ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Последний вопрос: зачем Алые Витязи убили Зертия, преподавателя Шианы, и зачем подставили меня?

– Зертий исполнял примерно ту же роль, что и Тиона с Дианой. – Айрен кивнула на двух неподвижно лежащих женщин. – Он был одним из шпионов Высших. Нет-нет, могучей силой он не владел, просто служил Им за определенное вознаграждение. В то время я гостила в Шианском Ордене вместе с Преотлинием и совершенно случайно узнала о том, что Зертий служит врагу. Улучив момент, когда мы остались наедине, я влила в него частицу Рил'дан'неорга. Красные Витязи не могли не почувствовать мощный выброс древней магии и мгновенно явились в кабинет Зертия. Они не привыкли долго рассуждать, поэтому просто-напросто прикончили бедолагу. Таким образом мне удалось отвести подозрения от себя и оклеветать вражеского соглядатая. Что же касается тебя, Марк, то ты просто оказался не в том месте, не в то время.

– Не сходится. Ковэн, проклятый предатель, знал о появление Алых и привел меня к ним нарочно. Высшие подставили меня не случайно.

– В таком случае, это просто проверка, – заверила магичка. – Они желали понять, годен ли ты для гордого звания Хранитель.

– Все равно не верю.

– Дело твое.

Я неподвижно сидел рядом с Мириньей, глядя на спящих друзей, а затем, набравшись смелости, решил проверить чародейку «на прочность»:

– Знаешь, Айрен, ты не похожа на других Адептов Хаоса. Ты гораздо старше Хазарта, а уж про Алессандро и говорить не стоит. Не думал, что начну столь щекотливый разговор, но сейчас, как ни крути, самое подходящее время. В тебе, Айрен, есть черта, несвойственная другим магам Рил'дан'неорга – сомнение. Ты не воспринимаешь слова Наставника на веру, предпочитаешь проверять их. Иные слепо следуют воле повелителя Орр-Серегана, ты же думаешь перед тем, как исполнить его поручение. Именно поэтому ты пережила остальных, став самой старшей Ученицей. Вейнд, Неррая, да и многие другие, чьих имен я не знаю, давно сгинули во мраке небытия, а тебе удалось пережить всех…

– К чему подобные разговоры? – Ведьма подмешала в голос чуточку удивления.

– Ты знаешь, как погибли Вейнд с Нерраей? – глядя прямо в глаза, осведомился я.

– Они пали во время штурма последнего оплота темных эльфов, – вызубренными наизусть строками ответила она. – В тот день ушел из жизни Дарсейн и многие другие мистики Лесов Аделаиды.

Я победно усмехнулся. Само собой, магичка не может знать правду.

– Ты жестоко ошибаешься, Айрен. Наставник сам убил своих Учеников, холодно и расчетливо. Первой умерла Неррая. Бедняжка скончалась, когда ваш повелитель выпил из нее всю силу без остатка. Уверен, он мог бы обойтись и без жертвы, однако последняя из ше-арраю чем-то не устроила главу Орр-Серегана. Ее смерть помогла уничтожить тысячи воинов Ландеронской империи, тут не поспоришь, но Наставник мог бы обойтись и без лишних потерь в рядах своих сподвижников. С Вейндом еще проще; его просто-напросто оставили умирать. Властелин ныне сгинувшего Ордена умышленно заставил Вейнда помогать Дарсейну, хотя прекрасно осознавал, что тот не уйдет с поля брани живым…

– Все, хватит, – оборвала Миринья, касаясь моей руки. Ладонь у нее оказалась очень холодной. – Твои слова стали для меня новостью, спорить не буду, однако ничего удивительного в действиях Учителя я не вижу. Те Адепты не отличались покорностью, постоянно пытались спорить и осуждать его волю. Заметь еще одну странность, Марк, все нынешние маги Рил’дан’неорга – люди. Среди нас нет эльфов, гномов или орков. А знаешь почему? Ответ прост: человеческая раса обладает большей способностью к магии Хаоса. Людям доступны те таинства Рил'дан'неорга, которые никогда не смогут познать представители иных народов.

На земле вяло завозился Дэллу. Эран, кажется, тоже начинал приходить в себя.

– О, твои друзья наконец оклемались, – протянула Айрен. – Что ж, в таком случае мне пора.

– Постой. Скажи сначала, для чего все эти откровения? Сначала Лариэл, теперь ты. Чего вы все от меня ждете? Я простой человек, а вовсе не великий герой. Хранители мертвы, Реликвии исчезли вместе с ними, так какой от меня прок?

– В свое время ты поймешь, – посулила целительница, вставая с поваленной сосны. – А сейчас лучше выброси все из головы и хорошенько отдохни. Отдых тебе нужен так же, как воздух, поэтому советую отправиться куда-нибудь к морю. Послушай совет мудрой женщины.

– Эливиэль говорила почти то же самое, – припомнил я, однако Миринья уже не слышала. Она закуталась в черное облако Рил'дан'неорга и исчезла, оставив меня с тяжелыми мыслями и роящимися в голове вопросами.

ЭПИЛОГ

– Давай, работай, зря, что ли, я столько лет вбивал в твою пустую башку основы теософии и демонологии.

Ридден стоял на широком плоском камне и изредка покрикивал на своего нерадивого ученика – Эрана. Тот весь взмок, вычерчивая сложную руну Врат Перехода. Как именно теософия и демонология связаны с созданием портала, я не имел ни малейшего представления, но, судя по недовольной физиономии мистика, бедолага Эран не ладил ни с тем, ни с другим.

Мучения телохранителя продолжались уже около трех часов. С несчастным видом он ползал на коленях, вымерял идеально правильные круги и вписывал в сектора хитрые знаки. Мы понимали: ошибись Эран хоть в одном символе, портал забросит нас в такую даль, что вовек не выберемся. Ридден, само собой, исправит все неточности, дополнит нужные комбинации, уберет лишние линии, но все равно доверять создание Врат профану никто бы не решился. Мало ли что может накуролесить недоучка, совсем недавно поступивший в служение влиятельному готтальскому магу. Вот только сам Ридден решил иначе, заявив, что подобная ситуация – прекрасная возможность проверить знания ученика. Эран, конечно, долго ныл, скрежетал клыками, но переспорить старшего не сумел.

Для других старания склочного моллдера выглядели как сияющие голубым светом точки, и только моему зрению (или зрению Дарсейна) был доступен истинный образ портала. Он представлял собой четыре идеальных круга, находящихся один в другом на равном расстоянии. В центральном, самом маленьком круге располагалась шестиконечная звезда. От нее шли шесть светящихся линий, пересекающих все окружности. Таким образом, вся «конструкция» делилась на равные сектора. Во всех секторах требовалось записать особые руны, ни одна из которых не повторяла другую. У каждого символа могло быть только одно положение, и ошибка в начертании мгновенно испортила бы все заклинание. Но вычерчивание рун – не главное. Далее опытный мистик (то есть Ридден) должен активировать символ перехода, а подобное отнимет еще не один час.

Наш отряд, поредевший еще больше, добрался-таки до границы Диких Лесов и Даркфола. Все недоумевали, как же им удалось выжить под напором личей? Я не стал рассказывать правду, решив придержать диалоги с Лариэл и Айрен до лучших времен. Незачем посторонним знать такие вещи. Пусть лучше думают, что мертвые маги отступили, решив, будто их враги погибли. Глупая версия, но ничего более разумного в головы моим спутником не пришло. Я благоразумно помалкивал. Мол, упал, потерял сознание, очнулся – личей нет.

Айрен и Эливиэль не давали мне покоя. Чего им понадобилось на самом деле, они говорить не пожелали. Возможно, потеряв Реликвии, Высшие с Адептами Хаоса задумали новую игру, даже более хитрую, нежели старая. Не буду ломать голову, она и так кругом идет.

– Подправь знак в пятом секторе, над вторым кругом, – нагло ухмыляясь, сказал я Эрану. Тот злобно заскрежетал зубами, бросил на меня уничтожающий взгляд, но все же послушался.

Наблюдали за мучениями телохранителя только мы с Рикком да Ридден. Остальным Врата давно наскучили, и они разбрелись кто куда.

– Ровнее вторую линию черти, – продолжал издеваться я.

Эран, мокрый, уставший и жутко злой, грязно выругался, чем несказанно порадовал рыжего летуна.

– И почему в мистики всяких балбесов берут? – задумчиво протянул Рикк, созерцая, как темный эльф исправляет указанную мной полосу. – Эран, у тебя из какого места руки растут? Впрочем, можешь не отвечать, все и так знают, что ты на этом месте сидишь.

90
{"b":"6124","o":1}