ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Элейн Эйрон

Высокочувствительный ребенок. Как помочь нашим детям расцвести в этом тяжелом мире

Посвящается всем чувствительным детям и всем, кто нежно заботится о том, чтобы они могли спокойно расти в этом сложном мире

Elaine N. Aron, Ph.D.

The Highly Sensitive Child

Helping our children thrive when the world overwhelms them

© ООО «Издательство Ресурс», 2013, 2018, перевод, оформление

Copyright © 2002 by Elaine N. Norton

Фото автора на обложке Stephanie Mohan

Благодарности

Эта книга существует благодаря:

Великодушным родителям, учителям и детям, которые согласились отвечать на мои вопросы, заполнять анкеты и подарили мне столько открытий, к которым я бы никогда без них не пришла.

Моему энергичному издателю Энн Кэмпбелл и моему замечательному литературному агенту Бетси Амстер.

Джен Кристал, подруге и консультанту по вопросам темперамента.

И, разумеется, моему мужу Арту, который с таким терпением и заботой относится к своей чувствительной семье, и моему сыну, который первый научил меня многому из того, о чем пойдет речь в этой книге.

Введение

Если Вы читаете эти строки, значит, что-то заставило вас предположить, что ваш ребенок – высокочувствительный. Чтобы получше разобраться в том, что это такое, заполните анкету на странице 14–15. Если многое из перечисленного относится к вашему ребенку, продолжайте читать и… здравствуйте.

Почти все в курсе, что с момента рождения дети проявляют свои индивидуальные особенности. «Она всегда знала, чего хочет, еще в младенчестве, и она добивалась этого во что бы то ни стало». «Он всегда был в хорошем настроении. Корми его или нет, меняй ему памперс или не меняй – все это было неважно». Как и любой другой ребенок, ваш обладает уникальной комбинацией врожденных индивидуальных черт, хотя каждая отдельная черта скорее всего не уникальна, а типична для группы детей, и потому ее можно легко выделить и описать: «упорный», «добродушный» и т. д.

Одна из таких распространенных врожденных черт – это высокая чувствительность, которой обладают около 15–20 % детей (это в равной мере относится и к мальчикам, и к девочкам). Некоторые младенцы не придают значения тому, чем вы их кормите и какая температура в комнате, их не волнует, что музыка играет слишком громко или свет слишком яркий. А высокочувствительные дети, кажется, замечают малейшую новизну вкуса, любое изменение температуры, они вздрагивают от громких звуков и плачут, если яркий свет попадает в глаза. Становясь старше, они часто проявляют также эмоциональную чувствительность. Они быстро начинают плакать, если их чувства задеты, они больше тревожатся, и они могут быть настолько счастливы, что просто «не в силах вынести этого». Они обычно размышляют, прежде чем что-то сделать, поэтому их часто считают застенчивыми или пугливыми, хотя они просто наблюдают. Когда такие дети подрастают, они часто выделяются своей добротой и сознательностью, их расстраивают несправедливость, жестокость или безответственность.

И хотя кажется, что о высокочувствительных детях (ВЧД) можно много рассказать, ни одно описание не будет универсальным, потому что, я повторюсь, каждый высокочувствительный ребенок уникален благодаря сочетанию неповторимой комбинации врожденных черт и разного семейного и школьного опыта. Ваш высокочувствительный ребенок (далее – ВЧР) может быть общительным или предпочитает играть в одиночку, он может быть настойчивым или легко отвлекающимся, начальственным и требовательным или настолько уступчивым, что он уже «почти слишком хороший». Но при этом есть у чувствительности общая «нить», которую вы можете распознать.

Почему появилась эта книга

Теперь пришло время рассказать вам немного о моих исследованиях высокой чувствительности у взрослых и о том, почему я расширила свою работу до исследования детей и вопросов воспитания. Я психолог-исследователь и лицензированный клинический психолог, кроме того, я высокочувствительный человек и родитель такого ребенка. Как я расскажу в первой главе книги, я начала заниматься исследованием высокой чувствительности как особенности человека около двадцати лет назад и с тех пор опросила или проконсультировала сотни, может быть, даже тысячи чувствительных взрослых, родителей и детей. Я собрала данные опросов тысяч других людей. Это исследование было опубликовано в ведущих журналах моей научной области. Выводы, которые будут изложены в этой книге, основаны на веских доказательствах. Фактически, эта тема исследовалась на протяжении пятидесяти лет применительно к младенцам и детям, но описывалась в других терминах, например как низкий порог чувствительности, врожденная застенчивость, интроверсия, боязливость, замкнутость, самоотрицание, робость. Поэтому можно сказать, что поводом для написания этой книги стала необходимость «переименования», особенно в тех случаях, когда старые термины применяются к детям. И это переименование дает нам не только более точное описание явления, но и возможность по-новому взглянуть на наших чувствительных детей.

Например, когда ребенок не рвется вперед, а просто смотрит, мы вероятнее всего назовем его скромным или боязливым, не задумываясь о том, что это может быть проявлением внутренней потребности чувствительного человека остановиться и понаблюдать, прежде чем действовать. Или мы слышим, что этот ребенок «слишком остро на все реагирует» либо «не может отсеивать ненужную информацию», если он замечает каждое настроение или деталь. Но что плохого в том, что нервная система умеет чрезвычайно точно считывать тончайшие нюансы конкретной ситуации? (Кроме того, кто может сказать, что именно является ненужным? Информация о том, где находится запасной выход, большинству людей покажется излишней, но лишь до тех пор, пока не начался пожар).

Возможно, я поняла, что надо дать этим признакам другое название, отчасти потому, что, будучи сама высокочувствительным человеком, чуть лучше других представляла, что происходит в душе чувствительного человека. Действительно, мы, вероятно, смутимся или занервничаем, оказавшись в неблагоприятных условиях. Но сейчас я убеждена, что это чувствительность, а не застенчивость или тревожность. Высокочувствительных людей просто слишком много – повторюсь, около 20 % популяции, – для того, чтобы это свойство было часто встречающимся недостатком. Эволюция бы такого не допустила. Если мы определим это свойство как чувствительность, нам откроются его сильные стороны, мы увидим, что среди успешных людей много чувствительных, научимся говорить об этом свойстве корректно, а главное – будем лучше растить чувствительных детей.

Удачность термина «высокая чувствительность», вероятно, наилучшим образом подтверждается откликами, которые приходили от сотен тысяч людей, прочитавших мои книги «Высокочувствительный человек» или «Любовь высокочувствительного человека» и говоривших мне: «Это я, это в точности про меня, я и не подозревал, что кто-то еще испытывает эти чувства… эту жажду покоя и тишины, почти постоянное считывание состояния других и стремление делать все правильно». (Этот отклик не был случайным. Моя первая книга, «Высокочувствительный человек», стала бестселлером и уже переведена на датский, японский, китайский, греческий и польский языки.) Многие говорили мне о том, что хотели бы, чтобы их родители знали об этом свойстве, когда растили их, или что они нуждаются в совете о том, как растить их собственного чувствительного ребенка.

Мне показалось важным написать «Высокочувствительного ребенка» еще и потому, что советы, которые даются во многих хороших, «универсальных» книгах о воспитании, не касаются вопросов, важных для ВЧД, таких, например, как поддержание оптимального уровня раздражения [нервной системы. – Прим. ред.]. Игнорирование этого вопроса, связанного с уровнем возбуждения, может привести к серьезным проблемам, поскольку дисциплинарные методы, предлагаемые этими книгами, могут так взволновать высокочувствительных детей, что они будут слишком расстроены, чтобы вынести из этой ситуации какие-то моральные уроки. Другой книги для родителей, посвященной высокочувствительным детям, не существует.

1
{"b":"612608","o":1}