ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Альтаир последовала его примеру — и вздрогнула, когда поставила ноги на пол. Она предупреждающе махнула Мондрагону, когда он одной рукой поднял с пола банный халат, а другой схватил рапиру.

— Минутку! — крикнула она громко. Она подняла с пола пуловер и надела его, нашла штаны, клубком тени валявшиеся рядом со шкафом, и тоже надела. Потом вытащила из лежащего на полу пояса лодочный крюк.

Когда она подкралась к двери, Мондрагон надел банный халат. — Кто там?

— Али. Они нашли твою лодку и поставили у лестницы.

Ее сердце подпрыгнуло и снова вошло в свой нормальный ритм.

— Слава Богу!

Она отодвинула засов и приоткрыла дверь на щелочку. Когда она увидела, что снаружи стоял Али, который держал в руке узел, она отворила ее шире.

— Сколько времени?

— Около половины первого. — Али сунул ей в руку узел. — Его одежда. Все вычищено. Моги хотел бы, чтобы ты увела лодку. За ней присматривает мальчик, но он же не может с тобой ровняться.

— Небо, где они ее нашли? Как ее привели сюда?

— Дэл Сулейман притащил, а теперь хочет, чтобы ты доставила его обратно. И Моги желает, чтобы лодка исчезла отсюда…

— Я уже иду, уже иду. — Она потерла свободной рукой глаза и закрыла дверь плечом, потом пошла к кровати, чтобы вытряхнуть одежду. Мондрагон подошел и взял ее под руку. Альтаир подняла свой пояс, опять сунула крюк на место, снова потерла глаза, чтобы яснее видеть, и увидела, как Мондрагон застегивает брюки. Она застегнула свой пояс.

— Ты можешь снова ложиться, — сказала она, — и немного поспать. Я точно не знаю, сколько времени, но я должна увезти назад Дэла. — Ее разум снова проснулся. — Дай мне немного разменных денег. Несколько пенни. Я должна уплатить Дэлу.

— Я пойду с тобой.

— Я уже раз тебе говорила: ты вместе со своей светлой головой остаешься в этой комнате. Я достаточно за это заплатила. — Она отыскала свою фуражку на железной стойке кровати и нахлобучила на голову. — Не уходи отсюда никуда. Неужели еще и Дэлу я должна давать по поводу тебя объяснения? Хочешь, чтобы повсюду начали об этом болтать?

— Мы уже добились этого. — Его лицо покраснело. — Что он может рассказать, чего еще не рассказала Минта-ка? Скажи!

— Ты останешься здесь! Мне не нужны еще большие трудности. Оставайся здесь! Понятно?

— Проклятье, Джонс…

— Только дай мне денег.

Он пошел к кровати, поднял один из стоящих рядом с ней сапог и достал из него монеты. Дал Альтаир четыре. И сделал мрачное лицо.

— Спасибо.

— Джонс, будь осторожна.

— Хэй, я всю жизнь плаваю по каналам. У меня тут друзья, и Дэл один из них. Только оставайся здесь. И держи дверь закрытой!

Альтаир вышла наружу и закрыла за собой дверь.

— Задвинь засов! — крикнула она Мондрагону. Засов был задвинут.

Человек, который слушается.

Альтаир повернулась к Али и фонарю и как раз вовремя, потому что он уже спускался по лестнице. Она быстро двинулась вперед на босых ногах и в быстро качающемся свете — никаких башмаков или носков для работы на канале, ну их к предкам. Получить снова собственные доски под ноги, шелковисто-мягкие и целиком ее собственные, лучше, чем улицы города, лучше ковра Моги! Она торопливо побежала за Али и догнала его у подножия лестницы.

Там ждал сам Моги, и свет фонаря блестел на его грубом лице и потной голове. Он засучил рукава. Из передней комнаты доносился гомон посетителей, беседы во весь голос, в которых почти тонули звуки гитары, все отфильтрованное закрытой дверью.

— Твой друг не идет вместе с тобой?

От Моги этот вопрос значил: «Ты намерена оставаться в этом районе? Как насчет платы?»

— Он не идет, — сказала она. — Пригляди за ним.

— Это кое-что тебе будет стоить, — сказал Моги. Желудок Альтаир судорожно сжался. Так-так! На час или два богата, а потом снова бедная.

— Хэй, он вовсе не выглядит так, что доставит большие трудности. Я тебе заплатила…

— Ты получила назад свою лодку, не правда ли? Прямо сюда доставили. Услуги обходятся дорого. Если хочешь, чтобы этот парень остался еще на день…

— Пока я не приду и не заберу его. Потом я увезу его отсюда.

Заплывшие жиром глаза Моги глядели как-то опечаленно.

— У тебя есть определенная цель.

— Это его дело. Он сдерет с меня шкуру.

— Это было только предложение, Альтаир.

— Я подумаю об этом.

— Тут нужно выяснить еще несколько сумм.

— Мы поговорим об этом, когда я вернусь. — Небо, он в своей жадности может стать опасным для Мондрагона. — Оставь его в покое, Моги! Оставь моего партнера в покое! Мы обо всем поговорим, ладно?

Моги поводил рукой.

— Исчезаю; твоя проклятая лодка ждет снаружи, а у меня клиенты.

Альтаир вышла через боковую дверь в переднюю и заспешила к навесу.

ГЛАВА 7

Лодка стояла перед лавкой подержанных товаров за лестницей Рыбного Рынка. Сонная сцена: лодка на черной воде, лодочник, дремлющий на полудеке ближайшей из четырех лодок, которые были причалены у этого угла на ночь. Но лодочник этот бодрствовал и поднял голову, когда Альтаир босиком неуверенно прошла по каменистому берегу. Али наблюдал за сценой с некоторого расстояние. Томми, мальчик из пивной, где-то здесь стоял на посту, вероятно, сидел, болтая ногами где-нибудь на самом верху моста, внимательно посматривая молодыми глазами. Альтаир воспротивилась импульсу посмотреть вверх, чтобы убедиться в этом. Томми был из людей Моги; и если Али сказал, что он тут, то он был тут, иначе Моги убил бы его.

Томми был тут, как и Дэл Сулейман, который был поднят из глубокого сна и толкал лодку через весь город, только потому что люди Моги настоятельно порекомендовали ему сделать это. Конечно, не без платы. Моги платил. Она платила Моги. Деньги за деньги.

Альтаир вступила на полудек, на свою собственную дорогую палубу, свой маленький мир из досок, который был всем, что она имела в этом мире.

— Хэй, — сказала она приветственно и поправила фуражку, чтобы ее не сдуло легким бризом — поднялся небольшой ветер; чистый воздух, чистая ночь. Едва Альтаир оказалась снова на собственной лодке, как многие вещи сразу улучшились.

— Хэй, — ответил Дэл Сулейман, держа шест обеими руками и босыми ногами упираясь в края палубы. Он встал и поджал пальцы ног — чувство канальщика для равновесия. — Хэй, чертовски проклятое время, Джонс.

— Очень жаль. Я волновалась.

— Люди Моги, понимаешь. Приходят туда, обыскивают весь берег…

— Хэй, я их не посылала.

— Как ты только дошла до того, чтобы послать отряд Моги, эх? Проклятье, приходи в следующий раз за лодкой сама.

— Дай мне шест. Я отвезу тебя назад.

— Не пойми меня неправильно, я не хотел делать лишней работы. Берешь правый борт?

Небо, это было великодушно. Дэл еще и собирался помочь ей толкать лодку. Старик спешил.

— Нет, ты можешь выкрикивать.

Она присела и убрала боковой причальный канат. Для долгой стоянки Дэл причалился бы за нос и кормовой якорь выбросил бы (если он имелся), и он бы ни в коем случае не выбрал этот каменистый шельф; здесь можно было при отливе запросто сесть на дно, как только мимо пройдет большая баржа. (Если это в настоящий момент вообще было возможно. В случае, если сгоревшая лодка и мосты уже убраны из гавани.) Совсем не в стиле Дэла тесниться на мелких причалах и у задних дверей. Старик нервничал и проявлял это в своих движениях.

Я не стану его упрекать. Оставить Миру одну и уплыть прочь с этими забияками. Она должна была действительно удивиться. Небо, небо, Дэл отправился с этими типами и просто оставил ее сидеть где-то у причала.

Лодка освободилась, проскрежетав по дну. Альтаир достала багор и перешла на левую сторону, пока Дэл отталкивался. Она ударила концом лодочного багра в каменистое дно и уперлась в него, пока Дэл делал толчок.

— Нос вправо, — сказал Дэл, и Альтаир крепко уперлась своим шестом, пока Дэл толкал своим, и нос скипа повернул в сторону моста. — Хуп. — Сигнал подъема. Альтаир приспосабливалась к ритму Дэла, так как он всегда определялся стоящим у правого борта, и продолжала толкать, и лодка скользила дальше. — Давай, — сказал Дэл, сообщая тем самым, что он со своей стороны уперся шестом в дно, и сейчас ее очередь дать лодке последний поворачивающий толчок.

37
{"b":"6151","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Колыбельная звезд
Дело о бюловском звере
Мститель Донбасса
Сердце того, что было утеряно
Он мой, слышишь?
Башня у моря
Сглаз
Большой роман о математике. История мира через призму математики
Вдохновляющее исцеление разума