ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После полуночи Рори вышел на кухню – хотелось пить, случайно раскрыл корзину с хлебом и увидел две свои любимые булки: одну – наполовину съеденную за ужином, вторую – нетронутую. Рори помнил, что Сандра принесла одну булку, выходило, она зря бегала за хлебом? Может, ей надо было ускользнуть из дому? Только зачем? Ночная лень сморила Рори, и, повертев недоуменно хлеб, он швырнул булку в корзину.

Утром Сандра приготовила завтрак, и Рори, допивая кофе, поинтересовался, отчего она бегала за хлебом, была же его любимая булка.

Сандра, не смутившись, раскрыла корзину:

– Разве?

Рори заглянул в соломенный зев и увидел только одну полусъеденную булку.

– Мне показалось, что там была вторая, – смущенно пробормотал он.

Сандра улыбнулась и развела руками, на запястье сверкнули часы, подаренные ей вчера.

* * *

Мисс Черил Уэстон оказалась еще беспечнее Мелани Николей. Рори не тянул время:

– Я звоню относительно Найджела Сэйерса! – Инч погладил диск и вставил палец в цифру семь.

– Сэйерс?! – Молчание. Приглушенное дыхание. Сглотнула слюну. – Ему грозят неприятности? – в голосе едва прикрытая надежда.

– Похоже, что да… – Рори и не рассчитывал, что мисс Уэстон сразу выдаст себя.

– Чего вы хотите?

– Встретиться. Я заеду… – не давая опомниться мисс Уэстон, Рори отбарабанил адрес. Мисс Уэстон не удивилась, даже по голосу Рори сообразил, что она всецело поглощена собой, витает в облаках и страхи простых смертных ей неведомы…

Мисс Уэстон оказалась белозубой простушкой с тонкой талией и пластичными движениями, облаченной в дорогие наряды. Рори выложил все сразу и сразу понял, что его предложение принято. Уэстон – противоположность величественной Мелани Николей, но Сэйерса ненавидела так же люто. Источник немалых доходов мисс Уэстон не вызывал сомнений. Порхая по комнате, она то и дело рассыпалась звонким смехом, тыкала розовым пальцем в дорогие подношения: «Это подарил один мой друг, а это – другой, и это и это тоже». Рори вовсе не желал пересчитывать друзей мисс Уэстон. Они договорились быстро, и теперь Рори пытался понять, как же он так опростоволосился с булкой. Наконец мисс Уэстон уселась.

– В вас стреляли?

Рори так и не понял, куда делась булка, или он что-то напутал?

– Нет.

– Судили?

– Нет. Со мной не случалось ничего такого… Я люблю работать один, все делаю сам, без свидетелей… пока везло.

Судя по восторженной улыбке, мисс Уэстон любила толстяков, а скорее – любых представителей мужского пола, редкий дар дать понять мужчине, что именно он – предел мечтаний.

– У вас небось нервы крепкие?

– Да нет… – Рори огладил живот: разъелся сверх меры – работа не из ласковых.

– Нужен аванс? – тревога мисс Уэстон не оставляла сомнений, при показной простоте цену деньгам она знает.

Инч поднялся – пора уходить. «Как это воздушное создание взволновали предстоящие расчеты!»

– Вряд ли вам взбредет в голову обманывать меня, это не то что глупо… – он щелкнул пальцами, – скорее, небезопасно.

Страх сузил зрачки мисс Уэстон и заставил сжаться гибкое тело, отчего покатые плечики показались вовсе птичьими.

– Сэйерс любил меня, как никого! – мисс Уэстон запахнула меховую накидку. Рори опустил глаза: вчера то же самое пыталась дать ему понять мисс Николей. Никто не согласен на меньшее? К тому же, приняв предложение Инча, так удобно оправдать себя – упаси бог, злобой – нет, попыткой расплатиться за растоптанную любовь. Рори знал, что по вине Сэйерса и та и другая потеряли деньги – об этом обе ни звука, – и оттого при вкус распавшихся отношений становился еще горше. Рори долго не отрывал взгляда от пола, показывая мисс Уэстон, что скорбит вместе с ней о безвременно утраченной любви.

– Болван!

Инч вздрогнул, поднял темнеющие от гнева глаза на Черил. Мисс Уэстон осознала, что очутилась один на один с многофунтовым незнакомцем, испуганно ткнула в сине-зеленого попугайчика в клетке.

– Это он мне? – Рори оттаял.

– Он знает всего два слова: болван и Санта-Моника, вам просто не повезло. – Мисс Уэстон прикинула, достаточно ли выигрышно смотрится в кресле. Рори был ей безразличен, но выработанная годами привычка нравиться брала свое.

Короткое прощание, Инч вышел на улицу, сел в машину, мотор «бронко-II» работал как новый. Рори обогнул берег заросшего лилиями пруда и остановил машину. Дело выгорало. Он заберет Сандру, и они уедут. Инч не станет тратить время, узнавая, заминирован ли Сэйерс, пусть Экклз расхлебывает кашу. Тревор заслужил пару пощечин на прощание. Вскоре наступит решающая фаза – сам Найджел Сэйерс. Рори даже симпатичен этот человек, заставивший лопаться от злости надутых индюшек и тупых идиотов вроде Роберта Капити.

Рори заправился двумя порциями курицы по-луизи-ански и позвонил Сэйерсу,

* * *

Голос Рори Сэйерс по телефону еще не слышал, но сразу понял, кто ему звонит. Инч не торопясь объяснил, что им надо встретиться, и подчеркнул, что опасаться Сэйерсу нечего, и как раз эта предупредительность обдала Найджела холодком. Сэйерс мог бы сообщить в полицию, но зачем? Если у человека возникли проблемы в отношениях с государством, полиция не подмога. Сэйерс позвонил врачу. Дочери лучше не стало, врач привычно мямлил, и Сэйерс грубо оборвал его. Если бы дочери выпал шанс, Сэйерс поборолся бы за себя, а так… годы и годы он привык ставить на здравый смысл, и сейчас здравый смысл подсказывал, что бороться за себя глупо. Если дочь уйдет к Эвелин, отрезок жизни, отпущенный Сэйерсу, его длина и наполненность событиями уже перестанут волновать.

Сэйерс миновал улицу, по обе стороны заставленную черными пластиковыми мешками с мусором, дожидающимися своего часа. Трое бродяг с холщовыми торбами за плечами подбирали пустые банки, поблескивающие под водостоками, у бровок тротуаров, на решетках коллекторов, в тени подворотен. За подобранную банку мэрия платила пять центов, сбор банок стал промыслом. В багажнике Сэйерса прятался ящик пустых пивных банок, Найджел увидел девочку лет шести в лиловой косынке – цвет Эвелин, – время от времени отрывающуюся от руки провяленного, как высушенная рыба, старика и стрелой несущуюся к жестяной добыче. Лиловая косынка заставила Сэйерса затормозить, он подозвал ребенка и поставил к ее ногам ящик с банками. Девочка привстала на цыпочки и чмокнула Сэйерса в колючий подбородок. Найджел поспешно убрался, чтобы его смятение никому не бросилось в глаза.

В зеркало заднего вида Сэйерс заметил, как старик с девочкой направились к супермаркету, у его входа специальное прожорливое чудовище заглатывало пустые банки, и на светящемся табло мелькали числа – принятые банки и причитающаяся сумма. Девочка заняла место в хвосте длинной очереди сборщиков. Ждать денег приходилось терпеливо… Сэйерс свернул направо и сразу увидел «бронко» Рори Инча.

Мужчины уселись за стол в забегаловке, как давние друзья, и Сэйерс, многие годы соприкасающийся с людскими недугами, с жалостью оглядел Инча: такая полнота не сулила долгих безмятежных лет.

– У вас наверняка пукалка с собой, – Рори сразу заметил, что карман Сэйерса топорщится.

– У вас тоже? – Сейерс оглядел пухлые щеки, медно-рыжие волосы, доброе лицо, глаза с золотыми искорками; этот человек пришел за жизнью Сэйерса, потому что много лет назад Найджелу не повезло – попал на остров, узнал лишнее, этот тучный человек уверен, что Найджел будет отчаянно сопротивляться – каждый борется за жизнь до упора, – и недаром искрящиеся глаза поглядывают на улицу: вдруг Сэйерс притащил за собой прикрытие?

– Да нет… я не таскаю этих штуковин, когда отправляюсь на свидание вроде нашего.

– И те четыре тысячи, которых не могут опознать, те, которых каждый год находят на свалках, скверах и пустырях, тоже не таскают? – Сэйерс отметил, что страха нет, хорошо, что он поговорил с врачом, хоть в чем-то тот оказал помощь семье Сэйерса: если не спас дочь, то хоть уберег отца от страха; у страхов тоже есть предел, и Сэйерс предел своих страхов перевалил; вскоре дочери не станет, он уже приготовился к этому.

34
{"b":"6130","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Три царицы под окном
Печальная история братьев Гроссбарт
Стиль Мадам Шик: секреты французского шарма и безупречных манер
Он мой, слышишь?
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Голодный мозг. Как перехитрить инстинкты, которые заставляют нас переедать
Прыг-скок-кувырок, или Мысли о свадьбе
Девочка-дракон с шоколадным сердцем
Наши судьбы сплелись