ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И куда вы направлялись, прежде чем злоключение заставило вас присоединиться ко мне? – спросил Альберт. Он раскинулся возле Адриана, будто собака у очага.

– На север. В Медфорд, – ответил Адриан и принялся стряхивать солому с рубашки. – У нас с Ройсом там друзья, и мы хотим их навестить. Слышал о таком?

Альберт кивнул.

– Столица Меленгара, резиденция короля Амрата и королевы Анны. У них двое детей, мальчик и девочка. Как же их зовут… начинается на А. Имена всех Эссендонов начинаются на А… Алрик и Ариста. Точно. Близкие друзья Пикерингов. Вы когда-нибудь видели Белинду Пикеринг?

Адриан и Ройс покачали головами.

– Она красавица, однако у ее мужа вспыльчивый нрав. Он усердно оберегает супругу и прекрасно владеет мечом. Но если вам когда-нибудь выпадет шанс повидать ее, оно того стоит.

– Тебе немало известно про этих людей, – заметил Ройс.

Альберт пожал плечами.

– Я из благородных. Мы друг друга знаем. Благодаря приемам, балам и пирам. Не говоря уже о праздниках и свадьбах. Большинство из нас состоит в родстве.

Ройс постучал пальцами по губам.

– У аристократов намного больше денег, чем у торговцев.

– Вообще-то не у всех. – Альберт криво улыбнулся, потом посерьезнел, его глаза загорелись. – Хотя… да, именно так. И у них тоже есть проблемы, которые могут требовать творческого подхода. Двор – крайне интересное место, поле бескровной битвы, где слухи могут разрушить жизнь, а позор бывает хуже смерти. Многие заплатят большие деньги, чтобы избежать подобного унижения или причинить его. Фокус в том, чтобы выяснить, кому что требуется, и организовать встречу.

Ройс кивнул.

– Надо полагать, аристократы не станут общаться с такими, как мы.

– Разумеется, нет. Они никогда не опустятся до беседы с простолюдином, тем более сомнительным. Они предпочитают вести дела с себе подобными. Вам понадобится посредник, представитель, но он должен быть из благородных.

– Жаль, что у нас такого нет, – сказал Ройс.

– Ну… если подстричься, побриться, купить новую одежду…

– И забыть про ром, – добавил Ройс.

Альберт поморщился.

– Но…

– Никаких но. Ты можешь остаться здесь и умереть или работать на нас. Если выберешь второе, будешь работать трезвым.

Альберт потер колючий подбородок.

– Вроде тут и думать не над чем, да?

– Как именно мы собираемся все это провернуть? – вмешался Адриан. – Ты забыл, что у нас ничего не осталось? Сейчас наше положение почти столь же плачевно, как его.

Ройс с улыбкой поднялся.

– Детали, детали. Вы двое готовы идти?

– Надо полагать, ты собираешься выследить ту ведьму и убить ее? – с отвращением спросил Адриан, когда они поднимались по заросшему полевыми цветами склону.

– Знаешь, для солдата ты не слишком любишь убивать, – заметил Альберт.

– Я видел столько убийств, что хватит на три жизни. И мне не нравится идея выслеживать женщину, зная, что он с ней сделает, когда мы ее найдем.

– Мы не будем охотиться на ведьму, – заявил Ройс.

– Правда? – удивился Адриан. – Но как насчет наших лошадей и вещей?

– Смотри. – Ройс показал вверх по склону, на дом. Там, привязанные к остаткам крыльца, стояли их лошади.

– Не понимаю… – Адриан преодолел оставшуюся часть пути бегом и проверил сумки и седла. – Все на месте.

– Полагаю, их вычистили, а также накормили и напоили, – сказал Ройс. – И гляди-ка, – наклонившись, он согнул ногу одной из лошадей, продемонстрировав блестящую подкову, – еще и подковали.

– Я не понимаю. Почему она их вернула?

– Надо полагать, она или ее главный прочел записку, которую я оставил в своей сумке.

– Ты оставил записку для воровской гильдии? И что в ней говорилось?

– Что эти лошади принадлежат мне, и им следует хорошенько подумать, прежде чем их брать.

Альберт с Адрианом недоуменно переглянулись.

– Они меня знают. У нас договор. Они не трогают меня… а я не трогаю их.

– Ты не трогаешь их? – насмешливо переспросил Альберт.

Ройс улыбнулся ему… не слишком дружелюбно. Затем порылся в сумке и достал клочок пергамента.

– Что там написано? – поинтересовался Альберт.

– «Пожалуйста, примите наши извинения за неудобства», – прочел Ройс, усмехнулся и закончил: – Сучка не знала.

Ройс поднял пергамент и громко произнес:

– Извинения приняты.

Альберт нервно огляделся.

– Они здесь?

– Смотрят, как я поступлю.

– И как ты поступишь?

Ройс посмотрел на него.

– Думаю, попытаю удачи в пруду побольше, раз у меня есть наживка пожирнее. Не пора ли съездить в Медфорд?

Виконт посмотрел на хлев, затем на свою замызганную ночную сорочку. И кивнул.

– Ты можешь ехать со мной, – предложил Адриан, перекидывая ногу через седло. Потом обратился к своему другу: – Надеюсь, ты усвоил урок.

Ройс вскинул бровь.

– Я?

Он отвязал лошадь и сел на нее.

– Ты сказал, что мир – холодное, жестокое место.

– Так и есть.

– А еще сказал, что Альберт умрет от голода в том хлеву… что никто ему не поможет. – Адриан широко улыбнулся и протянул виконту руку. – Подсобить, Альберт?

– Я помогаю ему исключительно ради выгоды, которую он может…

– Не имеет значения. Ты ошибся.

– Я не ошибся. Я…

– Даже поступая так из эгоистичных соображений, ты все равно помогаешь спасти ему жизнь. Это означает, что из помощи незнакомцу может получиться что-то хорошее, а следовательно, мир вовсе не так уж плох.

Ройс нахмурился. Открыл рот, ничего не сказал, сжал губы, нахмурился еще сильнее. В конце концов поднял капюшон и пустил лошадь рысью.

– Я еще сделаю из него человека, – пообещал Адриан Альберту, трогаясь в путь.

Глава третья

Совет Амрата

С креслом были проблемы. Амрат Эссендон мог провести два дня в седле и чувствовать себя превосходно, но пять минут в кресле причиняли ему ужасные страдания. Он не привык сидеть на месте. Лучшие дни своей жизни он провел с мечом в руке и кровью на лице. Поскольку он правил мирным королевством, хорошие дни ему выпадали редко. Большинство были похожи на этот. Он был заперт в серой комнате, прикован к жесткому креслу, окружен могущественными людьми – людьми, которым не мог доверять.

Перси Брага снова говорил. Амрат видел, как качаются его кружевные манжеты, слышал жужжание его голоса. Новый канцлер имел привычку слишком оживленно жестикулировать и слишком витиевато выражаться. Неправильное воспитание вместе с избыточным образованием разрушали мыслительные способности. Жаль, ведь он был выдающимся бойцом. Даже жесты во время беседы выдавали умение обращаться с мечом. Его сбалансированные шаги и движения запястий напомнили Амрату о лучшем друге, Лео Пикеринге. Оба были прекрасными мечниками, но королю не слишком нравился их стиль – чересчур изощренный. Подобная изящность может неплохо смотреться на турнире в честь Зимнего праздника, однако на залитом кровью поле битвы Амрат предпочел бы топор.

– В результате мы видим очередной виток торговой войны с Уорриком, – говорил Брага. – У нас есть основания полагать, что Чедвик почти наверняка поднимет пошлины на ввоз. Его примеру может последовать Глостон – такое уже было. Если это произойдет, мы будем терять сотню тенентов из каждых двух сотен выручки.

– И во всем виновата церковь?

Король Амрат растекся по креслу, словно воск на жаре.

– Виновато давление, которое они оказывают в отместку за то, что вы противитесь их политике в Меленгаре. Церковь считает, что…

– Хватит разговоров о проклятой церкви! – прорычал Амрат. – Я слишком часто это слышу. Я от них устал.

– Быть может, вам следует прилечь, ваше величество, – предложил Саймон Эксетер, – и оставить управление королевством тем из нас, кто хочет этим заниматься.

Амрат сердито уставился на лорда Эксетера. Если существовало олицетворение слова «неприятность», сейчас король смотрел на него. Даже настойчивость, с которой Эксетер носил черно-белые цвета формы шерифа, была провокацией, напоминанием всем и каждому о его должности верховного констебля. Но больше всего короля раздражало то, что Саймон приходился ему кузеном и их семейное сходство было неоспоримым. Однако Саймон не был ни топором, ни шпагой, в отличие от Лео и Браги. Саймон был палашом, причем острым.

10
{"b":"613090","o":1}