ЛитМир - Электронная Библиотека

========== New life and new problems ==========

О, сладкий запах крови! Я толкаю больничные двери на склад донорской крови.

Боже, какай запах! Так, всю комнату утащить я не смогу, но вот полный рюкзак точно!

Ах да, простите. Сама забыла сказать, что же я всё-таки делаю.

Итак, прошел год с моего отъезда из Бэйкон-Хиллс. Чикаго, университет и мегаполис. Знаете, после Бэйкона это было слегка непривычно. Вдобавок я только созваниваюсь со стаей и семьёй.

Нет, естественно на Рождество я приезжала в Калифорнию на неделю и мы очень даже повеселились. Но только в Июле я могу приехать к ним. А сейчас середина Мая. Так что, ждать мне еще долго.

Ну, что сказать про жизнь в Чикаго… Я нормально училась этот год, не срывалась и даже нашла себе друзей. Конечно, мы не так крепко дружим, как со стаей, но по крайней мере я не одинока.

Джейн — милая блондинка из пригорода Чикаго. Глаза у неё карие, одевается она вполне хорошо. Типичная американка. На первый взгляд вполне порядочная девушка, а на деле… В общем, она иногда тянет меня по магазинам, а иногда в клуб. Кстати, за этот год я изменилась. Ну, взять хотя бы цвет волос — я тоже стала блондинкой по воле случая. Хотя тёмные корни всё еще видны на моей макушке. Но на это как раз меня подбила Джейн.

Дальше Хлоя. Милая, спокойная и стеснительная японка из Токио. Хотя в Америке она еще с десяти лет, но в душе она всё еще японка. Учится она на стоматолога, в то время как Джейн торчит со мной в колледже Социальной работы. Вот туда её послали родители.

А так же Маркус — столетний вампир. Познакомились мы чисто случайно в больнице, когда я грабила банк крови. Он как раз работал там донором (парень хорошо устроился!), так что я тогда очень испугалась, когда он застал меня во время побега.

Маркус — латиноамериканец из Аргентины. Обратили его где-то в двадцатых годах прошлого века, когда ему было двадцать семь. Потом он кое-как перебрался в Техас, а с годами приближался к северу и последние лет пять торчит в Чикаго. иногда он рассказывает мне о всех этих годах и вот так мы сидим почти до утра.

Еще есть Коди Тёрнер. В Чикаго он живёт еще с рождения, у него есть старшая сестра Моника, а у отца есть ресторан в центре города.

У Коди небесно-голубые глаза и светлые волосы. Коди учится на архитектора. А еще он безумно влюблён в меня с самой первой встречи, а точнее когда я заказала пиццу на дом нам с Джейн и Хлоей. Вот так, прямо перед моей дверью появился уже заспанный Коди. И когда он увидел меня, глаза у парня буквально засветились. Я незаметно подбросила ему бумажку с моим номером. Но, как оказалось, я не влюбилась. Нет, мы стали лучшими друзьями, но… Я ничего не чувствовала к нему, Хотя он прям ходил хвостом за мной. Но я намного наблюдательней остальных, так что часто сбивала его со следа.

Маркус был… Эм, сексуальным, уверенным в себе и накаченным мачо. А Коди дружелюбным и уступчивым. Хоть он и играл в Американский футбол и все девочки буквально сохли по нему, я упорно отшивала его. М-да, Лакросс и Бэйкон-Хиллс заняли большое место моих привилегий.

Пару раз в неделю я разговаривала со Стайлзом или Лидией или другими членами стаи. Честно, мне их не хватало.

Кстати, в феврале тётя Глория решила наведаться ко мне, то есть «Проверить свою любимую племянницу». Ехать она собиралась с мужем и двумя своими детьми — Кейси и Клаусом, 14-летними близнецами, портящими всем жизнь.

Итак, сначала тётя изьявила желание пожить эту неделю у меня, но, когда оказалось, что места у меня просто не хватит еще на четверых, она выбрала самый ближайший отель и каждый день пыталась проникнуть ко мне в квартиру. Цветы полить, убрать. Но я была непреклонна.

А близнецы снова выводили меня из себя. При встрече они облили меня святой водой, потом вместо соли подсыпали мне в макароны пепел рябины.

Еще было очень много исполнений, но лучше об них не говорить.

Открыться я никому так и не смогла. Джейн, Хлоя и Коди считали меня обычным человеком, а Маркус и сам понял мою сущность, едва увидев меня.

Итак, теперь вернемся в банк донорской крови на другом конце города. мне нужна была человеческая кровь, так как… Ну, с кровью белок особо не проживёшь. Так что, каждый месяц я набираю целый рюкзак, а Маркус меня прикрывает. В любом случае, чаще всего я забираю немного и это даже не замечают. И вот сегодня в десять Маркус подкинул мне в рюкзак ключи. А сам ушел домой.

В любом случае, обычно я оставляла ключи у него на подоконнике, когда уже возвращалась ночью домой.

Итак, жизнь налаживается!

Я бросила рюкзак на пол и направилась в ближайший коридор между стеллажами. Множество запахов крови. Иногда они буквально сводили меня с ума. Каждый пакет имеет свой особенный запах, а их тут тысячи. Ну да, центральный банк крови. Одним словом, рай и ад.

От кайфа хотелось прыгать и танцевать, чем иногда занималась. В такое время здесь никого не было, а охранников и наблюдателей я убеждала, что меня там не было.

Итак, моя жизнь стала чуть-чуть проще. Кровь, друзья и просто жизнь.

Моей любимой стала первая отрицательная. Встречается не так часто, но всегда есть на полках. Но я всё равно большей частью беру вторую положительную, так как где-то половина всех запасов состоит именно из неё.

И вот, я наконец-то вспомнила про рюкзак и вернулась ко входу. А затем просто прошлась вдоль одного из стеллажей, скидывая пакеты в рюкзак. Первая положительная, первая отрицательная, вторая, третья.

Каждый раз я чуть не поддавалась искушению — выпить прямо там хоть один пакет. Но при возникновении этих мыслей я всегда успокаивалась, как только задумывалась о последствиях.

Откинув полный рюкзак, который уже, наверное, весил килограмм 20, я присела на пол. Тишина. ну, разве что моё постукивание пальцами по полу.

И что-то еще…

Тихие шаги, едва слышимые. Словно кто-то за мной наблюдает. А еще…

Стук сердца, в разы быстрее человеческого. Даже у Стайлза после долгой пробежки не было такого темпа. Никогда. Ни у кого из людей.

Один удар словно догонял следующий, и между ними не было никакого расстояния. Слишком быстро. Даже для меня.

Под всеми стеллажами было маленькое расстояние до пола. Поэтому я аккуратно наклонилась и посмотрела в дальний конец комнаты. Через пару стеллажей я увидела красные сапоги. Точнее они были частью костюма. И вдобавок по ним бегали едва заметные молнии.

Незнакомец напряженно дышал. Но он не двигался, а выжидал.

И кроме нас двоих здесь больше никого не было. Я слышала его тихие вдохи, пока сама не перестала дышать.

Он точно здесь, чтобы поймать меня.

Флэш.

========== Different problems are made of our mistakes ==========

Это ж надо было месяц назад увидеть его. Точнее он спас меня. Хотя формально я бы не умерла, но для всех я же вполне обычный человек.

И снова я наклонилась и посмотрела в щель под стеллажами. Тихие шаги. Затем я еще внимательнее присмотрелась. Флэш медленно направлялся к выходу, который находился напротив меня.

Аккуратно сев на колени, я тихо встала и на суперскорости метнулась к двери, на ходу хватая рюкзак. И вот, я уже вроде бы толкаю дверь, когда кто-то хватает меня за плечи, а затем уже через секунду вжимает в стену.

Интуитивно я пытаюсь вырваться, но он лишь еще больше держит.

Распахивая инстиктивно зажмуренные глаза я обнаруживаю его напротив себя.

Миндальные глаза настойчиво всматриваются в меня, а сильные руки всё больше сжимают плечи.

Я пытаюсь вырваться, но каждое моё движение он рассчитывает за секунду. А он и вправду быстрее меня. Причем намного.

— Что ты делаешь здесь в такое время?

Оу, а он и вправду красивый. Даже в костюме. Глаза у него очень даже приветливые, светящиеся жизнью и энергией, хотя сейчас там только раздражительность.

— Повторяю: Что ты здесь делаешь?! — о, чувак, останавливаться надо уметь вовремя.

Я вглядываюсь в его глаза. Глубокие зеленоватые двери души, распахнутые настежь. Нет, конечно, с карамельными глазами Стилински ничего больше не сравниться, но они тоже… Скажем так, необычные.

1
{"b":"614793","o":1}