ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Александр Лазаревич

Технокосм

Предисловие автора

Всякий автор, хоть иногда пишущий научную фантастику (я имею в виду действительно научную, Hard Sci-Fi), раньше или позже оказывается вынужден попытаться дать свой ответ на проклятую Загадку Молчания Космоса. В самом деле: в бесконечно огромном космосе должно существовать бесконечно много планет с условиями, пригодными для зарождения жизни. Крайне маловероятно, что жизнь развилась только на одной планете Земля. Более того, почти так же маловероятно, что Земля была первой из мириадов планет, на которых развилась разумная жизнь. Это, в свою очередь, с высокой степенью вероятности означает, что во Вселенной существует огромное количество цивилизаций значительно старше, чем земная, и, соответственно, гораздо более продвинутых технологически. Но если они настолько продвинуты и у них было настолько больше времени, чем у нас, то они наверняка уже успели распространить своё влияние на всю Вселенную. И вот здесь мы сталкиваемся с великим парадоксом: пришельцы должны быть повсюду, но мы их не наблюдаем.

Я не буду здесь разбирать «теории» уфологов и поклонников Эриха Даникена, утверждающих, что присутствие инопланетян на Земле более чем заметно. Большинство этих гипотез страдают одной и той же тяжёлой болезнью: согласно им, пришельцы являются гуманоидами, т. е. человекоподобными существами. Любой человек, хоть немного изучавший теорию эволюции, прекрасно понимает, что человекоподобная форма тела является эволюционной случайностью, и даже на самой Земле, сложись её история чуть-чуть иначе, титул разумных вполне мог достаться существам, облик которых весьма далёк от человекообразного, что уж тут говорить о других планетах, с историей, очень сильно отличающейся от земной. Поэтому любое упоминание о гуманоидах немедленно вызывает подозрение, что мы имеем дело не с фактами, а с людскими фантазиями.

Программа SETI (Search for ExtraTerrestrial Intelligence — Поиск внеземного разума) уже более полувека сканирует небеса радиотелескопами в поисках сигналов от братьев по разуму, однако Космос упорно молчит.

Предлагаемая читателю повесть — моя скромная попытка дать возможный ответ на эту великую загадку.

Идея написать эту повесть родилась у меня ещё десять лет назад, во время работы над повестью «Сеть Нанотех». Читатели, возможно, помнят один момент из той повести — когда один из персонажей высказывает предположение, что бактерии-киборги являются продуктом внеземной цивилизации. Это предположение там быстро опровергается, но уже тогда у меня был сильный соблазн написать второй вариант повести, в котором киборг-бактерии всё же оказываются пришельцами из космоса. Но эта вторая повесть получалась очень другой — с другой темой и другими идеями, но с очень близкой технической начинкой. Второй раз давать одни и те же технические описания наномашин мне не хотелось, поэтому довольно быстро стало ясно, что эти две повести необходимо объединить в один цикл. События в новой повести происходят за четырнадцать лет до событий, описанных в «Сети Нанотех», так что в каком-то смысле можно считать её «приквелом» к «Нанотеху», хотя это совершенно самостоятельное произведение, которое вполне можно читать и тем читателям, кто не читал первой повести.

Точнее, даже так: я надеюсь, что после прочтения «Технокосма» прочитать «Нанотех» захотят как те, кто его ещё не читал, так и те, кто его читал, но неправильно понял. Последним представляется уникальная возможность убедиться в том, что «Нанотех» — это совсем не та книга, про которую они считали, что они её уже прочли. Потому что смысл не содержится в тексте, смысл возникает из контекста, и предлагаемое сейчас вашему вниманию произведение как раз и является тем контекстом, в котором следует воспринимать «Сеть Нанотех».

Единственное, что объединяет эти два произведения — это главный герой, Алексей Левшов, и в новой повести рассказывается о том, как он пришёл к идее создания сети Нанотех. Некоторые из читателей «Сети Нанотех» решили, что он создал свою сеть исключительно из извечной бескорыстной российской любви к халяве, а некоторые даже решили, что это было сделано из стремления сисадминов к неограниченной власти и могуществу. Я думаю, что эти читатели будут сильно удивлены и, возможно, даже шокированы, когда узнают, что мотивация Левшова была совершенно иной.

И, в заключение, небольшой disclaimer, на тот случай, если это произведение вдруг попадёт представителям внеземных цивилизаций в руки (или что там у них вместо рук):

Все персонажи, события и внеземные цивилизации, изображённые в этой повести, являются вымышленными, и любое сходство с реальными внеземными цивилизациями и их представителями является чистой случайностью.

Приятного Вам чтения.

Александр Лазаревич

Часть первая: «Они уже здесь!»

1.1. «Забудьте всё, что Вы читали в научно-фантастических книжках…»

Отрывок из выступления Алексея Левшова, старшего научного сотрудника Института Прикладной Астрофизики АН СССР, на международном симпозиуме по проблеме SETI, Бюраканская обсерватория, 15 февраля 1983 года:

«Тема моего сегодняшнего выступления обозначена как «Возможная стратегия освоения галактического пространства и вытекающие из неё практические рекомендации по стратегии поиска внеземного разума».

Но прежде чем рассматривать возможные стратегии освоения дальнего космоса, я хочу сказать несколько слов о невозможных.

Все присутствующие здесь сегодня в зале — профессиональные астрономы (уфологов, я надеюсь, среди нас нет) и все прекрасно понимают, что полёты от звезды к звезде на летающих тарелках или других транспортных средствах — плод больного воображения писателей-фантастов, бездумно применяющих к галактическим пространствам то, что я называю «океанической парадигмой». Две трети нашей планеты покрыты океаном. Последние несколько столетий земная цивилизация расширяла сферу своего влияния с помощью кораблей, открывавших новые континенты и острова и налаживавших между ними сообщения. И нет ничего удивительного в том, что фантасты экстраполировали эту стратегию на космос, начав рассматривать его как гигантский океан, по которому рассеяны острова-звёзды, между которыми курсируют звездолёты-корабли. В народном сознании такой образ мысли трансформировался в представление о летающих тарелках, на которых гуманоиды шастают туда и обратно между Землёй и Сириусом. Однако, как хорошо известно всем здесь присутствующим, космос — это совсем не океан и наш океанический образ мысли совершенно к нему неприменим. Качественная разница между ними обусловлена количественными различиями во времени и расстоянии. Даже на самом примитивном и медленном парусном корабле характерное время пересечения океана составляет не больше одного-двух месяцев (Колумб пересёк Атлантику за пять недель). Но даже ближайшие от нас звёзды расположены так далеко, что свет от них идёт многие годы. Законы физики запрещают движение быстрее скорости света, скорость света — это теоретический предел, причём недостижимый на практике. Реально даже самые быстрые звездолёты будут летать на порядок медленнее, т. е. характерное время пересечения космического «океана» будет составлять, как минимум, несколько десятилетий, возможно, приближаясь к столетиям.

(Я не буду здесь рассматривать другое «изобретение» писателей-фантастов: мгновенные перемещения через туннели в пространстве-времени и всякие прочие нуль-транспортировки. Даже если такой туннель построят, не рекомендую в него лезть: всё, что вылезет из него на другом конце — это абсолютно неструктурированная «каша» из элементарных частиц, не несущая никакой полезной информации. Максимальная скорость перемещения информации — это скорость света, попытки перемещения носителей информации с более высокими скоростями приводят к неразрешимым логическим парадоксам и потому беспощадно пресекаются законами Природы.)

Итак, характерное время пересечения земного океана не превышает одного процента срока жизни путешественника-первооткрывателя, характерное время пересечения космического «океана» превышает весь срок жизни путешественника. И даже если предположить, что медики продвинутой цивилизации смогут удлинить срок жизни космического путешественника в сто раз и таким образом привести характерное время пересечения к желательному одному проценту от срока жизни, у нас всё равно остаётся проблема длительной оторванности путешественника от его родной цивилизации — в силу ограниченности скорости света любые сообщения будут идти к нему долгие годы. В случае расселения цивилизации на окружающие звёзды не возникнет единой межзвёздной цивилизации — из-за задержек в связи цивилизация раздробится на локальные цивилизации.

Из всего сказанного, разумеется, не следует, что ни одна внеземная цивилизация не будет строить звездолёты и расселяться на соседние звёзды подобно тому, как в своё время жители Океании расселились по всем островам Тихого океана. Из сказанного следует лишь, что это не самая лучшая стратегия, что достаточно продвинутая цивилизация, возможно, использует какую-то иную стратегию, и если мы хотим когда-либо обнаружить эту цивилизацию, мы должны понимать эту стратегию. Но для того, чтобы понять, в чём может состоять эта стратегия, нам необходимо будет освободить своё мышление от оков океанической парадигмы.

Итак, забудьте всё, что Вы читали в научно-фантастических книжках про звездолёты и перелёты от звезды к звезде. Но при этом я предлагаю вам вспомнить предсказания многих мыслителей о том, что достаточно развитые цивилизации в конце концов неизбежно переходят от биологической формы существования к чисто информационной. Я предлагаю посмотреть на звёзды не как на острова в океане, а как на узлы информационной сети с большими задержками в каналах связи, вынужденные, в силу этих задержек, накапливать большие объёмы информации на буферных серверах в узлах сети…»

1
{"b":"61452","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Голая. Правда о том, как быть настоящей женщиной
Годовой абонемент на тот свет
Видящий. Небо на плечах
Метро. Трилогия под одной обложкой
Необыкновенные приключения Карика и Вали
Теория невероятности. Как мечтать, чтобы сбывалось, как планировать, чтобы достигалось
Наука о сексе. Универсальные правила. Часть 1
Быть интровертом. История тихой девочки в шумном мире
Популярна и влюблена