ЛитМир - Электронная Библиотека

Татьяна Кошкина

Трудности перевода

© Кошкина Т., текст

© ООО «Издательство АСТ»

* * *

Глава 1

Поселок Звездный, дом 12

Пчела с невероятным упорством билась в железную сетку на открытом окне и злобно жужжала. Ирина бросила в её сторону раздраженный взгляд поверх тонкой золотистой оправы очков. В полумраке комнаты тускло горел монитор ноутбука, работа клеилась просроченным клеем ПВА, а не надежным «Моментом». Женщина хмурилась. В голове смешались ключи, иероглифы и правила русского языка, на который надлежало перевести спецификацию по продукту. Что толку быть высококлассным специалистом, если рано или поздно наступает предел?

Мозг просто говорит: «Хватит на сегодня, я спать!»

Ты ему: «А сроки?»

«Хррр…ен с нииими…» – вот и весь ответ.

Ирина сняла очки и устало зевнула, вслушиваясь в стрекот кузнечиков за окном. Шелестела трава: опять соседские коты носятся по её клумбам. Выскакивать и махать шваброй было лень, вставать не хотелось. Она одной рукой нащупала плед, хотела с чистой совестью увалиться спать прямо на диван, как раздался громкий треск. Кто-то испуганно вскрикнул.

«Швабра!» – первая мысль в голове женщины с двумя высшими образованиями в чрезвычайной ситуации. Она схватилась за деревянную ручку идеального средства передвижения для каждой уважающей себя злой ведьмы и выбежала во двор.

* * *

– Здрасте, я ваш будущий зять! – не растерялся лежащий на траве парень и протянул ей потрепанный букет сирени. Несколько сломанных веточек грустно висели по бокам.

Обезоруженная его открытой улыбкой Ирина замерла на месте, не сразу сообразив, что значит «зять» и куда лез этот обаятельный гад, в чертах которого она узнала сына соседа напротив. Приехал, значит, к отцу из Лондона. Ну-ну. Сейчас уедет обратно, возможно, в институт Склифосовского с черепно-мозговой.

– Значит так, зять, ты знаешь, что лез в комнату к несовершеннолетней! – подобно «злобной теще» прошипела Ирина.

– Мама! – звонкий голос дочери спас изменившегося в лице парня от праведного гнева и длительного курса реабилитации. Юля сломя голову бежала по газону, взлохмаченная, босая, в домашнем цветастом платье. – Не трогай его, это мой парень. Он не хотел ломать твой лимонник, и решетку починим. Мам! Рома, ты в порядке?

Девушка легким ветерком пролетела мимо матери и подбежала к парню. Все это время Ирина не сводила с этого дамского угодника настороженный взгляд. Рома, значит. Вот и дожила Ирина Валерьевна Светлова до того момента, когда дочь привела в дом мужчину. Пусть и таким странным образом.

Она заметила, как он смотрит на Юльку. Глаза улыбаются, словно сияют, отражая тусклый свет уличных фонариков, которые они с дочерью совсем недавно развесили по периметру веранды. Сердце сжалось от страха. Страха, что дочь повторит ошибки матери.

– Ладно, Ромео и Джульетта, идемте в дом. Можешь встать? – сменила гнев на милость Ирина.

– Я помогу, мам, – Юля быстро просекла, что ураган «Ирина» обошел их стороной, и помогла парню подняться.

* * *

– Так, Юля, дуй за мясом из морозилки, – женщина придирчиво рассматривала распухшую лодыжку парня. – Тебя бы в травмпункт, зятек, – не удержалась от шутки Ирина. Общий идиотизм ситуации постепенно начал до нее доходить, она с трудом сдерживала улыбку. Если бы не этот страх за дочь, могла бы принять его вполне доброжелательно, но кошки на душе скребли и впивались когтями в сердце. Рано. Слишком рано. – Позвони отцу.

Юлька выбежала за мясом, громко стуча пятками по деревянному полу. Какая она все еще девчонка, ничего не понимает, но сияет так ярко, как маленькая звездочка.

– Ирина Валерьевна, вы не подумайте ничего плохого, – тихо заговорил парень. Голос звучал несмело, зато упрямый взгляд говорил сам за себя: даже если объяснения не помогут, он не отступится. – Я просто цветы подарить хотел. Ничего такого. Правда.

Ему хотелось верить: открытому лицу, большущим карим глазам, улыбке и ямочкам на щеках. Ладный парень. Таким же ладным был когда-то отец Юльки, чье лицо за столько лет почти стерлось из памяти, а боль разочарования сожгла остальные воспоминания. Ирина с удовольствием забыла бы эти черты навсегда, но дочь была предательски похожа на папу.

– Ладно, верю. Но в следующий раз через дверь, и только попробуй распустить руки.

– Понял, – смутился парень. – Ого, вот это кусок!

Юля была девушкой ответственной и старательной, иногда даже слишком. Недолго думая, она притащила любимому самый большой кусок, что смогла найти в морозилке. Ирина прикрыла рот ладонью, скрывая улыбку.

Веселье прервал настойчивый звонок в дверь. Один. Второй. Третий. Кто-то, как безумный лупил по звонку и не собирался дать хозяевам ни минуты, чтобы дойти до двери.

– Я открою, – Юлька бросилась к двери, но Ирина остановила её и пошла сама.

* * *

– Где мой сын?

Высокий широкоплечий мужчина переступил порог, оттесняя хозяйку дома внутрь. Тяжелый взгляд темно-карих глаз из-под широких бровей. Он смотрел сверху вниз, нависая над ней как огромная гора. Ирине на плечи как будто положили целый мир, стремясь прижать её к земле, подмять под себя, напугать.

– Повторяю вопрос, где мой сын? – голос больше похожий на гром прокатился по узкому пространству прихожей, пролетел в коридор и скрылся в глубине дома.

Глава 2

– Повторяю вопрос, где мой сын?

– Значит так, альфа-самец, приглушите гонор! Я не глупенькая девочка, чтобы на меня орать и бесцеремонно вламываться в мой дом, – Ирина даже поднялась на носочки, чтобы хоть как-то противостоять этому наглецу. Она была ниже сантиметров на пятнадцать, слон и Моська. Но если этот охамевший слон сунет свой хобот куда не надо, эта Моська его морским узлом завяжет, церемониться не станет.

– Где мой сын? – в третий раз, но уже тихо повторил слон, то есть мужчина. Он напряженно сжал тяжеловатую челюсть. Еще немного и этот Хатхи обрушит на Ирину свой гнев. Инстинкт самосохранения жалобно мяукнул, но получил выразительный пинок под облезлый хвост и спрятался под лавкой.

Ирина то ли оскалилась, то ли улыбнулась:

– Во-первых, принято сначала здороваться. Во-вторых, представляться и только потом спрашивать, – проще было сдать ему парня и выгнать всех мужчин из их женского монастыря. Но волна гнева уже поднялась и накрыла с головой. Пришел тут какой-то неврастеник средних лет, ввалился в дом, наорал и смотрит так, как будто она ему что-то должна.

– Знаете что? – вскипел было тот, но тут же взял себя в руки. – Просто скажите, где мой сын.

– В гостиной, – оставила попытки воспитания неотесанных слонов Ирина и проводила агрессивного гостя в дом. Пусть забирает своего обаятельного слоненка куда подальше. По синему морю, к зеленой земле и всё такое прочее.

* * *

– Ой, – Юля отпрыгнула от Ромы. Щеки горели, дыхание неровное. Вошедшие в комнату взрослые застали сцену поцелуя в лучших традициях романтических фильмов. Раненый герой на диване, девушка склоняется над ним, в воздухе витает устойчивый запах подтаявшего мяса.

– Роман, – атмосфера в комнате накалилась мгновенно. В голосе гостя звучали металлические нотки. Юлька вся сжалась. – Дома поговорим. Собирайся. Вы, – он резко обернулся к стоящей позади него Ирине. – Мы можем поговорить где-нибудь без свидетелей?

– Где-нибудь можем.

– Пап, стой, – попытался крикнуть Рома, но его уже никто не слышал. Дверь захлопнулась.

* * *

– Уберите вашу дочь от моего сына! – начал мужчина, стоило двери в кабинет захлопнуться за его спиной.

– Уберите вашего сына от моей дочери! – не осталась в долгу Ирина, вызывающе вздернула подбородок и грозно посмотрела на него сквозь стекла очков.

1
{"b":"614515","o":1}