ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мондрагон натянул штаны, еще влажные по швам. Солнце высушит. Не нужно волноваться, что получишь лихорадку.

Альтаир снова вздохнула, потом нагнулась вдале укрытия, вытащила потертую фуражку и надела ее, натянув поглубже из-за ветра. Она вздрогнула, а ее сердце подпрыгнула, потому что и ее затылок украшала шишка, именно там, где ее коснулся сейчас обод фуражки. Она сдвинула фуражку немного назад, так что та сидела косо на голове, натянула ее покрепче и спрыгнула на полудек.

Вероломный мотор завелся с третьего рывка и заработал так ровно, как только можно было ожидать.

Она, в конце концов, снова его выключила, когда горючего, наверное, осталось только-только, чтобы снова его завести, ну, может, чуть больше. «Смотри, чтобы у тебя никогда ничего не тратилось до конца!» Мать постоянно вдалбливала ей это. «Всегда рассчитывай на неудачу. Если ты сделаешь себя доступной, Мэрфи тебя заберет, будь уверена». Даже адвентисты верили в Мэрфи, святого из джейнистского пантеона. «Ты дала шанс старому Мэрфи», — обычно говорила мать, когда она делала ошибку. «Я говорю тебе: не потеряй свой шанс! Тебе нужно все, что у тебя есть!»

Она подняла руль, вынула из румпеля крепежные болты и опустила его, чтобы закрепить на кожухе мотора. Лодка приближалась к высоким опорам между дамбой и островом Риммон почти точно по той дороге, которой они приплыли сюда. Она рассчитала верно. Лодка вплыла в мелководье, через границу между зеленой и темной водой, без единого толчка шестом. И когда она пересекла эту границу, Альтаир взяла шест и отправилась вперед на полудек, чтобы опустить его в воду и толкнуть лодку с правого борта вперед; потом она перешла и сделала то же с левого борта. Мондрагон стоял в среднем проходе, чтобы не мешать ей.

— Можно, я помогу тебе?

— Нет, черт возьми! Ты приклеишься к шесту, а лодка уплывет одна. Я видела, как некоторые новички сразу вылетали за борт.

Назад, опять на правый борт. Она держалась нарочито уверенно и держала лодку на головокружительной скорости, желая казаться неутомимой, пока лодка не подошла к опорам. Поездка развеселила ее. Так же, как и светлое лицо Мондрагона в солнечном свете. Пока она еще наслаждалась его обществом. Не нужно печалиться о завтрашнем дне, сказала бы Ретрибуция Джонс. Или о вечере. Голые ступни Альтаир уверенно стояли на палубе. Ни одного резкого толчка, все ловкие и в нужное время.

— Лодки такого типа называют скипами… не знаю почему. Скип имеет полудек и мотор, и больше любой другой лодки с шестом. Довольно ходкая на воде, если знаешь ее норов, а у каждой лодки он свой. Скип из-за мотора тяжелее и очень медленно поворачивается, но его можно использовать на кривых каналах, если умеешь обращаться с шестом. Он медленно разгоняется и медленно же останавливается, если нагружен; тогда по возможности используют течения — в каналах они тоже есть, как в порту и в самом старом Дете, и некоторые довольно быстрые. Приходится рассчитывать наперед. Если нет настоящего чувства груза, можно врезаться в стену или другую лодку, и при этом все опрокинуть, а если груз перевернется, ты его потеряешь.

Они добрались до опор. Мондрагон обернулся, когда на него упала тень, и покачнулся, увидев эту картину — черный лабиринт быстро проносящихся мимо колонн.

— Джонс…

— Я знаю эту дорогу. — Она быстро отталкивалась шестом, попеременно с обоих сторон. — Будет лучше, если ты доверишься мне, ладно?

Они неслись мимо опор, в темноту под мостами, которые связывали город с островом Риммон и его укрепленными господскими домами. Болезненно-яркий свет заблестел на конце проезда, свет, который шел от порта. Опоры быстро тянулись мимо. Мондрагон силуэтом вырисовывался на фоне этого света.

Поездка сквозь ад. Или чистилище.

Она планировала свой путь. Никакой опасности, чтобы отворачивать от нее лодку, кроме как в конце, когда они попадут в прилив у порта. Они выскользнули в слепящий свет. Вода отбрасывала его от поверхности, от коричневых завитков на блестящем нефрите глубокой бухты.

— Осторожно! — крикнула Альтаир, оповещая о том, что собирается повернуть, уперлась шестом в грунт и повернула нос лодки так ловко, что не почувствовалось никакого толчка. Мондрагон сохранил равновесие и лишь чуть покачнулся, а потом повернулся и посмотрел на Альтаир, как будто решил, что все было только трюком, чтобы вывести его из равновесия.

— Эй, а ты действительно устойчив, Мондрагон. — Она улыбнулась ему. — Когда снова выйдешь на сушу, будешь ходить вразвалку, как настоящий канальщик.

— Я не так легко тону, Джонс.

Она улыбнулась шире. Кожа ее покрылась тонким слоем пота, и прохладный ветер ласково оглаживал ее. Он приносил с собой запах портового квартала и старого дерева, чем в равной мере пахли Меровинген и его порт. Они снова вплыли в темноту под следующим пирсом. Там была причалена чья-то лодка, вероятно, какого-то рыбака, которого задержал здесь ремонт и который проклинал свое невезение. Альтаир услышала звуки ударов молотка, эхо которых отражали док и дамба. Теперь она плыла медленнее, потеряв на повороте немного скорости, которую не набирала опять. Она просто правила на серию темных и светлых полос воды перед ними, между рядами почерневших от воды опор.

— Какая цель у тебя в этом городе, Мондрагон? — осведомилась она. — Ты так мне и не сказал.

Он снова повернулся и посмотрел на нее снизу вверх. Солнце упало на его лицо, когда они снова выскользнули на свет, и он сморщился и прикрыл ладонью глаза.

— Джонс, забудь мое имя. Никому его не говори. Говори просто, что у тебя был пассажир и что мое имя… ну, назови как-нибудь, как здесь принято.

— Ты, с твоим цветом лица, не сможешь сойти за Хафиза или Госсена. У тебя солнечные ожоги, знаешь об этом?

Он сразу бросил взгляд на свою покрасневшую руку, но потом опять поднял ее, чтобы снова прикрыть глаза. — Поверь мне. Это имя лучше забыть.

— Зачем ты вообще назвал мне его?

На какое-то мгновение наступило молчание. Он постоял с поднятой рукой, потом снова уронил ее, когда лодка вошла в густую тень под другим пирсом,

— Должно быть, от удара по голове, — сказал он более тихим голосом.

— У тебя настоящие трудности. Может, мне на самом деле лучше доставить тебя к причалу у Дета?

— Нет, не нужно.

Мондрагон… Она едва удержалась, чтобы не выговорить это имя.

— Хочешь, чтобы я помогла? — Дура! — Может, мне спрятать тебя на время? — Она вдруг почувствовала надежду на это и ухватилась за этот шанс — так же, как шла на риск с этими сваями, потому что знала эти лабиринты, потому что знала путь сквозь них и потому что была мастером по выживанию и иногда шла на риск просто потому, что это было модно, делало жизнь такой, чтобы интересно было жить. И Мондрагон был таким же риском. — Я могу. Это совсем нетрудно.

Он стоял с выражением на лице, которое выдавало, что он пытался пойти на ее предложение. С выражением в глазах, которое выдавало, что и он размышлял об этом.

— Нет, — сказал он потом. — Нет, лучше не надо,

— Ты что, дурак?

— Нет.

— У тебя уже есть шишка на голове. Неужели ты собрался вернуться туда, где тебя однажды уже сумели ударить по ней? В следующий раз тебе проломят череп! В следующий раз меня, возможно, не окажется там, чтобы вытащить тебя из воды.

— Эй, а ты не хочешь провести со мной еще одну ночь рядом с сумасшедшими?

Ее выражение его устами; это тоже было ловко. Она непроизвольно улыбнулась.

— Неплохо. В самую точку.

— Джонс… — Они снова выехали на свет, и он прищурился. — Джоне… спасибо тебе.

Они добрались до устья, где над ними высоко возвышалась дамба, а слева лежали склады Рамсейхида. Голые ступни Альтаир касались палубы короткими, быстрыми шагами, когда она встала в позицию для поворота, погрузила шест в воду с нужной стороны и энергично повернула лодку к устью. Теперь будет работка потруднее; устье всегда было сложной частью пути, так как часть канализационных вод вызывала здесь течения. Она слышала «спасибо» Мондрагона, но ей некогда было отдаваться, времени хватало только чтобы заботиться о лодке, только подумать об этом быстром и суровом ритме ее жизни, которая была до него и останется после. А возможно, и не было таких слов, которые бы стоили того, чтобы произнести их здесь.

15
{"b":"6151","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Всё та же я
Ты сильнее, чем ты думаешь. Гид по твоей самооценке
Мег. Первобытные воды
Зулейха открывает глаза
Нелюдь
Ирландское сердце
Вернуться домой
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Я продаюсь. Ты меня купил