ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Один ==========

19 августа, 2002

Крепко сцепив на коленях ладони, Гермиона Грейнджер смогла сохранить невозмутимое выражение лица, когда Драко Малфой взглянул на нее поверх своего широкого стола из красного дерева.

– Нет.

Она разжала челюсти, клацнула ими с такой силой, что в ушах зашумело, и крепко стиснула губы.

– Что ты имеешь в виду, говоря нет?

Он приподнял бровь, закрывая папку, которую до этого передала ему Гермиона.

– Не часто слышишь это слово, верно, Грейнджер? Оно означает…

– В моем контракте с этой компанией прописано, что я могу взять две недели отпуска в течение шести месяцев работы. На каких основаниях ты отказываешься предоставить мне положенную неделю?

– В твоем контракте четко сказано, что ты можешь попросить предоставить тебе отпуск через месяц…

– Который я отработала.

– Который ты не отработала, – он предупреждающе поднял руку, когда Гермиона снова открыла рот. – Может быть, ты и провела здесь пять недель, но не выполнила те обязательства и не решила задачи, которые должна была закрыть в течение первых тридцати дней.

Гермиона впилась пальцами в свои ноги.

– За срыв поставки перьев оклебарма в срок ответственен другой департамент. Министерство не успело рассмотреть заявку. Будь у меня все необходимые ингредиенты, зелье было бы готово к тестированию.

– Однако это не так. В то время как в твоем контракте…

– Малфой, – выплюнула она, проигнорировав профессиональную этику, которой придерживалась весь прошедший месяц, – Маловероятно, что этот компонент прибудет на следующей неделе. А у меня личное дело, очень срочное и требующее моего немедленного отъезда.

– Как бы то ни было, ты обязана остаться. Необходимый ингредиент могут доставить завтра, но даже если и нет, есть масса других вопросов, которые необходимо решить.

Несмотря на все те преимущества, что открывались вместе с этой должностью, ей не стоило начинать здесь работать. Малфоя по эмоциональности можно сравнить с падающим на голову камнем. И ей следовало знать, что именно так всё и будет.

Гермиона схватила свой портфель и вскочила на ноги, вскидывая подбородок. Малфой неторопливо поднялся со своего кресла, но во всем его облике сквозила настороженность, свидетельствовавшая о том, что свою собеседницу он знает лучше, чем той кажется.

– Я отзываю свою просьбу об отпуске. Моё заявление об увольнении будет на твоем столе через час.

Она ожидала удивления, но ответом ей был лишь чуть приподнятый уголок рта.

– Я не подпишу его, и если ты это проигнорируешь, твой контракт будет нарушен.

– И я не вернусь, так что полагаю, с тобой мы увидимся на слушании в Визенгамоте, – она подняла глаза к потолку, – через два-три месяца.

Гермиона развернулась и обошла свой стул.

– Ты слышала о Селии Баркер? – его голос зазвучал жестче – вся скука в нем растворилась без следа.

– Да, но я не пытаюсь покинуть компанию с секретами зелий из мести лишь потому, что ты трахнул сначала меня, а потом сразу кого-то еще, разве нет? – фыркнула и по пути к выходу добавила: – Мистер Малфой.

Она схватилась за толстую витую ручку за секунду до того, как та вылетела из ее ладони. Гермиона подпрыгнула, когда дверь с шумом захлопнулась, и развернулась, с недоверием сверля Малфоя взглядом. Тот пристально смотрел на нее в ответ, откладывая свою палочку в сторону. Желваки на его скулах ходили ходуном.

– Я ухожу прямо сейчас, если только ты не изменил свое решение, – медленно и предупреждающе произнесла Гермиона.

– Останься.

30 октября, 2002

Глядя на ладонь Малфоя, Гермиона нахмурилась. На его коже были прочерчены глубокие борозды, включая длинную линию жизни, а пальцы вызывали ассоциации с художниками или музыкантами, – она прошлась по ним своими подушечками, словно по клавишам фортепьяно.

– Мы все еще можем сбежать в бар, – прошептала Гермиона.

Он очаровательно улыбнулся, но ее это не обмануло.

– Могла бы подумать об этом до того, как заявлять, что тебе нравится песня.

– Мне и в голову не пришло, что они решат, будто это намек на танец, и уйдут, – она снова посмотрела на его руку. – А как часто ты их моешь? Я видела, что ты обменивался рукопожатиями с…

Ее ладонь попалась в плен его пальцев прежде, чем Гермиона смогла уловить хоть какое-то движение и оказалась еще крепче прижатой к своему партнеру. Она с удивлением подняла голову, в то время как Малфой занял нужную танцевальную позицию и повел ее влево. Она отставала от него на шаг.

– Знаешь, я ведь даже не люблю эту песню, – прошептала Гермиона. – И сказала это только из-за тебя.

Малфой развернул их, затем закатил глаза и чуть улыбнулся.

– Хотела потанцевать со мной?

– Нет, ну конечно же нет, – она усмехнулась. – Я сказала так из-за неловкой паузы, которая повисла после твоего заявления этому господину из Вильбурна, что мы больше не проводим экскурсии по лабораториям. И это всего через несколько минут после того, как Цилнер расхваливал свое посещение на прошлой неделе.

Он цокнул языком, и его рука скользнула на ее поясницу.

– Неудобно получилось.

– Очень. И я не понимаю, зачем ты так сделал.

Его плечо под ее пальцами было приятным на ощупь. Сильным, надежным.

– Он хотел, чтобы ты организовала для него персональный тур, – Малфой покружил партнершу и снова прижал к себе. – Возможно, ты была ослеплена моей привлекательностью, – Гермиона фыркнула, – или своим раздутым эго, но он весь вечер пускает на тебя слюни. Вряд ли я бы смог ему доверять.

– Боишься, что потребую компенсацию или разорву контракт, если он начнет меня домогаться?

– Разумеется нет, – ответил Малфой, притягивая Гермиону так, что ее грудь коснулась его тела. – Я опасаюсь, что он пустит меня по миру после того, как ты вырвешь ему глаза.

17 января, 2003

Драко пригубил коньяк, глядя на то, как она переворачивает страницу в его папке. Затем отвернулся, – послышался звук глотка.

– Ты спала? – его голос прозвучал бесстрастно, с умеренной долей интереса, что служило признаком повышенного внимания. Драко всегда был сплошным противоречием.

– Да.

– Чертовски плохо выглядишь, – окунув перо в чернильницу, он что-то написал внизу пергамента. – Как чудовище из преисподней, которое выбралось на землю и неделю бодрствовало.

– Спасибо, что заметил.

– Горжусь своей наблюдательностью.

Гермиона закатила бы глаза, но часть ее всерьез опасалась, что стоит лишь немного перевести взгляд и потерять сосредоточенность, как последует немедленный обморок. Она понятия не имела, когда спала в последний раз.

– Я была сегодня в центре.

Казалось, он не знал, что ему делать: продолжить читать или полностью сосредоточиться на Гермионе. В результате Драко поднял голову и долгое время изучал стоявший между ними стол.

– Как они?

Гермиона приблизилась, обхватила пальцами его бокал, потянула на себя и поднесла напиток к губам.

– Хуже.

28 марта, 2003

– Я знал, что твоя работа – это отчасти эксперимент, но мне и в голову не могло прийти, что ты примешься кидать в котел первые попавшиеся под руку ингредиенты и наблюдать, что же из этого выйдет.

Гермиона бросила на Драко быстрый взгляд, продолжая выписывать компоненты на пергамент. Малфой появился чертовски не вовремя. Еще пятнадцать минут назад, когда он только пришел, зелье вполне себе прилично бурлило, но сейчас варево напоминало кислотную грязь, которая становилась всё гуще и гуще.

Его посещения лаборатории без веских причин, а лишь для того, чтобы поболтать, уже перестали быть чем-то необычным. И она бы наверняка получила от его общества удовольствие, но когда из котла потянуло тухлятиной, а Малфой снял свою мантию, Гермионе стало неуютно. Она терпеть не могла те моменты, когда он мог использовать что-то против нее, – будь это его улыбка или напряженные руки. Впрочем, не то чтобы она вообще хоть раз упоминала вслух о подобных вещах.

1
{"b":"614805","o":1}