ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Преступное венчание
Источник
Шесть столпов самооценки
#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы
Пляска фэйри. Сказки сумеречного мира
Двенадцать
Отчаянные
Будет сделано! Как жить, чтобы цели достигались
Мститель. Долг офицера

21 ноября

Всего три месяца с момента вызволения из «Зари». Но как же давно это было!

М. С. после вчерашнего очередного неудачного выступления в Верховном Совете по бюджету, над чем сегодня откровенно издеваются «НГ», «Российская газета», уехал в Иркутск.

Сегодня положил на сберкнижку (как же не люблю это делать — предпочитаю заначку дома) 12 000, что копились многие годы.

Но поговорим о Горбачеве.

Вот с легкостью расстался с Панкиным: «реаль политик!» Вернул Э. А., который до самого последнего дня давал в прессе унижающие Горбачева оценки и, конечно, — возвышающие его самого. В свое время он отпихнул Яковлева (ради Лигачева и Рыжкова) — «реаль политик». Из-за нее он держался за Лигачева до последнего — из страха потерять одну из казавшихся незыблемой опор — КПСС. Между тем, если б он не тянул с 6-й статьей Конституции и сразу после ее отмены ушел с генсекства, партия бы, естественно, раскололась, но была бы сохранена наиболее умная и прогрессивная ее часть — для него самого, для перестройки. А так он не только всю ее потерял, но и сделал своим лютым врагом.

Вот Коль тоже делает «реаль политик» с Ельциным. Но этика, которую М. С. ввел в мировую политику, — это тоже реальность. Без нее не было бы доверия, а без доверия ничего бы не было, в том числе и объединения Германии. Пока не заметно, чтоб до канцлера это дошло — через Блеха или по собственному разумению. Посмотрим — позвонит ли он Горбачеву. Буш это делал. Если нет — скурвился.

И дело не в том, что надо вертеться по обстановке, такая планида политика, дело в том, что взгляд чуть подальше — это тоже умение учитывать реальность.

Я не верю, что Союз в том виде, в каком его хочет вот сейчас М. С., жизнеспособен. И, наверное, завтра не состоится парафирование. Не говоря уже о том, что Кравчук вчера еще во всеуслышание заявил, что никогда не подпишет никакого Союзного договора. А народ наш уже пустил хохму: 1 ушанка (треух) + 5 тюбетеек = новый Союз. Смешно, а правда… Но в дальнейшем, в дальнейшем… пойдем ведь по европейскому пути — по пути Общего рынка.

Однако возможен и вариант вхождения мусульманских республик в мусульманский мир. Но тогда в Казахстане — война. Казаки уже готовятся. И на Украине — война: Крым… Нельзя его отдать: это позор для национального самосознания России, а оно — единственная «идейная» опора российской политики. Иначе народ не выдержит экономической реформы.

Но вернемся к Горбачеву. По навязанной ему логике (М. С. это осознал и поэтому взял Э. А.) надо быстро и заметно смещаться во внешнюю сферу… — превращаться в Вайцзеккера, в Коссигу, даже в «испанского короля» — с армией (очень сокращенной и профессиональной), хотя он мало пригоден, чтоб пользоваться почтением у офицерства — не по-человечески, а в кастовом отношении… И еще дальше — в фигуру из бывших: Жискар, Шмидт, Киссинджер, Вэнс, Тэтчер… Хотя у нас это не принято, но пусть он проложит дорожку. Римский клуб ему предлагает почетное членство, даже пост почетного председателя. Почему бы нет?!

Если поездка в Иркутск (на военные заводы и в гарнизон) — шаг в направлении армии, то это правильный ход… Но надо быстрее, надо не допустить, чтоб Ельцин взял русскую армию в свои руки. М. С. пусть станет ее патроном, включая казачество… Он оттуда ведь, хотя и «инородец».

А мне при этом что? Я обещал быть с ним до конца. Он мне это предложил, когда я дважды намекал о пенсии. В связи с Форосом (и моим телевизионным интервью — из-за Р.М.) кошка пробежала, холодок было появился, но вроде исчез… Сопротивлялся очень Ревенко, чтоб назначать меня «специальным помощником по международным вопросам», но все-таки М. С. пошел на это… И — дослужу. А что, собственно, остается-то?

Но вот в субботу приходит ко мне Саша Беликов — из редакции «Красной площади», создаваемой (уже в течение года) президентской газеты. Наконец она начинает вроде выходить, хотя средств и спонсоров нет. Предлагает, чтоб я открыл No 1 либо статьей о Горбачеве, либо дал интервью. Думаю, откажусь…

Не боюсь апологетики: он заслужил, как фигура историческая для XX века… Но на фоне навала психолого-фрейдистских (например, в «Культуре» проф. Белкина) публикаций и просто желто-красной портретист-ской литературы о нем я буду выглядеть как прислуживающий чиновник, если не скажу всего или почти всего того, что знаю и думаю о нем.

Нет уж! Вот уйду на пенсию, тогда посмотрим…

Ладно. А вчера я забыл отметить два выдающихся события. Тамара «по случаю» достала 35 кг капусты на засолку и с помощью Николая Николаевича довезла до дома. А Лена, подруга Гени, привезла нам квашеной капусты, свеклы, моркови, варенья и пр. из своего «имения» на Украине.

Покончила с собой на днях Юлия Друнина. Значит, на кого-то шок нашей жизни действует так, что предпочитают хлопнуть дверью. Или крах всей прошлой социалистической духовности? Может быть, и не «соц.», ведь и в 30-е годы, и в войне, и после — в 80-е — были же и просто жизнь, были страсти, боренья, помыслы, был «образ жизни». Все рухнуло. А взамен совсем ничего, даже полок, наполненных товарами.

Поэтому и Горбачев сейчас в глазах народа — потеря всякой надежды.

23 ноября

Вчера, пока М. С. в Сибири и Кыргызстане, готовил его интервью для агентства Киодо Цюсин, платформу для разговора с Яничеком (бывшим генсеком Социнтерна), приветствие к 70-летию Дубчека, материал для встречи с испанскими парламентариями и к встрече с Вилаети (Иран) — обычная служба. И в общем в дни его отсутствия — не погулял, как рассчитывал и ждал…

На телевидении Горбачева подают саркастически… Поведение его изображают как судороги, чтоб удержаться на посту… Это особенно так выглядело на фоне Ельцина в Германии, где Коль обнимался с ним так же, как совсем недавно с Горбачевым.

24 ноября

Ждал вызова от М. С. Не последовало до полпервого… Будет ли завтра Госсовет с парафированием (Союзного договора), что перед всем миром ангажировал М. С., — неизвестно. И что он будет делать, если сорвется: еще раз заявлять, что уйдет?!

Сейчас, в 11 вечера, «Вести» передали интервью М. С. во Внуково. Прилетел вчера из Кыргызстана. Оценки визита Ельцина в Германию: считает нормальным… И не надо, мол, противопоставлять Россию — крупнейшее государство (!) — обычно он называл ее и других республиками, — цементирующее эту огромную (помолчал) организацию (вместо слова «Союз»!). И опять: не надо противопоставлять. Есть общие интересы и общая политика, — а не 12 и 8 «внешних политик» (это я ему «подбросил», взяв из какой-то газеты)… И он то и дело апеллирует к этому «образу». Грустный, усталый, в этой своей пирожком шапке, с печальными глазами.

Послать бы ему всех!

Видно, мало чего привез он из Сибири и Киргизии. Завтра посмотрим.

25 ноября

Как и следовало ожидать, парафирование Союзного договора в Н.-Огареве не состоялось. Что выдано Горбачевым журналистам по ТВ, известно. Он хоть и срывался — делал хорошую мину при очень плохой игре. Мне он только что — уже домой — по телефону сказал: «Было тяжелее, чем 14-го, изнурительная борьба, я их высек, я ушел от них…»

Я: «Но у вас по ТВ мелькнула было фраза, что они ощущают необходимость кончать маневрировать… Страна больше не может терпеть…»

М. С.: «Это я хотел бы, чтоб они это наконец ощутили».

Я: «А кто главный [саботажник]?»

М. С.: «Главный он и есть» (т. е. Ельцин. — А. Ч.).

Перед ТВ Горбачев пытался представить коллективное коммюнике о передаче проекта в Верховные Советы республик как форму парафирования… Но это даже по терминологии (смыслу слова) не одно и то же.

Уверен, что парламенты завалят проект, в лучшем случае отложат на «неопределенное время».

Горбачев перед выбором: осуществлять угрозу («уйду!») или еще тянуть (на посмешище всем). Это не просто поражение, хуже: это очередное унижение по самому главному вопросу, на котором еще остается знак его власти, — о государственности.

69
{"b":"6126","o":1}