ЛитМир - Электронная Библиотека

– Обещай, что подумаешь, – Красов подошел и, притянув к себе, легко поцеловал в губы. Она не сопротивлялась. Он никогда не сдавался и не собирался начинать. – Я понимаю, ты привыкла и все такое, не хочу тебя заставлять. Просто обещай все обдумать.

– Хорошо, вернусь из командировки и отвечу. Подходит?

Мужчина согласно кивнул и довольно улыбнулся. Вот только Ирина уже точно знала, каким будет её отрицательный ответ. Ничего за это время не изменится, ровным счетом ничего. Его поцелуи – просто поцелуи. Его руки – это просто руки. Эта игра не стоит свеч.

Если она решится на замужество, то только с тем, от прикосновений которого все внутри трепещет, голова кружится и ноги подкашиваются. Как и любая девочка, Ирина мечтала о любви, о такой, как в юности, переворачивающей мир, будоражащей чувства. Но её сердце за столько лет превратилось в бесчувственный камень, способный выдержать боль, но, увы, не способный любить.

* * *

Офис J Electronic. Следующее утро.

За последние две недели он получил от Ирины четыре пощечины: три из-за спора про Тайвань и Китай, на четвертую нарвался сам, когда прикоснулся в лифте к её плечу и спросил как самочувствие.

– Не лапай меня! – щелк, лицо снова обожгла ладонь.

– Кому ты нужна, девочка не первой свежести? – не остался в долгу Олег. Звякнул лифт, двери открылись, впуская людей. Их с Ириной прижало толпой к задней стене лифта.

– На себя посмотри, седой уже, а за юбками волочишься. Комплексы замучили? Этой Аллочке хоть двадцать есть? – шепотом продолжала спор Ира, видимо, Роман рассказывал им с дочерью сказки про пассий отца. Олег был уверен, смеялись. Ах, да, одну она и сама видела.

– Это говорит женщина, которая спит с Красовым, первым бабником города, – шипел ей почти на ухо мужчина. – Кто помоложе уже не ведется?

– Я совращением малолетних не занимаюсь, в отличие от… Ай, осторожнее можно? – последнее было сказано уже громко на весь лифт. В него как раз пытался вбиться еще один человек и мужчина, стоящий перед Ириной, болезненно ткнул её кейсом в живот.

– Извините, – сумка тут же была убрана под ноги.

– И меня заодно извините, давайте поменяемся местами, – Олег выразительно глянул на незадачливого обидчика Ирины, тот был не против удобно устроиться у стеночки. Аккуратно, стараясь не наступить никому на ногу, Олег переместился и отгородил её от толпы, уперев руки в стенки лифта.

– Что ты делаешь? – она оказалась в капкане из его рук и тела. Один плюс – запах дорогого одеколона отбивал аромат пота, что повис в лифте, больше напоминающем сейчас консервную банку с просроченной килькой.

– Либо я, либо еще раз сумкой получишь, – ответил на возмущение Олег.

– Мужчина, вернитесь, – Ирина грустно посмотрела на несчастного сумконосителя, который не обратил внимания на её мольбы о помощи, уткнувшись в свой телефон. Лифт дернулся и замер. Свет погас. – Что за?

Эта поездка в лифте определенно запомнится ей надолго. Только подумайте, застрять в лифте переполненном людьми и, что хуже всего, быть прижатой в этой толпе к Олегу Шилову.

«Внимание! Отключение электричества. Сохраняйте спокойствие. В течение пяти минут включится резервное питание»

Люди в лифте зашевелились, кто-то возмущался, кто-то вслух жаловался на жизнь, а кто-то толкнул Олега в спину, буквально вжимая его в женщину. Он сопротивлялся, но против такого напора сзади сделать ничего не смог. Ирина застряла между его горячим телом и холодной поверхностью стенки лифта.

– Приятно пахнешь, – раскаленный воздух смешался с запахом её духов, Олег только что вдохнул его полной грудью и выдал, не подумав. – У тебя нет клаустрофобии?

Клаустрофобии не было, а вот странное чувство от близости этого мужчины было. Прижатая к нему, Ира чувствовала, как напряжена каждая мышца: он весьма доблестно сопротивлялся давлению извне, защищая. Голова кружилась. Слишком близко. В последнее время Ира итак была гиперактивна в постели, возбуждена до предела, словно вторая молодость началась. Сейчас же ноги просто подгибались, живот свело, воздух в легкие она ловила с трудом.

– Слышишь меня? – его дыхание прикоснулось к щеке. – Все в порядке? – он склонился, пытаясь разглядеть в темноте её пылающее от смущения лицо.

– Нет, у меня есть фобия тебя, – она дернулась, наивно пытаясь отдалиться, но только оказалась еще ближе, и почувствовала это. Реакцию на свое движение. Весьма выразительную реакцию. – Шилов, ты…

– Будешь так дергаться, и поймешь весь масштаб трагедии, – одна рука уже не держалась за стену, на талии ей было явно удобнее. Вопреки просьбе Ира дернулась еще раз, пытаясь скинуть с себя наглые лапы. – Я же сказал, не дергайся.

Она подняла на него взгляд, наивно полагая, грозный. Вот только в лифте едва можно что-то рассмотреть, а губы и тела так близко, преступно, пугающе и, черт возьми, да, во взгляде ни капли злости, только желание. Дыхание губы в губы – куда же ближе? Один миллиметр и война закончится или разгорится с новой силой.

Свет включился. Олег смотрел на неё сверху вниз, не мигая. Их губы разделяли жалкие сантиметры. Глаза женщины, спрятанные за стеклами очков, были серыми. Странного темного цвета, его он мог сравнить со штормовым морем, которое видел пару раз, когда неудачно приехал в отпуск в Сочи еще с мамой Ромки. До того как случилось то, что случилось.

Лифт тронулся. Двери открылись на ближайшем этаже, выпуская всю толпу. Мутным разумом Ирина вспомнила, что там сидит какая-то большая государственная контора – все по карточкам, а они попали ровно в час пик.

Олег очнулся первым, отошел и одернул пиджак. Ирина хотела сказать что-нибудь про наглость мужиков, распускающих руки, но слова застряли в горле. Их этаж.

Вышли молча и быстро. И все равно, что подумает охранник, глядя на покрасневшее лицо Ирины и растерянного директора.

Глава 8

Завтра вечерним рейсом они летят в Тайбэй. Ирина вновь решила перепроверить документы, часть из которых готовила не она, а ее предшественница. Ехать же хотелось во всеоружии, чтобы без сюрпризов. Впервые такая нервозность из-за предстоящей поездки. Сто раз уже все перепроверила, но внутри по-прежнему жил червячок сомнения – что-то где-то недоработано. Облажаться перед Шиловым на таких масштабных переговорах не хотелось. Принтер отчаянно печатал все бумаги в двух экземплярах, а Ирина раздраженно грызла кончик карандаша, вредная привычка еще со студенчества, сидя перед монитором.

Время текло неумолимо, мягкий летний вечер за окном сменился ночью. В кабинете одна неугомонная дамочка, наконец, успокоилась, мило посапывая на заваленной бумагами клавиатуре.

Олег, которому среди ночи написал сообщение Ромка и сообщил, что Ирина до сих пор не вернулась домой и трубку не берет, даже умилился на секунду этой картине. Но вовремя вспомнил, что эта дамочка хороша, только когда молчит, ну или спит фэйсом в тэйбл, как сейчас. Приступ умиления как рукой сняло. Он отравил короткое смс сыну, что все в порядке, пропажа найдена и скоро будет дома в целости и сохранности.

В тайне Олег был благодарен ей. Если бы Ирина не заработалась, сын не связался бы с ним. Лишний разговор оказался далеко не лишним.

* * *

– Где я? – Ирина открыла глаза, в них тут же ударил яркий свет уличных фонарей. Машина как раз задавала крутой вираж на знакомой трассе. – Куда… ты меня везешь? – она обернулась к водителю и вскипела. Как она, черт возьми, оказалась в машине у Олега? Мужчина сидел за рулем и ухмылялся, поглядывая через раз то на нее, то на дорогу.

– Домой. Твоя дочь места себе не находит. Ромка даже решился мне написать. Мама трубку не берет, на сообщения не отвечает. Потеряли тебя гаврики, – мужчина сохранял удивительное спокойствие.

– А сразу разбудить не мог? – возмутилась она, теперь отлично понимая, каким образом попала в этот кожаный салон с приятным запахом древесного освежителя воздуха. От осознания, что этот орангутанг тащил ее в своих огромных лапищах, по спине пробежали мурашки – очевидно, от ужаса. А как же иначе? Монстрятина. Кинг Конг жив.

10
{"b":"614515","o":1}