ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
The Mitford murders. Загадочные убийства
Око Золтара
Образ новой Индии: Эволюция преобразующих идей
Не плачь
Воспоминания торговцев картинами
Кости зверя
Желтые розы для актрисы
Витающие в облаках
Сломленный принц
A
A

— Ступеньки, — прошептал мужчина и, оказывая совсем нежелательную помощь, потянул ее по короткой лесенке без перил вниз, на грузовую палубу. Потом он придавил вниз голову и плечи Альтаир и втолкнул ее на коленях в баржевую версию каюты, в сравнении с которой каюта скипа была настоящей пещерой.

Альтаир вползла внутрь, пихая перед собой по доскам узел с одеждой, а потом села на корточки в темноте внутри, наполненная паническим страхом — ведь кто-то мог поджидать в этой черной дыре, схватить ее и Бог знает что сделать, и она не будет знать, обороняться ей или нет. Она застучала зубами и крепко стиснула их, а потом услышала над собой на досках снаружи тихие шаги и повернулась, когда кто-то вошел в каюту вслед за ней.

Ощупывающая рука приблизилась и коснулась ее ноги.

— Это ты? — спросила она шепотом в надежде, что это Мондрагон, и подавляя реакцию, если это был не он.

— Я, — последовал ответ шепотом; это было хорошо. Мондрагон присел рядом с Альтаир, провел рукой вверх по ноге и обнял ее одной рукой, крепко прижав к себе. Она не дрожала по дороге сюда, но теперь задрожала и пыталась подавить эту дрожь. Потому что была ночь, потому что ее разбудили и согнали с постели без завтрака, а она всегда дрожала, когда ее будили раньше времени и приходилось работать на холоде. Мондрагон обнял ее крепче, наверное, думая, что она боится. Черт возьми, должно быть, он так и подумал. Он доверяет этой шайке пиратов и знает, куда должна плыть эта баржа.

— Йо! — крикнул кто-то — обычный сигнал, как на самой обычной барже, которая ночью отчаливала от Галландри, как это должны были делать большие баржи. Вспыхнул фонарь, ослепительно ярко после темноты. Глубокая, низкая грузовая палуба баржи показала голые доски, разбросанные кучи сложенной парусины и свернутые канаты. Сквозь узкое поле зрения под выгнутой крышей в дикой спешке задвигались тени и исчезли в темноте канала. С палубы над Альтаир и Мондрагоном доносились глухие шаги, а команда баржи ругалась и вела обычные разговоры.

— А те все-таки знают! — пожаловалась шепотом Альтаир Мондрагону.

— Узнают, в этом я не сомневаюсь. Но они уже давно должны были что-нибудь предпринять.

Мотор несколько раз чихнул, завелся и тарахтел на холостом ходу, пока не включили винт и нагрузка не приглушила работу двигателя до ровного низкого гудения, которое эхом отдавалось в узком проходе. Вода забурлила и заплескалась впереди.

— Отдать концы! — крикнул кто-то, давая сигнал, что они отталкиваются.

Альтаир почувствовала движение, положила одну руку на пояс Мондрагона, а голову на плечо. Оно было холодным. Небо, здесь и в самом деле холодно. Мотор барабанным боем вбивал свою энергию в ее кости.

Большая баржа могла раздавить маленькую лодку. Шум моторов, которые тяжело прокладывали свой путь сквозь ночь, был нередким явлением: большие баржи всегда плавали ночью, избегая плотного движения. Их одинокие шумы звучали во тьме — слава предкам, что хоть редко; время от времени в самые темные ночи звенели колокола: внимание, вы маленькие людишки, дорогу, дорогу, иначе гигант переедет вас, разнесет в щепки, отправит ваши кости на дно старого Дета. Если ты причалил свой скип под каким-нибудь из мостов и расположился при этом слишком широко — это гибель. Альтаир однажды пережила такое: как-то дождливой ночью были раздавлены мужчина, женщина и мальчик, когда слишком много канальщиков встали на стоянку под мостом Среднего города; раздались крики, которыми канальщики хором пытались привлечь внимание. Дураки, сказала потом ее мать; они все равно не смогли бы остановить баржу, и они это знали. Но все равно кричали. Потом живот чувствует себя лучше. Ужасный скрежет дерева по железу. Обломки и щепки. Крики ярости; а большая черная тень с тарахтением тащилась дальше сквозь дождь, пока обломки выныривали из воды возле опор Среднего города.

И такая же большая черная тень прятала ее сейчас внутри себя, и она выскользнула от причала в животе Галландри. Мотор был на мгновение выключен, пока баржа выворачивала на Портовый канал.

Потом снова включили сцепление, и машина тяжело загудела. Альтаир опять задрожала. Мондрагон покрепче обнял ее рукой.

— Куда плывет эта штука? — поинтересовалась она.

— Пока только к Большому Каналу. Там мы пойдем медленнее, и ты выскочишь…

— Черта с два.

— …на повороте. Мы несколько секунд пооколачиваемся у противоположного берега. Ты сумеешь. Я знаю, что сумеешь.

— Ты пойдешь со мной?

— У меня другие намерения, как я уже говорил. А ты вернешься на свою лодку.

— Черта с два вернусь! Попытаешься убить меня?

— Ты куда-нибудь уплывешь и будешь вести себя тихо. Эта суматоха долго не протянется, клянусь тебе. Смотри-ка. — Мондрагон зашевелился и поискал что-то в своем кармане, взял Альтаир за руку и положил в нее два круглых и плоских металлических предмета. — Это золото, Джонс. Тут два сола, самое большее, что я могу тебе дать. Спрячься на время вместе с лодкой — купи продуктов и встань на якорь где-нибудь в бухте. Купи и якорь, если уж на то пошло. Там они не смогут до тебя добраться; это городские разборки.

Она думала, что у нее уже не осталось сил даже дрожать, но по ее телу пробежала сильная дрожь. Золото тяжело и незнакомо лежало в ее руке. Она еще ни разу не держала столько золота. Ни разу. И то, что сейчас лежало на ладони, было целым состоянием.

— Все равно я ничего не смогу с этими проклятыми деньгами. Как только я их покажу, на меня натравят полицию; я нигде не смогу их разменять. Проклятье, Мондрагон, ты не в своем уме! Спрятаться, вместе с лодкой… мужчина дает мне что-то, чем я не могу воспользоваться, и советует, как мне выбраться из трудного положения — но насколько ценен твой совет, совет мужчины, который моет мою лучшую и единственную сковороду в воде порта?

— Тихо. — Он коснулся ее лица, приложил палец к губам. Поднял ее подбородок и за пальцем последовал поцелуй… среди этой суматошной ночи, наполненной стуком мотора, во время сумасшедшей игры в прятки в брюхе грузовой баржи. Она начала хватать воздух.

— Джонс, — сказал он. — У тебя получится. Я верю в тебя.

— Я не уйду.

— Уйдешь, — сказал он тихо.

— Может, я только притащу полицию; может быть, я просто скажу черноногим, что…

Он крепко зажал ей рот.

— Ты можешь погибнуть. Ты можешь погибнуть, Джонс, понимаешь?

Она кивнула. Он убрал руку.

— Итак, ты исчезнешь с этой баржи, — сказал он. — Возьмешь с собой то, что я тебе дал, и позаботишься о себе сама. У меня нет для этого времени.

— А откуда было время у меня? Разве я говорила «у меня нет времени», когда выловила тебя из воды, когда дрожала так, что у меня едва не повылетали зубы, только чтобы всю ночь держать тебя в тепле, и когда я, может быть, потеряла единственного проклятого Богом клиента, который у меня вообще был, потеряла навсегда, пока прятала тебя от этих проклятых убийц, а?

Стучал мотор. Под днищем баржи что-то шептала вода.

— Мне никогда не возместить тебе этого, — сказал он. — Это все. Я просто не могу. Делай, что я тебе сказал.

— Чер…

На грузовую палубу хлынула вода, потекла по доскам, стекая сверху; о, небо, нет, не вода, завоняло бензином.

— Проклятье! — заорала Альтаир, протерла забрызганные глаза и вскочила.

— Полундра! — заорал рулевой наверху.

Сверху на грузовую палубу метеорами обрушился огонь; один фонарь разбился, вспыхнул и разлился пламенем, которое языками и змеями немедленно побежало через трюм, сквозь деревянные доски на них обоих.

— Боже мой, Боже мой! — кричала Альтаир, в панике толкая Мондрагона. — Прочь, прочь из этой дыры!

Мондрагон одновременно потянул ее, а огонь прыгнул им в лица, побежал вдоль досок, которые образовывали пол каюты и одновременно пол грузовой палубы. Ад, внезапный и совершенный ад: опаляющая жара и свет огня на их лицах, и кричащие люди; Альтаир крепко зажала в кулаке пуловер Мондрагона, пока спешила к лестнице; и Монд-рагон тоже крепко держался за нее, и так они одновременно добрались до лестницы и попытались выбраться на палубу; стена огня слева и убийственный свет на стенах и входах справа.

26
{"b":"6151","o":1}