ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как мне жаль, мама. У тебя есть какие-нибудь предложения?

Меня здесь нет.

Я тоже желала бы, чтобы меня здесь не было.

Сердце колотилось под ребрами — теперь, когда непосредственная опасность отступила. По полу верхнего этажа зашаркали шаги. Колени Альтаир размякли, как вода. Может быть, ей удалось так запугать этого мужика, что он освободит ей дорогу и даст открыть дверь, прежде чем бросится ей на спину…

Но потом еще надо будет пересечь мосты. А там ожидают либо Галландри, либо охранники другой стороны, а это был чертовски последний выход.

Она улыбнулась Джончику, изобразив пленительнейшую улыбку типа: «Давай будем друзьями!»

Мужчина, кажется, нервничал.

— Хэй, — сказала она, — ты не думаешь, что у твоего напарника какие-нибудь глупые намерения притащить с собой толпу? Мне очень хочется надеяться, что это не так.

— Кто ты?

— Спроси моего партнера. Действительно, я не из тех людей, которые привыкли запросто куда-нибудь нагрянуть. Но эти парни снаружи на мостах выглядят не очень гостеприимными. Ты хочешь, чтобы я попала к ним в руки, со всем, что я знаю?

Эта мысль, кажется, обеспокоила Джонни.

— Мгм. Значит, это никакие не Галландри, да? Кто тогда? Кем они могут быть?

Джонни молчал.

— Ну, я готова поспорить, что ты можешь осмелиться на предположение, — задумчиво сказала Альтаир. Она подняла нож, внимательно осмотрела его, потом осторожно сунула в ножны — действие это сначала наполнило Джончика беспокойством, а потом заметным облегчением. На его лбу выступили жемчужины пота. И кто-то снова шагал по верхнему этажу, скрип балок был теперь тяжелее. Шаги достигли лестницы, а потом начали торопливо спускаться по ступеням вниз. И это были шаги более чем одного человека, примерно полудюжины, и они уже прошли по последним ступеням к двери и вышли на свет.

В дверях показался Хэл, а за ним, впереди всех остальных, шло по лестнице желтовато-красно-коричневое явление… О, небо, Мондрагон, в бархатных штанах и красном халате, и опять с совершенно мокрыми светлыми волосами…

…Еще одно из его проклятых купаний.

Рядом с Альтаир зашевелился Джонни, предоставив защиту дверей мужчинам с обнаженными мечами, которые вывалились из лестничной шахты вслед за Мондрагоном и потекли в комнату, распределяясь вдоль стен. Альтаир только таращилась — не на них, а на Мондрагона, на это важное создание, в которое он превратился; на тот образ, который она себе рисовала и который внезапно возник перед ней. Ее окружили мужчины, вооруженные мечами; чтобы справиться с канальщицей, ее крюком и ножом, этого было слишком много. Она стояла неподвижно, так как не хотела быть заколотой, а один из длинных мечей приблизился к ней и отбил в сторону ее руку с крюком — не двигайся, ясно означало это. И она осталась неподвижной, когда Джонни в приступе храбрости двинулся на нее, схватил крюк и отнял. Дурак! Если бы она решилась умереть именно сейчас, Джончик как раз попал бы на лезвия своих собственных людей, снабженный пинком туда, где он действительно причинил бы боль. Альтаир таращилась прямо, не сводя глаз с Мондрагона, хотя один из Галландри подошел к ней и схватил ее за руку — пример, которому последовал еще один, да так крепко, что захват передавил кровоток в руке.

— Я хотела бы получить назад мою одежду, — сказала она. — Понятно, партнер?

Его глаза встретились с ее. Он просто стоял и смотрел на нее.

— Эти типы собрались сломать мне руку? — спросила она, избегая называть его по имени. — Я хочу тебе сказать, что ты можешь… — найти снаружи целую кучу людей, хотела она сказать; но тут вдруг внутри у нее все похолодело.

О, небо, может быть, это его люди! Может быть, как раз сейчас я выболтала что-то такое, что доставит ему целую массу хлопот!

— Отпустите ее! — приказал Мондрагон жестким голосом. — Джонс, отпусти нож. Понятно?

Он вытянул руку в ожидании, что ему подчинятся. Люди, державшие Альтаир за руку, отпустили ее, и мечи были убраны.

— Проклятые хулиганы, — сказала она и подошла к Джончику. — Верни крюк. Дай сюда!

— Отдай, — сказал Мондрагон, и она протянула руку за крюком. К ее стыду, рука эта дрожала и весьма сильно.

— Дай сюда, проклятье! — Она изо всех сил старалась держать руку как можно спокойнее. — Или однажды ночью твои кишки…

— Джон! — сказал Мондрагон. — Отдай ей крюк! Она не станет им пользоваться.

Высокий мужчина подал ей крюк. Она взяла и сунула его за пояс, острием в специально сделанную для этого прорезь; потом отряхнула пыль и подошла к Мондрагону, который повернулся к ней спиной, прошел через дверь и зашагал вверх по лестнице.

Она затрусила следом. Позади нее Хэл пробормотал приказ закрыть дверь на засов; и вооруженные люди направились за Мондрагоном и Альтаир наверх.

Дно канала, подавленно подумала Альтаир, шагая за Мондрагоном по старым деревянным доскам лестницы. Куча костей внизу у устья Дета. Предки, дураки, я на самом деле получу это, а старый Дэл с женой получат мою лодку, и Дет получит меня, прежде чем все будет сказано и сделано.

О, небо, Мондрагон, кто ты?

* * *

На верхнем конце лестницы была дверь. Идущий впереди человек Галландри, один из меченосцев, открыл ее перед Мондрагоном, вошел и стоял сбоку, пока входили Мондрагон и остальные.

И Альтаир тоже вошла в комнату — в большую комнату, но слишком скудно меблированную, чтобы быть по-настоящему заполненной, с несколькими столами, большей частью маленькими, только одним большим, целым ворохом изящных стульев и пожелтевшей картой на стене. И окна, одно подле другого, каждое в три человеческих роста, с потускневшими стеклами, никогда не знавшими ухода. Бедно. Богатые люди могут позволить себе транжирить впустую столько места. Альтаир никогда такого себе не представляла. Она повернулась, уперла руки в бедра и посмотрела на Мондрагона и людей Галландри за его спиной.

Потом подошла к окну и посмотрела сквозь тусклое стекло. Снаружи был Портовый канал. Балкон на третьем уровне был пуст, если не считать случайного прохожего. Она не могла видеть мост на втором уровне. Деревянные вершины башен Ардена окружало голубое небо. Она повернулась к Мондрагону.

— Уютно. Ты можешь отсюда сверху все видеть. Дай мне знак, Мондрагон!

— Что ты здесь делаешь?

— Хэй, да я ведь уже сказала. Ты кое-что мне должен.

Он стоял совершенно неподвижно. Наконец, он подошел к одному из приставных столиков, открыл красивый хрустальный сосуд и налил в два стакана понемногу янтарной жидкости. Один из них он подал ей.

— Яд? — спросила она, когда он стоял совсем рядом с ней и мог бы подать ей знак глазами. Проклятье, я боюсь, Мондрагон! Мы перепутали фронты в этой истории.

— Я думал, виски тебе по вкусу?

Она пригубила. Оно прошла в горло, как вода, и зажгло, как огонь. Его милое замечание прошло в нее даже более гладко, сообщив немного тепла! после холода внизу Мондрагон отошел от нее, когда на деревянной лестнице раздались шаги и в комнату заглянул Хэл.

— Случайная спутница, — сказал Мондрагов, обращаясь к своим людям. Он сделал глоток из своего стакана и протянул его резким жестом другим. — Я должен ей деньги.

Будь ты проклят, Мондрагон!

— И еще кое-что, — добавил он, отпил еще глоток,, вернулся к Альтаир и протянул ей стакан. — Давай, выпей это, Джонс. Хэл, я хотел бы с тобой поговорить.

Он вышел из комнаты вслед за Хэлом и тремя остальными и закрыл за собой дверь. Альтаир осталась, стоять с двумя наполовину наполненными стаканами виски в руках, и приступ ярости медленно разогревал ее лицо. Трое мужчин остались. Один со скрещенными руками привалился к стене около двери. Двое остались стоять, злые, как смерть и налоги губернатора.

Альтаир медленна перелила содержимое одною стакана в другой, подняла результат на свет высокого окна и перешла к ближайшему стулу с приставным столиком. Она откинулась назад, ухарски сдвинула фуражку назад и набок и пригубила виски — все под взглядами людей Галландри, пытливо рассматривая их со своей стороны из-под полуприкрытых век.

21
{"b":"6151","o":1}