острые клыки, – ввернул я.

– Ну да, – смутилась владычица Эрии. – Внешне светлые и темные отличаются только клыками, а вот внутренне… Не стану спорить, эрийцы далеко не идеальны, но, по крайней мере, они более гуманны и справедливы, нежели их старшие братья. Светлые унаследовали от родственников непомерную гордость и самолюбие, но позабыли злобу и любовь к битвам. Вся история готтальцев связана с кровавыми войнами, жестокими пытками и безжалостными казнями, тогда как их младшие братья развили дипломатию, создали сильное королевство и вступили в союз с Ландеронской империей.

– Получается, вас действительно можно именовать Матерью. Скажу честно, мне прыть светлых эльфов не очень-то нравится, но то, что они лучше темных – факт. Впрочем, и среди тех, и среди этих встречаются довольно неплохие личности.

Лариэл скрестила руки на груди.

– Бесспорно, – кивнула она. – Вот, Марк, теперь ты знаешь очень многое. Признаюсь, поражения моллдеров в битве с Орденом Хаоса и в Ландеронской войне дали положительные результаты. Если бы мои родственники сумели победить, они б не остановились на захвате земель Эрии и Ландерона, пойдя дальше по всем направлениям. В итоге весь мир погряз бы в пучине жестоких распрей.

– А что стало с вашей дочерью?

– Аделаида осталась со мной и по сей день. Так рассудили повелители. – Эльфийка поправила полы длинного платья, стряхивая с них пыль – как оказалось, обыденные женские манеры сохранились и у нее. – Рада была познакомиться, а сейчас, прости, мне следует удалиться. Я сказала тебе все, что должна. Береги это знание и не посвящай в него слишком многих, ибо тогда познание само укроет себя от чужих ушей.

– Понимаю. Но скажите, изменение климата в Лесах Эрдена – ваша заслуга?

– Да, – не стала отпираться богиня. – Мне хотелось превратить Эрден в вечное кладбище, великий памятник моим сородичам. Я изменила природу, вывела многих птиц и животных, а руины столицы Дараала зачаровала так, чтобы они могли существовать вечно. Эльфы не живут в тех местах по моему повелению, ибо я хотела оставить свою изначальную родину девственной и чистой, словно утренняя роса на траве. – Она гордо выпрямилась, встряхнула шелковистыми волосами. – А теперь мне нужно идти.

– Мы еще встретимся?

– Если такова будет воля Высших, то да. – Эливиэль улыбнулась, но на сей раз улыбка выглядела доброй и непринужденной. – Прощай, Марк.

– Прощайте, владычица светлых эльфов, – смущенно ответил я, пораженный столь откровенным разговором. Выходит, у Высших действительно грандиозные планы, раз Они посылают ко мне настоящую богиню.

Лариэл исчезла без всяких хлопков и колдовских рун, просто растворилась в воздухе. Мне даже не удалось почувствовать возмущение в магическом поле, хотя любой уважающий себя мистик обязан чуять подобное с невероятной точностью, да еще и на большом расстоянии.

Частичка божественной силы отделилась от общего потока и прильнула ко мне, словно ласковая кошка. Пространство искривилось, время потекло медленнее, волшебный водоворот подхватил меня, норовя поскорее доставить туда, где укрывались мои друзья и соратники. В руках я снова ощутил теплый эфес своего зачарованного меча. Клинок Багрового Заката вернулся ко мне, готовясь защитить своего Хранителя от любых напастей.

Глава 8

ДАРКФОЛ

– А потом ка-ак рванет! – живописно рассказывал Дэллу, сидя перед небольшим костерком. – Все поселение личей рухнуло, словно карточный домик, а на месте храма осталась одна только здоровущая яма, да такая, что дна не видно. Там, кажись, всех расшвыряло, даже деревья с корнем вывернуло. Про личей и рогарнов вообще молчу, от них и груды костяков не осталось. Короче, мне понравилось.

– Ну а дальше? – Я уже устал слушать животрепещущую историю о гибели тех мертвых магов, что вздумали посмотреть на добычу пятой Реликвии.

– А дальше неинтересно, – заверил орк. – Нас держали на самом краю поселения в наглухо замурованных камерах, где совершенно нет чистого воздуха, зато вонь, жара и темнотища такая, словно дракону в задницу засунули. А после взрыва стены обрушились. Мы, конечно, не дураки, резво смекнули, что к чему и почем. Быстренько выбрались из-под руин, собрали выживших членов команды и дали стрекача в сторону Даркфола.

– Ты про Арсэлла с Облобом забыл. Они в эпицентре взрыва находились.

Дэллу виновато потупил взор, вся его страсть к душещипательным рассказам мгновенно иссякла.

Каким же я был идиотом, когда решил перехитрить Хазарта. А что в итоге? Перехитрил сам себя. Это ж надо оказаться таким непроходимым тупицей. И зачем вообще решил спасать Хранителей самостоятельно? Думал как лучше, а в итоге сам же и погубил своих товарищей.

Заклятие, пущенное в ход Хазартом, нельзя было прерывать, но по моей милости Адепт Хаоса все же нарушил плавное течение Рил'дан'неорга. Древняя магия не смогла простить подобного пренебрежения и жестоко наказала всех, кто находился рядом с храмом Девилхора. Мне-то удалось сбежать до взрыва, а вот Арсэллу, Облобу и Лиэнне не повезло. Да, остальные выжили, но для меня это слабое утешение. Как же тяжело жертвовать одними, спасая других.

Среди выживших оказались Ридден с Эраном, Дэллу, Торрад, Эмиллио, Рикк, Виталис и другие воины, не принадлежащие к человеческому роду. Тиона была права – на создание рогарнов годятся исключительно люди, остальные народы личей совершенно не интересовали. Неизвестно, куда исчез Гред. Либо он лег на жертвенник, либо сбежал. Зная демонолога, можно сказать, что второй вариант более реален.

– Домой возвращаться надо, – напомнила Диана. Ее внезапное появление вместе с Тионой не слишком удивило Риддена, ведь ментальный маг Готтала прекрасно знал истинное лицо предателя, хотя и помалкивал. Та загадочная сущность, что крылась под маской спокойного и добродушного мистика, мигом развеяла все подозрения касательно двух несчастных девушек, расчетливо подставленных под удар.

86
{"b":"6124","o":1}