ЛитМир - Электронная Библиотека

Утром разговаривали с Грачевым, он тоже за немедленный и «инициативный» уход М. С., но рисует мрачную картину. Уйдет, но ведь мы не Франция (которая потом вновь призвала де Голля) — и ему не «забудут» все на другой день. Не спишут, а затеют (вместе с КПСС) процесс, чтоб был козел отпущения (по образцу Хонеккера).

Не думаю, что так пойдет. «Народ не даст». Мы — не немцы. Вот уже после его встречи с журналистами на днях «народ» начал его жалеть.

Впрочем, чем черт не шутит. Тем не менее второго варианта не будет, и ему надо скорее уходить… Иначе его еще сильнее будут гнать, оскорблять, унижать… Даже Назарбаев заявил: хватит Горбачеву нас запугивать. Все воспринимают его «стойкость» за Союз как борьбу за кресло.

15 декабря

Вчера я начал день в Кремле с дневника. Заполнил несколько страниц — о Горбачеве, о его последних двух днях. Забыл захватить сам дневниковый блокнот. Потом вложу сюда. А сейчас — о себе.

Ребята из группы консультантов (Вебер, Ермонский, Кувалдин) взяли мешки с бумагами к себе на ул. Разина (там у них временные комнатушки), хотят разобрать, отобрать и кое-что уничтожить, потому как выгнать нас могут из Кремля в любой момент.

Ольга (Ланина) сообщила, что вызывали Пестова (начальника личной охраны М. С.) и сказали: с завтрашнего дня горбачевская охрана переходит в подчинение ельнинской службы!

А М. С. все тянет, все на что-то надеется. Сегодня вечером к нему напросилась Старовойтова — пришла жалеть, наверное… И вообще «лояльными» к нему сейчас остались вроде в основном те, кто из Межрегиональной депутатской группы, созданной при Сахарове!!

18 декабря

Сегодня вечером М. С. позвонил: «не получается» — это насчет его обращения к участникам встречи в Алма-Ате. Утром он мне сказал, что сам поработал и чтоб я с Яковлевым просто «прошелся». Но потом он два часа давал интервью «Комсомолке» (каждый день дает какое-нибудь интервью. Сегодня в 16.00 — еще раз Эн-би-си), затем встречался с Шапошниковым и Баран-никовым, после этого позвал нас с Яковлевым. Он немножко «конфронтировал» текст, который я написал, отвергнув явно отторгаемый проект Шахназарова, составленный в сугубо «конструктивных» тонах — благословляющий, примирительный, с пожеланием успеха… Но и включил в текст и советы, намекающие, что «его путь» был бы лучше…

А до этого и попутно шел разговор… Спрашивает у Яковлева: «Что-то ты такой смурной?» Тот озабоченно начинает рассуждать, будто Ельцин боится серьезной оппозиции (в лице его самого, Шеварднадзе и им подобных!). А когда М. С. отошел звонить Р.М., Яковлев наклонился ко мне: «Думаю, меня убьют. Я буду просить у Горбачева, чтоб меня отправили куда-нибудь, например в Финляндию послом. Ельцин согласится — ему я здесь опасен…»

Я реагировал — знаком "?" с внутренней «улыбкой». М. С. вернулся за стол… Стал говорить (с моей подачи) об интеллектуальном уровне глав «суверенных государств»: иногда сам тупеешь, разговаривая с ними. И действительно хочется бежать от такого «сотрудничества».

Потом заговорили о «Фонде нового мышления» — Фонде Горбачева… Видно, они с Яковлевым еще до меня это придумали. М. С. стал «развивать», как можно широко это дело поставить… Я поддакивал, но советовал начать не у нас, а в Америке.

Он вдруг: "Я за книгу получил 800 000 долларов (Яковлев тут же подсчитал — 80 миллионов рублей)… Знаешь,

Анатолий… Я хочу тысяч 200 оставить себе, а тысяч 30-40 дать тебе".

Я: «Не нужно этого делать. Мне они не нужны».

Яковлев: «Оставьте на основание Фонда тысяч 600… А потом появятся разные спонсоры».

Мы с А. Н. в один голос: «Не надо ничего давать на всякие больницы и пр., все равно пропадет, как и прежние дотации, а вам надо достойно жить дальше, не ходить попрошайничать у Ельцина…»

Я поднял вопрос о «ребятах» — моих и прочих консультантах. Наперебой с Яковлевым предлагали дать всем «выходное пособие» (2-месячное), поручить Ревенко устраивать их на работу… Но М. С. торопился, и мы не договорились.

Сам я начал «устраивать»: Вебера к Красину, Ермонского — в «Известия»… Поругался с Шахназаровым, который отхватил своим фондом «Ленинскую школу»… и слушать не хочет об устройстве кого-нибудь, кроме «своих». Я обложил его матом и бросил трубку.

Вебер, Ермонский, Кувалдин разбирают мешки с моим 6-летним архивом… Кое-что (и много) я таскаю домой. Буду писать «книгу»: «Шесть лет с Горбачевым»… Но они и Грачев предупредили: «Не исключайте, Анатолий Сергеевич, обыска у вас, когда затеют „дело“ против Горбачева». Я вообще-то не верю в такое… Но чем черт не шутит. Ведь если у Ельцина все начнет заваливаться, нужны будут «зрелища» и козлы отпущения. И тогда я — первый кандидат (сначала) в свидетели… Впрочем, «уголовно» компрометирующего в моих архивах ничего нет, но замарать М. С. «вольностями» посттоталитарного поведения можно (как и излишней откровенностью в личных беседах).

«Устроил» сегодня Тамару в израильское посольство к Бовину. Он давно обещал, но «настаивать» в МИДе не хотел, спасовал… И пришлось мне самому — через Ковалева и Авдеева — все сделать. Впрочем, успеем ли до того, когда Козырев запустит лапу во все эти процедуры?

Окружение Ельцина в отличие от М. С. («шестидесятники») не связано с интеллигенцией. И те начинают «понимать», что наделали, встав против Горбачева… Сочувствуют ему, когда в него градом летят камни.

Дня через два придется сматывать из Кремля.

20 декабря

Вчера уже кое-кого обыскивали при выходе из президентского здания в Кремле. Председатель комиссии по делам афганцев Аушев (Герой Советского Союза) дал по морде прапорщику, который попытался его обыскать. Гусенков пригрозил, что он вернется и «пожалуется» президенту: его выпустили. Меня не тронули, хотя я который уж день не выхожу без толстенного портфеля, а сегодня попросил фельда (они меня уважают) отвезти целый мешок бумаг из моего личного архива. Машины отобрали у всех, кроме самого М. С., его помощников и советников. Но это — дело дней. Вчера клерк от Козырева явился к Шеварднадзе и, сообщив об указе Ельцина о ликвидации его министерства, попросил Э. А. «освободить помещение». Нам и Ревенко прислано распоряжение Бурбулиса — «закругляться»… Мои телефоны уже отданы кому-то другому: звонят, спрашивают не меня. Но я еще пока звонить могу…

Словом, бандитизм в духе Ельцина!.. А М. С. все настаивает на «цивилизованной» передаче власти.

Сегодня дважды он возвращался к своему финальному заявлению. Я дважды его «дорабатывал». Но вечером оказалось, что есть альтернативное — от Яковлева. Сели втроем. И я выразил им обоим категорическое несогласие с яковлевским вариантом — капитулянтское и плаксивое. Не знаю, какое будет в конце концов, М. С. соблазнился яковлевским… Хотя я сильно его дискредитировал. Договорились, что А. Н. на «моей основе» поработает и завтра представит.

Горбачеву звонил сегодня Коль, спрашивал, что будет делать. М. С. долго объяснял свою концепцию (по письму участникам Алма-Аты), уверял, что уйдет, если утвердят СНГ… Хотя не согласен, но «конфронтировать» не будет.

Сказал, что займется «общественной» (не политической) деятельностью. Коль пригласил в Германию — отдыхать, читать лекции, пожить… М. С. не отказал. Таких приглашений у него много. Мне он раскрыл свой замысел (опять полон энтузиазма): на базе фонда Красина-Шахназарова создать свою «рэнд корпорэйшн» и «развернуть». И потекут средства (из-за рубежа), и придут партнеры из других фондов… Будет-де мощный интеллектуальный центр, инициирующий процесс образования в России подлинно демократического общества. А если потребуется, центр возьмет на себя роль мощной оппозиции «дилетантам, самодовольным посредственностям…».

Был у него Карякин (я их свел). «Шестидесятники» «отмываются», морально поддерживают. Юрка даже обещал шумно уйти из Президентского совета Ельцина. Посмотрим!

Статья Третьякова в «НГ»: Беловежская Пуща — государственный переворот.

74
{"b":"6126","o":1}