ЛитМир - Электронная Библиотека

Сначала Санса почувствовала облегчение, узнав, что они должны пожениться. Если ей предстоит выйти замуж за кого-то, Джон — не худший вариант. Он не жесток, как Джоффри, не нещадно хитер, как Тирион, не амбициозен, как Мизинец. Джон — прост, спокоен и, к тому же, отличный лидер. Отнюдь не потому, что хочет им быть, но потому, что вынужден. Во многом он схож с ней.

Первые несколько недель их брака — словно вызов. Джон был учтив, галантен и внимателен, прямо как рыцари из песен, которые Санса так любила в детстве. Он даже выглядел, как они: хорошенькое лицо, мускулатура, и задумчивый взгляд серых глаз — такой же, как у их отца. Когда Санса смотрит на него, она чувствует себя в безопасности. Но под нежными улыбками и мягкими словами есть часть Джона, до которой она не может достучаться, не важно, как сильно она старается, — это сокрыто от нее.

Ей кажется, что, возможно, это из-за того, что он до сих пор видит в ней сестру. Даже вопреки его признанию, как Таргариена, больше не бастарда, как было давным-давно, Джон думает, что их союз — ошибка. Поэтому Санса делала все, чтобы заставить его забыть о принадлежности к Старкам. Она не упоминала своего отца или своих мертвых братьев и сестру, но этого все еще недостаточно. Между ними оставалось огромное расстояние, и девушке приходилось предпринимать как можно больше попыток преодолеть этот разрыв.

Но все меняется в день, когда Арья возвращается в Вестерос. Она дерзкая, сильная и очень живая. Их внезапное воссоединение было радостным, и в первый раз в жизни Санса слышала возгласы Джона, пока он прижимал к себе их давно потерянную сестру. Глядя на них, Санса думала, что, возможно, на этот раз они смогут исцелиться и научиться жить заново. Может быть, с возвращением Арьи в их жизни всё, наконец, станет лучше.

Она ошибалась.

***

Прямо сейчас Джон объясняет ей, что он никогда не был их братом, он — Таргариен, нежеланный ребенок Рейгара Таргариена и Лианны Старк, но Арья лишь впивается в него взглядом, качая головой, и черство произносит:

— Не будь идиотом. Дракон или нет, ты все еще мой брат, и я убью любого, кто оспорит это.

Джон улыбается той улыбкой, что появляется даже в его глазах и на мгновение делает его моложе. Сансе хотелось бы сказать ему то же самое в тот момент, когда он рассказал ей о своих настоящих родителях. Возможно, тогда он улыбнулся бы ей так, как улыбается сейчас Арье. Ей нравилось в это верить.

***

Санса была уверена, что Арья запуталась в том, как сейчас обстоят дела в Винтерфелле, поэтому она решила стать той, кто все разъяснит, но прежде, чем она приблизилась к сестре, Джон опередил ее. Он рассказал Арье в своем обычном спокойном тоне о том, что по какой-то причине Сансе сейчас непросто, и этот брак был необходим им, чтобы защитить Север, избежать дальнейшего кровопролития и восстановить мир в Семи Королевствах.

Арья нахмурилась, но ничего не сказала о том, как это неправильно. Несмотря на то, что теперь они больше не являются официальными братом и сестрой, такой брак не должен был быть разрешен. Она взяла Джона за руку, заглянула в глаза и спросила:

— Ты любишь Сансу?

— Да, конечно, — ответил Джон мгновенно, и губы Сансы тайком тронула глупая улыбка, тогда как он продолжил, — Но не так как ты думаешь. — И Санса вернулась в реальность, ее разум и сердце, словно волны, разбились о зубчатую скалу. Ей потребовалось всего лишь мгновение, чтобы понять: чувство, которое она испытывает, имеет имя. Это — разочарование, и у него горький привкус.

Она удалилась в свою комнату, а слова «но не так, как ты думаешь» снова и снова повторялись у нее в голове.

***

Они все время проводят вместе: ее сестра и ее муж. Они ездят верхом в течение длительного времени, а когда возвращаются, чтобы присоединиться к Сансе за ужином, их одежда грязная, а лица блестят от пота. И каждый раз они врываются с хохотом, обмениваясь тайными улыбками.

Санса, которая чувствовала себя невольно исключённой из чего-то, хотела бы спросить:

— Что тут смешного? — Но, когда Арья и Джон пытались объяснить ей, она не знала, что ответить. Это ещё больше огорчало девушку, и она молчала.

Она ничего не говорила, когда Арья приходила за Джоном посреди заседания совета и вытягивала его из зала, бормоча что-то про охоту, волков и новые мечи. Молчала и когда Джон приходил в их постель глубокой ночью слишком усталый, чтобы сделать что-нибудь помимо сна, утверждая, что он был в комнате Арьи, рассказывал ей истории, чтобы помочь справиться с кошмарами. Кошмарами, о которых Арья не считала нужным рассказать Сансе. Она не выдала ни слова даже когда увидела, как Джон гонится за Арьей по двору так, как не пристало лорду, и в конечном итоге, поймав ее за талию, раскручивает. В этот момент Санса снова видела их детьми и, игнорируя крошечный укол в груди, напомнила себе, что до войны Арья и Джон были неразлучны. Они всегда предпочитали общество друг друга, а не остальных своих братьев и сестры, поэтому то, что они ищут компании друг друга, — вполне естественно.

Санса постоянно говорит себе, что ведет себя глупо, но с каждым днем Джон отчуждается от нее все дальше и дальше, и нет ничего, что она могла бы с этим сделать.

***

Однажды Санса нашла их в Богороще практикующими фехтование. Сначала она была шокирована, увидев, как сестра парирует удар за ударом, двигаясь с изяществом и уверенностью в себе, что было совсем не похоже на нее, заключенную в платье, и впервые в жизни Санса действительно поразилась тому, насколько изменилась Арья.

Сначала она не замечала этого, захваченная правлением Севера вместе с мужем и управляемая радостью от того, что один из членов ее семьи выжил, но теперь она задается вопросом, что случилось с ней. Что случилось с девочкой, которая терроризировала и ненавидела ее? Санса подозревала, что только Джон знает ответ на этот вопрос.

Все они несут на себе отпечатки войны. Так или иначе, но она видела, что Арья носит их с гордостью, как символ, а не результат трагедии. Что-то случилось с ней, что-то — достаточно ужасное, чтобы стать причиной ночных кошмаров, но, несмотря на все это, Арья выбрала жизнь. Во всем, что она делает, есть сила, и в ее глазах Санса видит ту же решимость, что находила в себе.

А теперь она смотрела на сестру, сражающуюся и танцующую, и единственное, что пришло ей в голову: как прекрасно. Арья так прекрасна. И когда Санса смотрит на Джона, она понимает, в какой момент в его голову приходит то же самое.

***

Санса занимала свои дни работой, чтобы закончить вышивать носовой платок, который планирует подарить Джону на именины. Это белая, сделанная из тончайшего шелка ткань, с одной стороны которой вышит лютоволк, а с другой — дракон. Джон поцеловал ее в щеку, любезно поблагодарил за вдумчивость и сказал, что ему нравится, — и этого достаточно, чтобы заставить сердце Сансы биться быстрее.

Рядом с ней Арья заливается краской и в последний момент решает не дарить Джону подарок. Но он с этим не согласен, и после понуканий Арья, наконец, сдаётся и бросает что-то в голову брата.

Джон перехватил свой подарок, и, когда он увидел, что это, на его лице появилась ослепительная улыбка. Санса сразу поняла, почему Арья не хотела отдавать его. Подарком был подобный носовой платок, только из иной материи, без узоров и символов, за исключением надписи: «Коли острым концом», криво вышитой на ткани. Это был уродливый кусок ткани, но Санса должна была признать, что у нее уйдет вся жизнь, чтобы понять, что означают эти слова. Но Джон смотрел на платок так, словно он был самым ценным, что есть в этом мире, и, возможно, для Джона так и было.

— Тебе нравится? — спросила Арья почти застенчиво. — Это было глупо с моей стороны. Я не знала, что Санса собирается сделать то же самое. Если бы я знала, то выбрала бы тебе подарок получше. Может быть, восхитительно вырезанный лук или кинжал…

Джон прервал Арью, потянувшись к ее руке, огрубевшей, покрытой мозолями, волдырями и маленькими порезами, и прильнул к ней губами почти благоговейно.

1
{"b":"613282","o":1}