ЛитМир - Электронная Библиотека

Аннетт Мари

Поддайся ночи

(Сталь и камень — 3)

Перевод: Kuromiya Ren

ГЛАВА 1

Пайпер прижала нос к стеклу машины, стало видно Консульство. Впервые за два месяца.

Машина шуршала по гравию, миновала просторный луг, что окружал большое поместье. Оно выглядело таким же, как она помнила: сияющие окна манили среди теней позднего вечера. Она коснулась пальцем холодного стекла, глядя на крыльцо с волнением. Она была дома. Наконец-то.

Машина остановилась перед главным входом. Пайпер открыла дверь и вытащила за собой чемодан с сидения. Она ничего не сказала водителю. Это был нанятый профессионал, и она уже поняла, что с ними можно не любезничать. Они никогда не отвечали. Приятные собеседники.

Как и ожидалось, как только она закрыла дверцу, машина поехала. Ну и славно. Ей хватило стражей за эти восемь недель за всю жизнь.

Она поспешила по лестнице, чемодан подпрыгивал на колесиках за ней. Открыв дверь, Пайпер прошла в просторное фойе. Ее сапоги громко щелкнули по мрамору. Она замерла в центре, глядя на блестящий стол приемной, большую лестницу и множество дверей и коридоров. Тишина давила на нее.

Она стояла минуту, ожидая, что что-то произойдет. Ее предвкушение медленно угасало. Ее плечи опустились. Может, не стоило ожидать грандиозного приветствия, приехав раньше времени, но все же. Сколько раз она намекнула дяде Кальдеру, что не собирается праздновать день рождения одна в комнате общежития? Она присылала ему по электронной почте пошаговые указания, чтобы у него был шанс подготовить небольшой праздник.

Покачав головой, она с чемоданом пошла в коридор слева. В дальнем конце резная деревянная дверь перекрывала проход, скрывая огромный кабинет за собой. Она дернула ручку — заперто. Отец запирал свой кабинет, только когда покидал Консульство.

Вздохнув, Пайпер повернула в другой коридор и прошла на кухню. Свет не горел, и обеденный стол с гранитовой рабочей поверхностью были в тенях. Воспоминания нахлынули, она почти ожидала, что ладони защекочут ее бока, голос проурчит: «Привет, красавица». Она покачала головой, прогоняя ностальгию, и сосредоточилась на настоящем.

Весь этаж был тихим. Консульства никогда не пустовали. Где были все?

— Ау? — позвала она. — Есть кто-то до-о-ома?

Хмурясь от такой встречи, она повернулась.

— О, Пайпер. Это ты.

Она вздрогнула, обернулась. Женщина поднялась по лестнице из подвала. Ее дикие рыжие кудри подпрыгивали, она прошла на кухню с улыбкой.

— Растрата вернулась! Без тебя тут было тихо.

Пайпер фыркнула от ее слов.

— Эй, Киндра. Где все?

— Не здесь, — спокойно ответила она. — Ты рано вернулась. Кальдер говорил о твоем возвращении через несколько дней.

Пайпер сунула чемодан в угол и устроилась на барном стуле перед рабочей поверхностью. Дядя Кальдер зачем-то обсуждал семью с гостями Консульства, при этом явно не понял ее намеки о приезде на день рождения.

— Я уговорила школу отправить меня домой сегодня вечером, а не завтра утром, когда уезжают все. Они были рады избавиться от меня поскорее.

Пайпер, наверное, поставила новый рекорд задержаний в академии Вествуд. Она не могла ничего поделать, напыщенные гады в школе сами просились, чтобы их вернули в реальность. Она не могла удержаться.

Киндра села рядом с ней, движения были плавными и почти хищными. Многие деймоны так двигались, как крадущиеся волки. Киндра была крутой. Она была лишь на пару лет старше Пайпер, с ней всегда было интересно. Она продавала услуги доставки, переносила ценные предметы между Землей и домом в Подземном мире. Она часто проводила время между поручениями в Консульстве.

— И как школа? — сказала деймонесса.

— Фу. Скучно. И много чванства. А дети людей… — она покачала головой. — Когда они узнали, что я из Консульства, посыпались бесконечные тупые вопросы. Деймоны пили твою кровь? На их спинах есть пентаграммы? Они едят детей? Фу.

Киндра рассмеялась, перебросив кудри за плечо. Ее длинный мягкий серый свитер и леггинсы вызывали в Пайпер желание надеть что-то лучше ее джинсов и футболки с длинными рукавами. Она взяла мало одежды в школу, и ей надоело быть в одном и том же.

— Итак, — сказала Пайпер, разглядывая темную кухню, — где все?

Киндра пожала плечами.

— Марсело внизу и Раанан с Фией.

Пайпер скривилась. Марсело был самым не любимым Консулом, работавшим на Консульство Гриффитсов. Он никак не мог забыть, что она сломала ему нос.

— Всего трое? — в Консульстве обычно было около дюжины деймонов. — Почему?

Киндра вскинула брови.

— А кому хочется тут быть?

Пайпер моргнула.

— Что?

После мига смятения Киндра поняла.

— Ты не слышала в школе.

— О чем?

— О нападениях.

— Что?

Деймонесса съехала со стула и включила свет. Оранжевое сияние озарило серые поверхности. Киндра вытащила мятую газету из стопки на столе и опустила перед Пайпер.

Пайпер не нужно было уточнять. Черные буквы заголовка кричали на нее: «УНИЧТОЖЕНО ШЕСТОЕ КОНСУЛЬСТВО». Она с огромными глазами придвинула газету ближе и быстро прочитала. Шесть Консульств на восточном побережье были уничтожены ночью неизвестными врагами. Выживших не было, на местах было от пяти до десяти убитых деймонов и от двух до четырех Консулов.

— Твою мать, — выдохнула она.

— По одному каждый день с прошлой субботы, — сказала Киндра. — Многие деймоны нашли себе другие места для ночлега.

— Да уж, — пробормотала Пайпер, просматривал детали расследования. Комбинация взрывов и магии превратила двухэтажные поместья в горы обломков за час, а то и меньше. Во втором нападении деймон, похоже, пережил взрыв, но его пристрелили в голову, когда он пытался выбраться из завала.

— Я… даже не… — она покачала головой и подняла голову. — Зачем кто-то разрушает Консульства?

Киндра пожала плечами.

— Это Консулы и хотят знать. Главный Консул и Кальдер на срочной встрече в городе.

Конечно, их тут не было. Пайпер стоило простить их за то, что они пропустят ее день рождения.

Она посмотрела на фотографию: размытый снимок обломков и дыма. Она видела разрушенное Консульство, она была внутри одного, когда его взорвали. Она прочитала часть про выжившего, которого потом пристрелили. С дрожью она отложила газету.

— Удивительно, что я не слышала об этом в школе.

— Вряд ли людям есть дело, — отметила Киндра. — Главный Консул разберется. Они хотят повысить охрану.

Пайпер нахмурилась. Он-то разберется. Ее отец мог все исправить, но не то, в чем ей нужна была его помощь.

— Пайпер, — сказала Киндра, ее голос вдруг стал напряженным. Зеленые глаза стали лучами лазера. — Мне нужно кое-что узнать.

— Что? — осторожно спросила она.

Деймонесса склонилась ближе и не мигала.

— Это очень важно.

— Ладно.

— Мне нужно знать… что между тобой и подземным деймоном Эшем?

Рот Пайпер раскрылся. Она вдохнула и подавилась слюной.

— Н-ничего! — выдавила она. — Зачем тебе это знать?

— Ничего? — Киндра нахмурилась. — Разве не ты отсутствовала неделю и вернулась с ним? Все говорят, что Главный Консул хотел убить его чарами в мае.

— Что? Этого не было. Никаких убийственных заклинаний.

— Нет? — на ее лице проступило разочарование. — А звучало хорошо. Никто не знает об Эше ничего, кроме списка убитых.

— Убитых… — Пайпер нахмурилась. Она не знала этого. — Эш не убийца. Ладно, он убивал, но он не плохой.

Киндра оживилась.

— О, так ты его хорошо знаешь? Насколько?

Щеки Пайпер пылали. Она забыла, что Киндра была большой сплетницей.

— Не так хорошо, — твердо сказала она. Пара поцелуев не считается. Даже если поцелуи были страстными и с блуждающими руками. — Мы просто… друзья.

1
{"b":"613874","o":1}