ЛитМир - Электронная Библиотека

Предисловие

Клервинд – это планета частых, но слабых землетрясений и обычных людей с красной кровью. Планета, которая привлекла внимание рослых и сильных людей с даром призыва крыльев, мечей, а также исцеляющего света и возможностью различать ложь по глазам.

Благополучно принятые ангелоподобные пришельцы, названные крылатыми, взяли на себя обязанность защищать Клервинд и его хозяев от перевёртышей – часто диких, жестоких и голодных инопланетян, путешествующих самостоятельно. Высокие и твердокожие перевёртыши, в большинстве своём будто покрытые тонким слоем сажи, имели врождённые особенности тела и навыки, которые, казалось бы, делали их непобедимыми. Действительно, две из трёх рас перевёртышей обрастали прочными доспехами, а способность выбрать любую точку центром притяжения для своего тела, позволяла кровожадным чужакам летать с невероятными скоростями, не пользуясь никакими приспособлениями.

Только благодаря сплочённости и опыту, крылатые нашли способы противостоять неприятным гостям из космоса. Но с каждым столетием перевёртыши прилетали всё чаще, и всё реже – в одиночку. В 42-м году эпохи Непредвиденного Клервинд впервые посетило целое царство – мудрый древнейший перевёртыш по имени Ли привёл за собой не только сильных наследников и воинов, но и подданных, нуждающихся в его защите – женщин и детей. Вынужденный вести захватническую войну очень осторожно, царь-шипастый закрепился возле городка Лифорд на северном континенте, и выстроил подземный дворец-город – предел. Терпеливо и неуклонно Ли по прозвищу “Лифорд” вёл войну с людьми и крылатыми, спокойно принимая как потери и проигрыши, так и победы.

В 90-м году на помощь Ли прибыл старый знакомый – повелитель собственного предела Рицка Рашингава, родовитый учёный-перевёртыш. Цари оказались высококультурными существами, не лишёнными своего рода чести. Кроме того, подданные Рашингавы и Ли во всём брали пример со своих лидеров и кумиров, и люди скоро нашли тысячу приятных отличий нынешних пришельцев от прошлых, успешно устраняемых крылатыми.

Мир наступил спустя 178 лет после пришествия Ли. В течение войны противники прибегали к самым разным и необычным уловкам. Крылатые пробудили своих древнейших, среди которых нашёлся настоящий ясновидящий, и даже призвали на помощь человекоподобных фитов с их космическим флотом. А перевёртыши переманили в союзники людей, вывели фантастических полукровок – драконов и эскортов, – и присоединили к своей борьбе царства благородного Адмора и коварного Хоакина по прозвищу Классик.

Древнейшие крылатых, фитов и перевёртышей решили отложить сведение счетов на неопределённый срок и смирить гордыню ради рывка к всестороннему процветанию и благополучию народов.

Итак, в 221-м году эпохи Непредвиденного, в едва основанном на границе городе Ньоне, потомок ясновидящего, Брайан Валери, бывший святой, короновал выбранного богом человека, Эрика Бесцейна, на владение всей планетой.

Древнейшие, цари и прочие хозяева и покровители колоссальных территорий, равных целым странам, получили титулы принцев и членство в высшем совещательном органе империи – принсипате.

С тех пор прошло 57 лет, объединённые армии с успехом защищали Клервинд и его великолепное, подуманное будущее от так называемых “перевёртышей извне”.

Межвидовые браки людей и трёх человекоподобных видов окончательно прояснили положение о значительном биологическом различии только людей-аборигенов и перевёртышей. Психически, однако, все четыре вида оказались полностью совместимы. Более того, с течением времени оказалось, что старение всех разумных на Клервинде замедлилось до предела без чьих-либо усилий – войны теперь не хотел никто.

Так, для клервиндцев ненависть отошла в прошлое на столько, на сколько это вообще было возможно. Но не для ряда принцев и членов их семей, рискующих оказаться заложниками или первыми жертвами вендетты.

Часть первая. С первого летнего дня

1.5.34. – Первый день пятого лунного периода тридцать четвёртого года эпохи Террора Сапфира.

– Эй!.. – Тони Эшберн не скрывал возмущения в голосе. – Отрастите глаза на затылке, милейший!.. Позади вас живое существо, между прочим!

Впереди стоявший высокий, обросший тяжёлыми доспехами и шипами перевёртыш, только что пошатнулся и наступил ему на ногу. Обернувшись к пострадавшему, немалого роста тип только улыбнулся, увидев, что неприятность доставлена не кому-нибудь, а крылатому. Тихая, лукавая радость засветилась в глубине треугольных зрачков громилы. И как они всегда так успешно отличают крылатых от прочих видов разумных? Крылья-то всегда отозваны. Рост? Бывают высокие люди и фиты. Зрачки? У людей они тоже круглые. Но бороды и усов нет, линии черт мягкие, не слишком выраженные – наверное, так. Впрочем, бороды люди чаще всего сбривают. Да и крылатые обычно золотистые, светловолосые, а Тони – нет. Почти все крылатые клана Сильверстоунов белокожи и черноволосы. Нет, не понятно. Наверное, нюх у них, у этих перевёртышей.

Шипастый даже не ответил на "живое существо" Тони фразой вроде: "Сейчас будет мёртвое, приятель!" и не попытался врезать. Тогда как, по мнению крылатого, всё к тому и шло. Поменяйся бы они ролями, Тони наверняка использовал бы даже самый малый повод сунуть в морду.

А, всё-таки, у преспокойно отвернувшегося шипастого, так называемая "кость" наростов заметно поблескивает металлом. Любой человек, заметивший это, даже не пикнул бы, наступи ему на ногу такой перевёртыш. Конечно не от того, что не воспринимает боли – только эскорты в этом смысле бесчувственны – а от того, что испугался бы вступить в конфликт с этим громилой. Как известно, с незнакомыми шипастыми, с заметным содержанием металла в теле, лучше не связываться. Значит, дело в отсутствии страха – так перевёртыш понял, что досадил именно крылатому. Крылатые ничего не боятся. А перевёртыши? Они, случается, бывают умны. Но не так уж часто, чтобы победить, благодаря этому.

Между тем, первый день лета 34-го года эпохи Террора Сапфира в империи Бесцейна праздновали особенно ярко в столице – Ньоне. Здесь лето длится пять из тринадцати лунных периодов. Почему бы не отметить начало лучшего и самого длительного времени года?

Перевёртыши-актёры, поднявшись ещё выше в небо, развернули гигантские полотна, плавно и быстро, кружась, образовали форму шара и закрылись тканью от всего мира. Сине-зелёная шёлковая планета вращается на фоне ясного звёздного неба. Ровно. Всё как надо.

Тони перевёл дыхание. Получилось. Оглянулся. Толпа смотрит; все они так же перевели дыхание. Построение гигантской и, честно говоря, шишковатой сферы у перевёртышей – в порядке вещей на войне. Но чтобы шар был гораздо меньше, предельно ровный, да ещё вращался – такого раньше не было.

Теперь пришло время построения лун и имитации их оборотов вокруг планеты. А ещё собственное вращение? Нет, актёры не подвели. Тони снова задышал. Всё. Теперь уже можно не волноваться. Остальное – типично. Театр масок легко справится дальше. В конце концов, все где-то раньше служили, все – профессионалы. Роли заучены до такой степени, что будут исполняться даже в полумёртвом состоянии. Хорошо, что последнее не требуется.

Представление, конечно, фееричное для большинства. Но крылатые и фиты только интуитивно понимают его смысл. Люди – чуточку лучше, но далеко не все. Потому Тони, адаптируя традиционный театр масок перевёртышей для выступления в небе над столицей, постарался сделать акцент на яркости представления. Ведь если для подавляющей части подданных императора смысл укроется, то красота происходящего мимо глаз не пройдёт никак. Мало кто способен интересоваться смыслом красивых закатов и рассветов. Ими просто любуются.

Почему нельзя любоваться тем, что красиво?

Моргана Аргиад-Валери, признанная Красивейшая женщина империи, прижимается к губернатору – нынешнему мужу маркизу Валери – и единственному выжившему дядюшке Тони. Долго жившая в качестве любовницы каждого из принцев-перевёртышей, Красивейшая эскортесс лишь примерно понимала смысл происходящего, но совершенно точно отметила разницу – необыкновенный размах представления. Об этом говорили её глаза – Тони хорошо узнал тётушку с тех пор, как она стала частью семьи.

1
{"b":"613453","o":1}