ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кукаркин Евгений

Мне приказал ОН

Евгений Кукаркин

Мне приказал ОН.

Написано в 1998 г. Политический триллер.

Январь 1942года.

Я уныло стою посреди кабинета. Передо мной, сжав губы и свирепо глядя на меня, стоит полковник, наш начальник школы.

- Так рассказывай, чего язык проглотил, - зловеще говорит он. - Что произошло вчера вечером?

- ... Пошли в увольнение...

- Да знаю, черт возьми. Где вы нарвались на патруль?

- На улице Осиновской...

- Ну и что?

- Разошлись...

- Так, - тянет полковник. - Так ты понимаешь чем это пахнет в военное время? Вы оказали сопротивление патрулю и в результате один из них попал в госпиталь. Вас же под трибунал загонят...

- Я выполнял ваше распоряжение, - наконец выдавил я.

- Мое? - полковник с изумлением рассматривает меня. - Какое распоряжение?

- Охранять Свищева и не допускать, чтобы он попадал в переделки...

Теперь начальник школы раскрыл рот, что то хотел сказать, но... подошел к своему креслу и сел в него.

- Может я тебя еще просил калечить людей, при этом, или оказывать сопротивление властям? - уже спокойно говорит он.

- Нет. Но я понял это еще и так... Свищев не должен попадать ни в какие переделки...

Полковник молчит и изучает мое лицо, потом вздохнув говорит.

- Хорошо. Иди. Позови сюда ХруСвищева.

Лешка - подлец, стоит улыбаясь в коридоре.

- Ну что там тебе наговорил, старик?

- Сейчас узнаешь. Он просил тебя зайти.

- Не боись, Серега. Пробьемся.

Лешка по барски похлопал меня по плечу и пошел к двери.

Еще в Ноябре 1941 года, когда над Москвой и страной нависла смертельная опасность от наступающих гитлеровских орд, Лешка, сын известных в стране родителей, был направлен своим папашей в Ейск в офицерскую артиллерийскую школу. Он прибыл с опозданием на целый месяц и сразу показал всем свой заносчивый характер и вздорный норов. Преподаватели его явно побаивались, курсанты сторонились и лишь подленькие среди них, заискивающе старались потереться о пояс славы нового курсанта. Лешка отставал по всем предметам, особенно по математике. Будь здесь простой смертный, который бы не разбирался в этой основной дисциплине, его бы выперли на фронт в два счета, а ему все сошло с рук. Его терпели, сначала прикрепили отличника, но после того как он его чуть не избил в туалете, махнули рукой. В Декабре грозный отец проконтролировал по телефону, как ведет себя сын и пообещал ему, что если он не возьмется за ум, то штрафбата ему не миновать. Теперь Лешка мучался сам и вместе с ним мучались десятки прикрепленных к нему преподавателей.

Декабрь 1941 года

Он сам себе выбрал товарища. В то время среди парней уважением пользовались сильные и здоровые ребята. Я был среди таких. Рост около 194 сантиметров, ноги 46 размера, штангу весом 100 килограмм отжимал раз десять. Вот на меня Лешка и обратил внимание.

Однажды в субботу он подошел ко мне.

- Тебя кажется звать Сергеем?

- Кажется, да.

Он не смутился на мой вызывающий тон.

- Слушай, ты мне не поможешь? Я иду в увольнение в город, а батя заодно попросил отнести полковые книги в местную библиотеку. Мне просто все не унести.

- У меня наказание, мне увольнительную не дадут.

Старшина не любил меня за медлительность и придирался по всякому поводу. Вот и вчера он не мог успокоиться по поводу плохо застеленной кровати и после того, когда я что то буркнул в ответ, матрац скинул и лишил увольнения на эту неделю.

- Это ерунда. Я сейчас все улажу, увольнительная тебе обеспечена.

Действительно через пятнадцать минут меня позвал в канцелярию писарь Васька, по кличке Кот.

- Тебе батя приказал оформить увольнительную.

Он протягивает бумажку. Я посмотрел и чуть не ахнул. Мне дали двое суток.

На дворе морозище, я одеваю шинельку, а Лешка под нее еще натянул теплую мамину цигейку. Берем по пачке книг и идем в город. Через пол часа я замерз, а Лешка разрумянился и пер по тропинкам, как лось. Наконец то добрались до места. Хотя в нашей казарме холодновато, а в бане мы даже замерзаем из-за экономии городских властей, в библиотеке очень тепло и полно электрического света.

- Лешка пришел, - визжит одна из девчонок за деревянным барьером.

Несколько девичьих фигур метнулось к нам. Они тормошат моего товарища.

- Девчата, я вам привел замечательного парня. Во какой, - он пальцем показывает на меня. - Его звать Сережа.

Несколько ладошек протянулось ко мне.

- Ира.

- Тася.

- Галя.

Откуда он только заимел столько знакомых, - мысленно удивился я.

- Так, девочки, куда мы сегодня двинем? - продолжает Лешка.

- Может к Тасе... Таська, ты как? - спросила Ира.

- Наверно можно, мама на работе, сегодня домой не придет.

- Тогда, Галя, вот деньги и давай. Ты знаешь куда...

Полноватая девушка с улыбкой берет у Лешки пачку деньг.

- Ладно, все сделаю. Вы забросьте книги вот сюда за прилавок. Тася, одевайся, пока без тебя справимся. Проводи гостей до дома.

Дома у Таси холодно и от этого очень неуютно. Лешка, по-хозяйски, скинул шинель и принялся колдовать над печкой.

- Сергей, - кричит он, - пойди наколи дров. Тася, дай ему топор и покажи какие дрова надо раздолбать.

На дворе полно частных полениц. Тасина, стоит в углу, прикрыв разрушающийся угол дома. Действительно, это еще не расколотые чурбаны. Я скидываю шинельку и начинаю бороться с морозом и массой не колотого дерева. Тася не уходит, она стоит рядом и с любопытством наблюдает, как я размахиваю топором.

- Ты чего в дом не идешь? - удивляюсь я.

- Там Лешка... Еще лапаться будет.

- Замерзнешь.

- Я тебе помогу.

Она собирает поленья и аккуратно складывает у стеночки, вновь закрывая оголившиеся гнилые доски.

- Не растащат другие...?

- Нет..., - даже пугается она, - здесь все свои. У нас не тащат.

Во дворе появляется Галя, нагруженная сверками.

- Тася, помоги...

- Слава богу, хоть кто то пришел. Пошли, Галочка.

Тася берет у нее тяжелую сумку и они скрываются в парадной.

Я освободился через пол часа и с большой вязанкой дров ввалился в квартиру. Комната уже нагрелась от раскаленной печки. Лешка разделся до рубахи и развалился на диване, Тася и Галя колдовали на кухне, вынося аппетитные блюда закусок.

- Ну ты даешь..., - восхищается мной Лешка, - весь месячный запас дров у Таськи изрубил. Подбрось заодно полешко в печку, а то все что здесь было, закончились...

Через пол часа стол был накрыт, появились две мутные бутылки самогона и тут ворвалась в квартиру Ира.

- Ура! Наши долбанули фашистов, отогнав их к Истре. Там по радио сообщили... столько взяли их в плен, а побили то, побили... еще больше.

- Надо за это выпить, - орет Алешка.

Мы садимся за стол и началось...

После третьей рюмки самогонки, я стал тупеть, перед глазами поплыло лицо Таси..., а дальше... Дальше ничего не помню.

Проснулся с головной болью. Лежу на кровати почти раздетый, рядом посапывает Тася. Лешка совсем голый на раскинутом диване, в окружении, так же без одежды, Гали и Иры.

Так начались наши совместные походы в увольнение по городку и другим местам. У Лешки постоянные пристанища были в разных местах города и, как всегда, здесь были завязаны женщины. То мы уходили на квартиру по улице Безименской к красивой жене фронтового офицера, Алле Васильевне, у которой были сестры беженки из Украины, то шли на проспект Ленина к местной продавщице хлебного магазина, которая, пользуясь полуголодным временем, завела у себя небольшой притончик с молодыми девушками. Иногда Лешка шел на случайные встречи даже с некрасивыми женщинами и мне приходилось, спать у дверей и слушать охи..., вздохи... и их любовную чушь. Сначала я не очень охотно ходил с Лешкой, но перед Новым Годом меня пригласил к себе в кабинет начальник училища. Он был не один, рядом сидел начальник спецотдела капитан Волков.

1
{"b":"61423","o":1}